Ревизионизм с китайской спецификой

                                                     РЕВИЗИОНИЗМ С КИТАЙСКОЙ СПЕЦИФИКОЙ                                                             

          Статью “Социализм с китайской спецификой: опыт марксистского анализа” (АЛЬТЕРНАТИВЫ 91) В. Н. Шевченко начинает с восторженных (марксистских, надо понимать) оценок книги “XVIII Всекитайский съезд КПК. Китайская мечта и мир”. КОММУНИСТИЧЕСКИЙ МАНИФЕСТ не подчеркивал, что это документ мечты немецких рабочих. В ЧТО ДЕЛАТЬ? Ленин разбирал особенно проблемы рабочего движения отдельно взятой страны, но без заявки на путь к реализации мечты специфически русской. В обеих  (и типично многих других) марксистских работах рассматривается эпохально-региональная конкретика мирового революционного движения, движения к социализму. Кондовый образец национальной (или, по-модному, цивилизационной) мечты – американской, альтернативной мечте интернационалистов ПРОЛЕТАРИИ ВСЕХ СТРАН, СОЕДИНЯЙТЕСЬ!

            Шевченко не столько излагает содержание книги, сколько хвалит ее и представляет СВОЕ  видение, то и другое не столько аргументируя, сколько декларируя. “Главное чувство … – Китайская Народная Республика есть действительно социалистическая страна” Чувство Шевченко разделяют далеко не все марксисты. “… понимание того, что Китай находится на начальной стадии социализма” Т. е. нечего сейчас требовать многого в плане социализма, надо потерпеть капиталистическую специфику? “… отстаивать  коммунистические идеалы – одно дело, а претворять эти идеалы в жизнь – совсем другое …”, что рьяно реализовывали век назад центристы во главе с Каутским. “ …Строительство более счастливого, справедливого и гармоничного общества также происходит постепенно и представляет собой долгий и сложный процесс”, почти в духе “движение все, конечная цель ничто” уже откровенных ревизионистов во главе с Бернштейном. Постепенно дойдут до коммунизма и США, не проходя через социализм на базе капиталистических производительных сил.

          “… за идеологическим текстом “скрывается” высокое напряжение теоретической мысли, которое направлено на совершенствование мировоззренческих и методологических проблем познания современного китайского общества”, но не марксизма. Разве может быть иначе, если текст составили адепты “последнего, итогового классика марксизма”, опирающиеся на осмысление двух революций – снижено социалистической и КУЛЬТУРНОЙ?

                                       Про “Отношение к социализму с китайской спецификой

                                                      в современной российской литературе”

         “В либеральном секторе общественного сознания России естественно абсолютно доминирует мнение, что Китай является капиталистической страной” Мнение предметно не оспаривается, но есть ссылка на альтернативное МНЕНИЕ академика М. Л. Титаренко и декларация, что “Многие авторы именно в таком (не согласном с Титаренко – А. М.) духе и пишут про социализм в Китае, тем самым искажая всю сложность и подлинный смысл перемен в социалистическом Китае”.

          “Другой взгляд … в устарелости антиномии капитализм-социализм …” Опять вместо предметного разбора аргументации оппонентов – поминание их взглядов и ссылка на взгляды альтернативные. Т. е. – фиксация плюрализма мнений. Впрочем, китайская специфика и по Шевченко – устарелость антиномии капитализм-социализм: см. дальше отстаивание социалистической триады с классом капиталистов.

        И, наконец, мораль, полезная для любителей “национальных специфик марксизма” … “В среде марксистов давно существуют противоречивые взгляды по поводу природы социализма” Я не думаю, что противоречивые (в смысле путанные, непродуманные) взгляды у Классиков (Мао не считаю не только Классиком, но и просто марксистом). Очень противоречивые, часто путанные, марксистски непродуманные теоретические взгляды бывают в среде марксистов (тем более у маоистов) – при осмыслении практики, даже экономически выгодной, после Классиков.

                            Антиномия “Марксистский социализм и формационный подход”

            “… некапиталистический путь сильно отличается от европейского пути к европейскому социализму … Его перспективы, кажется, сегодня совсем уже утрачены. Здесь перед марксизмом стоит реальная проблема” Ценителю православия (см. ниже), раз ему кажется, стоит перекреститься. Если европейский путь к европейскому социализму утрачен – что же делать несчастным европейцам – оставаться навсегда в капитализме или становиться азиатами, африканцами и т. д.? И Шевченко было бы приличным реально заняться проблемой, индуцированной им – расширением марксизма на предмет европейских и прочих вариантов рабовладельческого строя, феодализма, капитализма, их утраченных перспектив, альтернатив им нерабовладельческих, нефеодальных, может и некапиталистических европейскому капитализму. Несправедливо изгаляться только над социализмом.

                        Почти “Немного об истории и смысле некапиталистического социализма”

           Уже в названии раздела Шевченко без оснований подбрасывает диковинное понятие некапиталистического социализма, никак не объяснив его, не сославшись на какое-то обоснование. Я хотел бы стразу уточнить – а первобытный, “азиатский”, рабовладельческий, капиталистический и, конечно, коммунистический – социалистический, в конце концов – социализмы возможны, действительны? Как и все их отрицания с частицей НЕ? Особенно мне интересно про капиталистический социализм и социалистический капитализм.

           А затем Шевченко опять обозначает плюрализм мнений, теперь преломляя его в плюрализме цивилизационном. Я никак не могу найти внятного толкования цивилизационности, кроме как раздирания единого общества Земли (с единой формационной историей) на множество раздельных цивилизаций с их разномастными закономерностями, т. е. как почти возвращения к уровню античных авторов, описывающих разные “цивилизации” без малейшего понимания формационности истории. Частыми прикрытиями у цивилизионщиков являются тоже разные, по странам и эпохам, конкретики единых по сути национального духа, пассионарности и прочего националистически-мистического вздора. Некапиталистический социализм и вся остальная подобная белиберда хорошо вписываются в плюрализм цивилизаций (т. е. конкретных обществ в формационной истории, но с приданием им заумной многозначительности переименованием обществ в цивилизации). Сам Шевченко в соответствующем абзаце ставит себя над мнениями.

         Но сразу в следующем срывается: “Путь России не укладывается в формационную схему европейского развития, о чем сообщил К. Маркс …”, т. с., тоже ревизионист. Про “сообщение” Маркса – потом. Сначала – про не укладывание в схему пути России.

          На рубеже V-VI века сильная власть Меровингов сломала дофеодальный строй и утвердила ранний феодализм во Франции. На рубеже первого-второго тысячелетия сильная власть Рюриковичей сломала дофеодальный строй и утвердила ранний феодализм на Руси. Для хронологии процессов показательны принятия христианства франками и русичами. Ранний феодализм во Франции – с мелким и крупным аллодом, на Руси – с общиной и кормлением (хотя различие не абсолютное). Но и в Англии, история феодализма которой особенно близка французской, ранний феодализм тоже с преобладанием общины и бокленда-кормления. Специфики феодальных революций и ранних этапов определялись предшествующей историей. Во Франции пришлось сильной властью ломать выразительный рабовладельческий строй, на Руси – традиционный “варварский” (со значимым рабовладением), но сломы не сняли специфик обществ после сломов. В Англии Рим сломил “варварство”, но выразительный рабовладельческий строй лишь наметил. Традиции гасило вторжение германцев. Ломать было почти нечего, феодализм утверждался слабыми режимами по крошечным королевстам, а ранний этап был промежуточным, но неизбежно ближе к одному из вариантов. И Русь на “варварских территориях” неизбежно отставала на века от стран, подчинявшихся Риму именно века.

           В VIII-IXвеке сильная власть Каролингов сломала ранний феодализм и утвердила ленно- крепостной строй во Франции. В Англии силу Уэссекской династии урезало нашествие викингов – но и она, веком позднее, установила ленно-крепостной строй. В XV-XVI веке тоже сделала сильная власть Московских правителей. Национальная конкретика явлений была (без всякой цивилизационной мистики) неизбежно разная. А Батыев погром и Ордынское иго задержали развитие Русского государства на век, два. Подъем городов и пр. во Франции начала второго тысячелетия трансформировали ленно-крепостной феодализм (зрелый классический) в несколько иной (перезрелый классический). В близких сроках и формах это произошло в Англии. То же сделали городские восстания и вывод посада в городах из-под власти феодалов, др. в Русском государстве середины XVII века. Франция и Англия централизовались сословной монархией. В Русском государстве второй половины XVII века тоже намечалось усиление монархии. Но уже была продвинутая Западной Европы. Сильное государство перезрелого феодализма с Петра приняло форму надстройки позднего феодализма – абсолютизма. Петровские преобразования несколько ускорили развитие России, культуре и церкви придали послевозрожденческий и послереформационный вид; но строй остался классическим феодальным – модифицированным.

           В XV веке во Франции и Англии крепостной строй был изжит, в России в 1861 году отменен. Над поздним феодализмом (с национальным рынком и пр.) надстроился абсолютизм (в давно самодержавной России прекратились частые свержения царей и т. п.).

          Буржуазные революции – 1640, 1789, 1905. Закрепляющие режимы – Кромвеля, Наполеона, Столыпина. Затем – Реставрации (в России – распутинщина). РЕСТАВРАЦИИ “славно” (сравнительно легко, без ожесточенной классовой борьбы) свергались “малыми, вторыми революциями” – 1688, 1830, Февральской (ФЕОДАЛИЗМ был свергнут раньше “великими, первыми”).

          При неизбежных эпохальных (особенно в России, испытывающей воздействие гораздо более развитых стран) и региональных спецификах путь России вполне укладывался в формационную схему “европейского” развития. Берусь обосновать это и для разных стран от США до Японии. Не укладывается в “схему” развитие нашей страны с Октября. Но только с пониманием формационной аналогии Февраля Революциям 1688 и 1830 и пониманием неизбежной деформации канона “схемы” в России более развитыми странами можно понять Октябрь и его последствия – с марксистских позиций, без всякого цивилизационного ревизионизма.

          Теперь по ‘’сообщению” Маркса. Маркс еще в последнем Тезисе о Фейербахе “сообщил”, что познанный мир нужно целенаправленно преобразовывать (это давняя банальность в плане производства, опирающегося на естествознание), а не просто плыть по познанной стихии. Концепция перманентной революции говорит о возможности ускоренного прихода к коммунизму отсталых стран с опорой на развитые. Подобное не редкость в истории даже до познания ее законов.  Маркс и Энгельс говорили о Мировой революции стран разного уровня развития. В обращении к народникам Маркс, а в предисловии ко второму русскому изданию Коммунистического Манифеста вместе с Энгельсом, “сообщает”, что Россия не обязана повторять до мелочей естественную историю Запада, а может придти к коммунизму искусственно на буксире именно Запада, даже не только тянущем, но и толкающем. Это не добавочный эксклюзив, а вывод из основ марксистской науки. Сами Маркс и Энгельс уже в середине века не поджидали Революцию сначала в Англии, а перманентно готовили ее в гораздо более отсталых Франции и Германии. Октябрь, социализм XX века показали возможности сознательного изменения естественной истории даже большие, чем рассчитывали ВСЕ Классики. Но “крах социализма” (а до него II Интернационала) показал и недостаточный еще уровень развития марксизма для вполне успешного преобразования естественной истории, даже не вполне успешное познание ее естества (ошибка в расчете на естественный финал капитализма в развитых странах век назад и др.). Потому, в том числе, шатания даже истовых марксистов  вообще,  цивилизационный ревизионизм некоторых в частности и (это уж для красного словца) блуждания Шевченко в особенности.

         “Народники как раз и ставили вопрос о том, что капитализм в стране невозможен. У них появилось зачатки видения (визионеры этакие; не одному Шевченко кажется – А. М.) принципиально иного – некапиталистического пути исторического развития. К. Маркс подержал их …” Домарксисты предложили немарксистский вздор и деморализованный Маркс поддакнул им, не пытаясь с позиций марксизма обосновать рациональный момент общего вздора? Ленинцы приняли аграрную программу эсеров, как похабный Брестский мир, немыслимый ранее НЭП и прочее вынужденное в неожиданных условиях отдельно взятой от “запаздывающей” Западной революции России. Но Октябрь, позитивная составляющая социализма XX века базировались не на народничестве; а даже левые эсеры быстро кончились. – “На возможность возникновения … некапиталистического социализма нельзя (это почему же? – А. М.) смотреть только как на некоторую особенность отдельной страны, которая якобы не отменяет магистральной линии формационного развития” Социализм XX века в не самых развитых странах не отменил магистральной линии – от капитализма к коммунизму, как и всей формационной истории, только обозначил особую сложность перехода от классового общества к послеклассовому. Названный социализм возник не в Средние века, а когда капитализм в развитых странах не только существовал, но и перезрел. Своеобразный обход части капитализма (Октябрь был после победы капитализма с 1905, полностью в 17 году до Октября) осушествлялся на основе марксизма из капиталистических стран, с учетом опыта пролетарского движения передовых стран, начинался как диктатура пролетариата (особенно в 19 году власть рабочих Советов в городах и батрацких комбедов в деревне). А в Китае, феодальном (при всех неизбежных регионально-эпохальных спецификах), социализм начинался на буксире СССР, сначала фактически как путь социалистической ориентации, скорее в духе Монголии, нежели нашей страны.

           “… она (Россия) попала в исторический тупик в начале XX века” Чего ради? С начала XX века вне социализма до сих пор как-то развивались страны тогда примерно типа России, даже более отсталые и зависимые – Турция, Индия, Бразилия, Мексика и многие другие. Может, тезис Шевченко – отрыжка мнения марксистов начала XX века, Ленина о уже формационной финальности капиталистической формации в развитых странах и потому перспективах некапиталистического, перманентного движения к коммунизму стран отсталых в рамках Мировой революции? Ошибочность того мнения сейчас остается лишь констатировать, а цепляние марксистов за ошибки – на пользу антимарксистам.

           “Россия не может  стать капиталистической страной ни в начале XX века …” Действительно – не МОЖЕТ, а СМОГЛА: генезис капитализма в XIX веке, победа его в начале XX – потому тогда (не раньше) оказался возможен Октябрь, под руководством марксиста Ленина (первая его большая работа – РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ), а не эсеров. “… ни в начале XXI века” А какой строй не один год в РФ? Некапиталистический несоциализм или еще что-то причудливое? Шевченко запутался. СРАЗУ за уверением, что Россия НЕ МОЖЕТ БЫТЬ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ НИКОГДА, он же удивляется “Почему … ?” и опровергает себя “… может, но это будет капитализм колониального типа …”, т. е. все же капитализм. Или рабовладение античной Греции – это не рабовладение под гнетом Рима, какой-нибудь рабовладельческий несоциализм или подобное? А феодализм в колониальной Индии – если и феодализм, то специально капиталистический или что-то в этом духе? Ну, а в РФ – капиталистический социализм или иное вычурное? Так или иначе, смазав формационную принадлежность РФ, Шевченко все же заключает: “… капитализм зависимого и отсталого типа развития” И что? В прошлом капитализм зависимый и отсталый Северной Америки сейчас лидирует, быстро развиваются Южная Корея и другие, в начале XX века феодальные, колониальные страны. И что это за отсталый тип развития? С формационных позиций феодальные страны отстают от капиталистических, страны раннего капитализма от стран капитализма развитого и т. д. Отсталые страны обычно имеют проблемы во взаимоотношениях с более развитыми (но и, например, буржуазные Польша, Прибалтика, Финляндия конца XIX имели проблемы в рамках феодальной империи). Это банальность неравномерного развития человечества, требующая конкретных рассмотрений, а не конструирования отсталого типа развития. И у этого конструирования Шевченко есть скверный момент… “Для России как великой державы это (отсталый тип развития) неприемлемо абсолютно. Но куда стране держать путь в этих условиях?” Марксист обеспокоен проблемами великодержавия путинской РФ? Какое отношение не социалистическое великодержавие имеет к проблемам социализма? Как ставит проблему Шевченко в отношении не великих стран?

          “Только уникальное стечение обстоятельств в 1917 году позволило России вырваться из капиталистической системы” В самую точку. Если бы не уникальное стечение обстоятельств, Россия долго развивалась бы как капиталистическая страна, типа Турции, Мексики и др. Формационный тупик капитализма в самых развитых странах и на их буксире в остальных век назад – ошибка марксизма. “Современный капитализм по свое сути – это, прежде всего, США+Великобритания, одним словом, англо-саксонская цивилизация” С марксистских позиций разные авторы определяют современный капитализм как поздний, финальный, глобальный ЭТАП КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ ФОРМАЦИИ. Современный капитализм как англоязычная цивилизация (но почему-то без Канады, Австралии, Новой Зеландии, отчасти некоторых других бывших колоний Англии) – нелепость вроде того, что рабовладельческий строй (Китая, например) – цивилизация по своей сути (греко-)римская. А каков капиталистический статус германоязычной Германии, франкоязычной Франции и прочих “цивилизаций”? Отличный от статуса “США+Англии”?

          “Выход из тупика указала Октябрьская революция. И тогда  возникает задача специфически советского видения (опять не понимания, а визионерства – А. М.) природы социализма …” Страна по непонятным, но, несомненно, жгуче цивилизационным, причинам век не может быть формационно капиталистической, в отличие от других стран уровня СССР. Цивилизационное стечение специфик России позволило вырваться из череды формаций, в некую неформационную цивилизацию?  Цивилизационность разъедает жалкую формационную историю? “СССР строит … некапиталистический социализм” Во, как! А кто-то строит социализм капиталистический? Для марксизма некапиталистический социализм – примерно масло масляное.

           “Впервые тогда и возникает проблема некапиталистического социализма …” А раньше Маркс и Ленин мечтали о “социализме капиталистическом”, может как Бернштейн? – “… который имеет свои корни в развитии докапиталистического аграрного государственно-общественного строя в стране, но который ни в коей мере не сводится к крестьянскому социализму” Аграрный государственно-общественный строй и крестьянский социализм – это что еще за причуды? Формации или ступени формаций? Или цивилизации либо формационно-цивилизационные помеси? Социализм СССР имел корни в стране раннего капитализма с сильными докапиталистическими пережитками и элементами капитализма тогда самого передового  (и некоторую опору на самые развитые страны). Были и есть идейные течения и реальные образцы условно “крестьянского социализма” разных типов. Народники мечтали об идеализированном феодализме без феодалов  (реальный прообраз – например, феодализм в Сербии и Черногории сразу после ликвидации собственности турецких феодалов). Эсеры отстаивали интересы крестьян капитализма, которые свободно расслаивались на кулаков и батраков, т. е. больше интересы кулачества. И многое другое по странам. Колхозный строй был важнейшей, но не определяющей  составляющей социализма в СССР. – “… пути развития государств-цивилизаций (империй) (Россия, Китай, Турция и т. д.) как стран в разной степени периферийного капитализма”. Государства-цивилизации периферийного капитализма = империи? А США и даже Британская империя – не империи? И какие Россия, Китай и Турция имеются в виду – современные или Российская, Цинская и Османская империи; а также СССР? Наконец – а как же с малыми странами, не достойными титула ИМПЕРИЯ?

           “И потому для России оказывается практически возможным не марксов европейский социализм, а российский социализм или социализм с российской спецификой. Марксизм в России постепенно приобретает российскую специфику … в  современном Китае … он “китаизируется”” делает из своего “марксистского анализа логические выводы“ потаенный цивилизационщик. Я не видел выше любого серьезного анализа (тем более марксистского), я не вижу логики вывода из того “анализа” – только поверхностные, легковесные рассуждения путанного “марксиста-цивилизационщика”, т. е. ревизиониста. Смею думать, что ни анализа, ни логики не видят многие другие читатели. А европейский социализм Маркса – это придуманная цивилизация наряду с реальными евразийским социализмом Ленина(-Сталина-Хрущева-Брежнева), азиатским социализмом Мао(-маоистов) и др.?

             Но Шевченко стремится подать себя не ревизионистом в духе Бернштейна, а творческим центристом типа Каутского… “Следует обязательно (! –А. М.) здесь добавить (к ревизии европейски ограниченного Маркса? – А. М.), что речь идет только о формационном понимании исторического процесса, когда неравномерность его развития порождает с неизбежностью переход от зависимого и отсталого незападного капитализма к незападному социализму (в рамках незападной цивилизации? – А.М.).  А цивилизационная специфика страны выступает сегодня основой для выбора и обоснования ею собственного пути развития”. О неравномерности исторического развития писали Маркс и Энгельс, особенно Ленин; специфики стран вообще можно отрицать только от небольшого ума. Ленин зарубежным коммунистам крайне рекомендовал применять опыт Октября с учетом конкретики их стран. Но Классики, очень актуально Ленин всегда подходили к неравномерностям и спецификам с единых позиций ОСНОВ МАРКСИЗМА, без домарксистской цивилизационщины. Советские историки пытались за неравномерностями и спецификами общества выявить формационное единство истории. Получалось и не слишком хорошо. Вопреки попрекам цивилизационщиков за нивелирование разнообразной истории формационным подходом этот подход выдерживался далеко не всегда. Например, в духе ошибочного принятия аналогии даже Марксом державы Каролингов и Рюриковичей (хотя первая ранний феодализм уничтожила, вторая – утвердила) к ФОРМАЦИОННО РАННЕМУ феодализму относили и общинно-боклендный строй Руси, и ленно-крепостной Франции до начала второго тысячелетия. Ведь страны были близки территориально и эпохально, природно и этнически – “цивилизационно”. Державы Каролингов и Рюриковичей – в том числе. Но по-настоящему развернулись советские марксисты-расстриги. Например, С. Дзарасов объявил феодализм России иной цивилизацией относительно синхронного капитализма Западной Европы и этим “обосновал” “некапиталистическую цивилизацию XX века” нашей страны (АЛЬТЕРНАТИВЫ 86).

                                         А “Как понимать китаизированный марксизм”?

                                      А что значит руссиированная квантовая механика?

          “Сегодня стало общеизвестным утверждение, что в эпоху глобализации модернизация идет с учетом национальных особенностей” Это чье-то великое открытие? Или любой понимает и так, что общее локально ВСЕГДА конкретизируется, что пока существуют нации и модернизации – последние НЕИЗБЕЖНО с какой-то национальной спецификой в любой эпохе? – “Но смысл остается прежним” Не понимаю смысла этой фразы. – “Модернизация, как становление современного общества, постоянно соотносится с экономическими, технологическими параметрами западного (для Китая Европа и США – примерно одинаково и с запада, и с востока – А. М.) общества и западными критериями жизни” Переводя с цивилизационной зауми на марксистский язык – формирование высших образцов капитализма и социализма в отсталых странах постоянно опирается на достижения стран самых развитых. А иначе может быть? – “Но Китай говорит о собственном пути развития” Чтобы ни говорил Китай, он развивается либо по капиталистическому пути, либо социалистическому – в любом случае в тех или иных конкретных формах, более или мене удачных, как любая современная страна (капиталистический и социалистический пути дополняются путями капиталистической или социалистической ориентации в очень отсталых странах). – “И это совсем не проблема догоняющей модернизации …” Угадайте – чего? “Cвой собственный национальный путь развития в условиях глобализации требует самостоятельного творческого, подлинно научного анализа” Что хочет сказать Шевченко? Что в наше время неприемлемы модернизации типа Северной Америки колонизаторами или жестоких преобразований Петра? Что сейчас полезно опираться на науку? Эти банальности – для всех стран; но не у всех есть возможности Китая (природный и демографический потенциал; начальная помощь СССР; экономически выгодное сожительство социализма Китая  с капитализмом США и т. д., сначала в пику “ревизионистам” СССР, но под его  прикрытием; и прочая неизбежная конкретика формационной истории конкретной страны).

         “Концепция научного развития … была сформулирована 4-м поколением китайских руководителей (не Конфуцием или Великим Кормчим? – А. М.)… Ее трактовка в российской литературе обычно сводится к тому, что эта концепция предусматривает гармоничное развитие всех сфер общества на основе соединения марксизма с реалиями Китая и особенностями современной эпохи. Такая трактовка правильная…”, излагает свое видение Шевченко. Против гармоничного развития всех сфер общества вряд ли возражали любые модернизаторы, только гармонию понимали по-разному (а СССР всегда вынужден был развиваться негармонично, с перекосом в пользу технико-экономического базиса своей, позднее и других, включая Китай, социалистических стран, безопасности). Ленин же прекрасно соединил марксизм с реалиями своей страны и особенностями своей эпохи – можно только поучиться у этого не цивилизационщика. – “… но она не раскрывает всего богатства концепции”, возможно более богатой, чем “концепция” Ленина? Во-1, к марксизму было добавлено “обращение к китайской (архаичной – А. М.) традиции, к конфуцианству (Античности и Средних веков – А. М.)”. А во-2, было “… еще и указание на то, в каком периоде в цикле перемен находится страна”. Вот чего не хватало Марксу и Ленину – понимания, в каком периоде цикла перемен находились при их жизни Западная Европа и Россия. А то был бы коммунизм с 1980 года во всем мире! Не на КАПИТАЛ надо было тратить время, не на подготовку Октября (с осмыслением, на какой стадии находится капитализм, в периоде революционной ситуации или нет находится страна, какова динамика кризисности экономического цикла и т. д.) – на изучение мудрости КНИГИ ПЕРЕМЕН, всей конфуцианской и прочей китайской традиции. Или полезна мешанина из марксистской науки и китайской традиции? Или может, марксизму нужна средневековая схоластика именно  Европы, отличная от средневековой схоластики Китая, а марксизм китайской цивилизации вообще нужен не очень (тысячи лет обходилась)? Марксизм “совершенствовали”, разбавляя неокантенианством, эмпириокритицизмом, богоискательством, тем же народничеством и еще черт знает чем. А сейчас модно размывать домарксистской цивилизационщиной. В разбираемой статье марксизм ревизуется с китайской спецификой. – “В отечественной литературе недавно было обращено внимание на то, что связь малого процветания с циклическим развитием “для европейцев была потеряна”” По краткой фразе предметно судить невозможно даже специалистам о китайской специфике. Если не просто было обращено внимание, а была кем-то доказана польза марксизму от момента китайской специфики – остается ждать соответствующего дохождения открытия до марксистов. Пока же – мнение вскользь ничего не доказывает; разве, что самому Шевченко. – “С моей же точки зрения, можно с уверенностью сказать (скромно и с достоинством с точки зрения Шевченко – А. М.), что научный подход исходит их представления о циклическом характере исторического развития китайского общества” С моей же точки зрения, научный подход (в плане математики, марксизма и т. д.) не имеет национальных специфик, кроме терминов национальных языков (и то не всегда). Во всяком случае, нужно хорошо доказывать, что архаические представления о характере исторического развития одной из стран имеет для науки значение особое, несравнимое с представлениями других “цивилизаций”, объяснить богоизбранность для науки средневековых представлений именно означенной страны.

           В следующем абзаце Шевченко излагает представления мыслителей с китайской спецификой феодализма, если не рабовладельческого строя, и слепо принимает именно их – хотя мыслители рабовладельческого строя и феодализма других стран априорно не хуже. А уверовав – уверенно пишет: “Циклическое видение китайской истории очень напоминает и созвучно с циклическим характером развития России”. И дальше излагает (не доказывает) “эпохальное открытие”, которое проморгали буржуазная наука и марксизм, но которое якобы вытекает из средневековых и более ранних представлений мыслителей “специфической цивилизации”. Поскольку он не ДОКАЗЫВАЕТ – я о его МНЕНИИ выскажусь тоже без аргументации: ВЗДОР. Исходя из своего знания истории, считаю, с уверенностью не менее Шевченко – его мнение специалисты не примут (при возможных исключениях, подтверждающих правило).

          “В больших государствах-цивилизациях, которые оказались в экономической зависимости от западных стран (нет, чтоб сказать – от развитых капиталистических, как ранее Китай от Японии, например; но нельзя формационной заразой нарушать непорочность национально-географической цивилизационности – А. М.), стал развиваться периферийный капитализм”, формационно невнятный, но цивилизационно однотипный в России, Китае, Индии, Бразилии – больших странах? А в небольших?

            Свой опыт “марксистского анализа с китайской спецификой” Шевченко углубляет обращением к Адаму Смиту, т. с. классику марксизма до Маркса, исчерпывающе объяснившему феодальную специфику Китая сравнительно с раннекапиталистической Голландией. К сожалению, объяснение представлено только мнением, без его аргументации. Впрочем, это общий метод Шевченко, больше приводящего свои и чужие мнения, сообщения, а не систему аргументов. Он ссылается и на мнение “экономиста и социолога” Дж. Арриги (не сообщив – марксист это, цивилизационщик или помесь; интернет моего интереса не удовлетворил). Мнения двух величайших в как бы марксизме авторитетов достаточны “для понимания природы некапиталистического социализма в современном Китае, а также и других схожих по истории стран“. Особенно восхищает гений из XVIII столетия, подкрепивший концепцию некапиталистического социализма, придуманную веками после, стараниями двух авторитетов применимую не только к Китаю, но и в других, схожих по формационной истории “цивилизациях”.

                                 Про “Цивилизационный подход и теория формаций К. Маркса”

           “Таким образом, формационный анализ развития общества, который был разработан К. Марксом, интегрирует в себя в современную эпоху цивилизационный анализ” ТАКИМ ОБРАЗОМ – эссеистки свободными рассуждениями, приводимыми мнениями и т. д. – можно интегрировать все во все. Сколько опровергали и Классики разные интегрирования в марксизм буржуазной всякой всячины – все неймется. Сейчас острейший зуд ревизионистов – интегрирование в марксистский анализ домарксистской цивилизационщины. Классики не знали о ней? Или им не хватало ума Шевченко, чтоб увидеть прелесть смакования непонятых (временно) специфик конкретных обществ (виноват – ЦИВИЛИЗАЦИЙ!) формационной истории? – “Соединение конфуцианства с марксизмом …” то ли простодушно, то ли цинично заявляет свое намерение ревизионист. Я не слишком хорошо знаю историю ревизионизма – по памяти могу назвать классиков для ревизионистов Бем-Боверка, Авенариуса, еще каких-то авторов Нового времени. Я знаю, что классиками КПРФ стали Христос, Аллах и Будда. Но чтоб классиками ревизионизма были Платон, Бадаряна и прочие “коллеги” Конфуция по рабовладельческой формации – или их средневековые адепты – такое мне неизвестно. Наверно, если такое и бывало то, как малозаметные чудачества. Но, похоже: чем ближе капиталистическая формация к финалу, тем ревизионисты оголтелее. Даешь улучшение марксизма Античностью! И не вкраплениями в марксизм отдельных находок, а типа соединения марксизма и конфуцианства на равных. Или безотносительно к формациям конфуцианство имеет особый статус как религия специфической цивилизации (с формационной историей или нет – все равно)? – “Движение по пути социализма наполнено тем глубоким смыслом, что происходит постепенное проникновение циклического характера развития отдельной цивилизации и формационного, и в этом смысле направленного развития мировой системы в целом” Читатели АЛЬТЕРНАТИВ в массе прошли формационную, марксистскую школу – не цивилизационскую и конфуцианскую. Без ОСНОВАТЕЛЬНОЙ аргументации или ссылок на ШИРОКО ИЗВЕСТНУЮ литературу заявления типа последней цитаты для таких читателей – пустые декларации. Примет сам Шевченко чьи-нибудь предложения соединить марксизм с какими-то эгалитарными, циклическими и прочими учениями прошлого не Китая? Или годятся только специфические китайские либо вообще одно конфуцианство? – “Только на этом пути возможна реализация тех принципов, которые составляют суть марксова понимания коммунизма …” До этого пути больше века марксисты прозябали без соединения с китайской религией (глупые богоискатели начала XX века – не там искали), прохлопали Мировую революцию, Ленин трепыхался в отдельно взятой стране – и зря: социализм вне Китая пережил крах. А КНР пережила и компанию критики конфуцианства, всю Великую Культурную Революцию и пр. – благодаря тому, что при самых суровых критиках конфуцианства цепко держалась за него? А Мао – более велик, чем Ленин, как указал Линь Бяо. Я не буду разбирать абзац дальше – дальше безапелляционный и бездоказательный вздор не лучше прежнего, ничем не лучше попыток оплодотворять марксизм эмпириокртицизмом и прочих амбиций классического ревизионизма.

                                                          А “Что такое исторический коммунизм”?

           Не путать с коммунизмом неисторическим, как некапиталстический социализм – с социализмом капиталистическим. Сколько еще нелепых неологизмов придумают ревизионисты?

           “Всемирно-исторический спор социализма с капитализмом как двух общественных систем нужно рассматривать с позиций историзма, как требует марксизм …” Банальность. Еще бы про практику, как высший критерий истины. Или 2х2=4. Может, кто-то и не знает …

            “К. Маркс говорил о том, что ”между капиталистическим и коммунистическим обществом лежит период революционного превращения первого во второе …” … Ленин также указал на теоретическое (? – А. М.) содержание этого переходного периода, который не может не быть “периодом борьбы между умирающим капитализмом и рождающимся коммунизмом” Эти и другие правильные положения классиков относятся к характеристике того, что можно назвать “идеальным коммунизмом”” По Шевченко коммунизм, который установится за период диктатуры пролетариата, за период борьбы между умирающим капитализмом и рождающимся коммунизмом – идеальный коммунизм? А без этой диктатуры, без борьбы между старым и новым, тоже коммунизм, но неидеальный – например, “скандинавский коммунизм”? Или какая-то известная другая реальность?  Или какое-то открытие Шевченко? Или он просто не доводит логику своих мыслей до конца? Между феодализмом и капитализмом лежит переходный период – буржуазная революция с буржуазной именно революционной диктатурой (канон – якобинцев) и с последующей диктатурой закрепления (Кромвеля, Наполеона, Столыпина) раннего капитализма. С победой раннего капитализма достаточно жесткая диктатура достаточно долго пестует этот капитализм (канон – Англия XVIII века), только после чего диктатура буржуазии обретает непереходный, законченный буржуазно-демократический вид (в Англии – с середины XIX века). Страны поздних переходов к капитализму проходят подобные ступени с учетом опыта первопроходцев, в борьбе с их доминированием и пр., но в принципе по той же схеме. Без переходной диктатуры разных ступеней и специфик полная победа капитализма (хоть идеального, хоть неидеального) невозможна при любых “цивилизационных” частностях. В отношении коммунизма может быть иначе, в духе мечтаний социал-оппортунистов? – “Они (правильные положения Классиков) говорят о том, что на мировой арене социализм может победить первоначально только в ряде передовых капиталистических стран. И это будет социализм послекапиталистический (а когда будет социализм докапиталистический? – А. М.)” Из именно  приведенных правильных положений Классиков не следует, что социализм может победить первоначально в немногих передовых капиталистических стран. Пафос Маркса и Энгельса – Мировая революция. Ленин не отказался от идеи Мировой революции, до смерти надеялся на припозднившуюся Западную революцию, о десятилетиях отдельно взятого СССР никогда не мечтал.. Но Мировая революция в принципе не может начаться в один день и час в разных странах, должна распространяться по миру недели, месяцы, годы (десятилетия или столетия – это уже мировая революционная ЭПОХА). И даже тезис, что Мировая революция может НАЧАТЬСЯ в отсталой России – не Ленина. За треть века до Октября Маркс и Энгельс писали о том же в предисловии ко второму русскому изданию Коммунистического Манифеста. Но все Классики полагали такого пионера на ТОЛКАЮЩЕМ так или иначе буксире стран, до коммунизма вполне дозревших (дающих марксизм, опыт пролетарской борьбы и пр.; затем прямую помощь победившего коммунизма). Отличие всех предыдущих межформационных революций – веками распространение по миру “на ТЯНУЩЕМ буксире” самых развитых стран.

           “На практике все получилось иначе” – вопреки правильным положениям Классиков?  Шевченко назвал важнейшую проблему современного марксизма, очевидную и без цивилизационных блужданий.

                         *     *     *

          Главный закон марксистской социологии – тип производственных отношений (ядро всех общественных отношений, общества) задается в первую очередь уровнем производительных сил. Первые и вторые в единстве – способы производства; во времени – формации. Комплекс менее значимых общественных законов придает формациям качественную выделенность. Устойчивый рост производительных сил влечет за собой неуклонные перемены производственных отношений, с тем смены формаций. В классовом обществе значима надстройка, которая задается производственными отношениями, но автономна от них и с обратной связью. Смены формаций, социальные революции происходят тогда, когда производительные силы перерастают старые производственные отношения. В классовом строе новые производственные отношения преломляются в новых классах, которые вырабатывают новый быт, новую идеологию, новую культуру и пр. Новые классы свергают, уничтожают старые с их надстройкой и культурой. В Англии генезис (раннего) капитализма происходил в рамках (позднего) феодализма на базе т. н. малой промышленной революции XVI века. На рубеже XVI-XVII века новый уклад, новые классы (“новое дворянство” в первую очередь) задали новую культуру (Гильберт в физике, Гарвей в биологии, Бэкон и Чербери в философии, Иниго Джонс в архитектуре и пр.; кризис поздней феодальной культуры особенно выразил поздний Шекспир). Обозначились противоречия нового и старого (перепалки Парламента с монархией и т. д.), возникла революционная идеология (адаптированный кальвинизм). Феодализм первой половины XVII века ответил реакцией, абсолютизм стал реакционной диктатурой, буржуазия была придавлена. Но неуклонный рост производительных сил и с тем всего нового привел к революционному слому всего реакционного Английской революцией середины XVII века. Режим Кромвеля победу капитализма закрепил. Реставрация 1660 года стала возможна потому, что нужна была победившей буржуазии. А когда стала ей ненужной, то “славно”, одним щелчком (не социальной революцией, а политическим переворотом) была отброшена. Началось полное господство раннего капитализма, потому быстрый рост производительных сил (промышленный переворот) и на его базе генезис классического капитализма, утвердившегося к середине XIX века (первый капиталистический социальный переворот) по общей схеме с рассмотренной социальной революцией. Можно показать, что по такой схеме происходили разные буржуазные и остальные социальные революции (и социальные перевороты внутри формаций), в том числе переход от первобытного строя к классовому. Нужно полагать, что подобным образом должна произойти каноническая коммунистическая революция в самых развитых странах. Можно привести резоны, что соответствующие стадии генезиса и предреволюционной реакции самые развитые страны уже проходят (см. мой сайт mag-istorik.ru). Мои предложения базируются на работах Классиков и разработках марксистов XX века, прежде всего советских историков. Десятки лет плотных занятий историей с марксистских позиций убедили меня, что все проблемы этой науки разрешимы с тех позиций, с их развитием, конечно, но без привнесения в них идеологии буржуазной – тем более феодальной или рабовладельческой. Допустимы и полезны усвоения из трех последних фактических данных, отдельных идей. Интересны примеры угадывания в прошлом каких-то достижений современной науки вообще, марксизма  в том числе. Но не более того.

           Естествознание давно стало непосредственной производительной силой, средством сознательного изменения природы. Перелом произошел в эпоху Возрождения – доказательство (и ИСПОЛЬЗОВАНИЕ) факта шарообразности Земли и концепция Коперника в первую очередь. Два выдающихся достижения вполне обозначили два направления прикладного естествознания: прогнозы естественных явлений и практическое использование теоретических разработок для изменения естественных явлений. И каутскианцы, и ленинцы вполне признавали качественное превосходство марксизма над остальной общественной наукой. Но первые пытались только  угадывать, когда естество истории автоматически выведет на социализм, коммунизм (в том числе на автоматическом буксире развитых стран и отсталые), что на практике означало оппортунизм до подходящих времен. В их позиции была своя логика, но была и блажь, что закономерности общества и сознательная активность конкретных людей – две большие разницы. Хотя действительно – достаточно большие разницы были до познания законов естества (хоть природного, хоть общественного). Например, при переходе к капитализму в Англии сначала производительные силы стихийно перерастали старые производственные отношения (люди занимались производством, не понимая, что они развивают производительные силы). Новые производительные силы стихийно задавали новые производственные отношения, формировали новые классы (представители которых лишь смутно ощущали какие-то изменения в собственном статусе). Сформировавшиеся новые классы стихийно, автоматически и неизбежно вырабатывали новые представления, свою идеологию, доходя и до новой науки, если не сами, то стимулируя отдельных представителей старых классов или промежуточных слоев, в старом еще обществе более интеллигентных (Бэкон и др.). И с почти автоматически возникшим новым мировоззрением целенаправленно свергали старые классы. Только нечто в этом духе пропагандируют центристы, до прогнозируемого ими автоматического наступления социализма-коммунизма научно защищающие тред-юнионистскую возню, чуть-чуть подмазанную марксизмом. Но марксизм (за исключением диалектического материализма) предметом имеет подлунный мир (как естественные науки о Земле без ее космического аспекта). И если “философы” достаточно объяснили мир земного человечества – они обязаны изменять его тоже в интересах именно земного (до космической экспансии) человечества. Такую мысль высказал Маркс в последнем тезисе о Фейербахе. Правда, они с Энгельсом не сомневались в естественном, необходимом (не обойти), автоматическом в некотором смысле наступлении коммунизма (ход истории ЗАСТАВИТ социал-демократов свершить Революцию и т. д.). Но они не разрывали общее и частное, необходимое и возможное и т. д., что столь полезно для оправдания ничегонеделания в плане Революции, пока от нее уже не отвертишься. Они выдвинули концепцию Мировой революции, звенья которой в отсталых странах пойдут к коммунизму не автоматически на волнах выросших производительных сил и меняющихся производственных отношений, а осознанными, с опорой на Запад, усилиями понявших ход истории революционеров. Первые классики и сами в середине XIX века не ждали буксира передовой Англии, а готовили Революцию в гораздо более отсталых Франции и Германии. Позднее в обращениях к народникам они высказали надежды на революционеров еще более отсталой России. Но детально проблем перманентных звеньев Революции в отсталых странах они не разрабатывали. Центристы (в том числе российские левые меньшевики) не возражали против участия в Революции отсталой России, но только по принципу падающего домино, с началом “падания” в развитых странах. Понимания, что отсталые страны в Революции естественно, стихийно – вандейские (как отсталые области Франции в ее Великой революции) –  у центристов не было (выгоднее не понимать для оправдания оппортунизма – научно поджидать до греческих календ). Что естество познанного мира нужно менять активно, сознательно – это не для центристов. Ленин понимал необходимость сознательной активности в реализации, тем более ускорении Революции даже в развитых странах на базе перерастающих капитализм производительных сил, до 1914 года надеялся на естественную революционность большинства социал-демократов Запада. Но тем более он акцентировал сознательную активность революционеров в отсталых странах, производительные силы которых требуют, в лучшем случае, капитализма, задают естественное вандейство трудящихся. Важной была констатация Лениным естественного тред-юнионизма, формационной буржуазности пролетариата, который (про)социалистическим классом можно сделать только через внесение в него ИСХОДНЫМ социалистическим субъектом (марксистским авангардом – НЕТИПИЧНЫМ меньшинством выше средней статистики общества, освоившим марксизм) социалистической идеологии. В естественно не готовой к коммунизму России очень важны были подключения к Революции революционных потенций аграрного и национально-освободительного движений. Ленин, в расчете на естественное ядро Мировой революции в развитых странах, блестяще разработал программу реализации ее национального звена в отсталой России, используя пока буксир только марксизма развитых стран, опыт их пролетарского движения. Разработал настолько блестяще, что лишь это национальное звено реализовалось, когда сорвалась Западная революция – из-за объективной неготовности (еще и десятилетиями позднее) даже самых развитых стран к естественной коммунистической; а к осознанно опережающей естество Революции были совершенно не готовы даже левые социал-демократы Германии и др. В результате “слишком марксистской” (без метафизического педантизма и т. д. центристов) Революции СССР оказался в гордом, но таком тяжком одиночестве – исторической ловушке. Возник предкоммунистический некапитализм на базе капиталистических производительных сил, по реалиям XX века – социализм. Движение к коммунизму не по действию производительных сил уже фактически сорвалось антикоммунистическим (авто)террором 30х (частичным приведением производственных отношений в соответствие с капиталистическими производительными силами); количественный рост социалистической системы с 40е годов не сопровождался ее качественным совершенствованием. Итог  – полное приведение в 90е годы в ведущих странах социализма их производственных отношений в соответствие с все еще капиталистическими производительными силами. Но прежде, чем социализм ведущих стран социализма погиб, он несколько “социализировал” капитализм развитых стран, несколько ускорил освобождение отсталых колоний – создал условия для какого-то социализма XXI века Кубы, СРВ, КНР, КНДР; обеспечил условия началу выгодного мирного сожительства Вьетнама и особенно Китая с капитализмом, первоначально в пику СССР и т. д.., но под их прикрытием.

                                                                                  *     *     *

         “Реальное движение к коммунизму начали не-западные страны …” Реальное движение к коммунизму НАЧАЛИ именно передовые страны капитализма, создавшие главное условие развития общества в существенном несоответствии с законом соответствия – марксизм. В конце XIX века возник могучий II Интернационал – особого рода социалистический уклад в рамках капитализма (пролетариат, как-то усвоивший марксизм, хорошо организованный), попытки остановить рост марксистского движения разными “исключительными законами” провалились. Возникла ситуация, вроде той во Франции после смерти Людовика XV, когда реакционный строй еще господствовал, но уже отступал, метался. Энгельс предсказывал победу социализма где-то на рубеже XIX- XX века. Но из-за ошибочной оценки Классиками этого рубежа как ЕСТЕСТВЕННОГО финала капитализма в развитых странах и из-за слабой разработки тогдашним марксизмом концепции опережающей революции, направляемой сознательно, марксисты развитых стран тогда не справились с неожиданным, потому не просчитанным, размыванием специфического уклада все еще капиталистическими производительными силами, потому были подмяты действием этих сил (подобное на новом витке спирали произошло позднее в СССР). В 1918 году ранее образцовая марксистская партия действительно пришла к власти в Германии – чтоб предотвратить победу социализма (в СССР тоже переродившаяся КПСС вывела на капстройку). Ленин учел опыт Запада, создал партию нового типа, которая с учетом того опыта и против более слабого классового врага смогла пройти дальше западных социал-демократов. Многие западные интернационалисты (в том числе из Польши, Прибалтики, Финляндии) помогали Революции за рамками своих стран. КНР и СРВ не столько через грамотное развитие марксизма, сколько  через умелый прагматизм и сначала флирт с капитализмом за счет СССР, но первоначально с его помощью и защитой, сумели спорно в плане движения к коммунизму, но выгодно экономически, в какой-то мере сделать третий рывок. Хотя у меня большие сомнения, что этот рывок не разделит (не разделил ли уже?) судьбы социал-демократического рывка XIX века и социалистического XX – если только не начнется каноническая коммунистическая революция в самых развитых странах. – “… и этот путь к коммунизму можно назвать … “историческим коммунизмом”” А дальше цитата из А.И. Фурсова: “Определение ”исторический” призвано зафиксировать тот факт, что речь идет именно о феномене, реально существующем в истории, а не на страницах основоположников марксизма-ленинизма, учебников научного коммунизма и пропагандистских текстов” На уровне пропагандистских текстов Фурсов запутался в ошибочном и правильном у основоположников марксизма-ленинизма. Из правильного понимания шарообразности Земли и известных очертаний Мирового океана была предложена идея возможности доплытия из Европы в Индию с востока. Но великий Колумб доплыл до Америки. Когда этот факт был осознан – тоже оживились мракобесы, отвергающие шарообразность Земли. Пока экспедиция Магеллана все же не доплыла до Индии с востока. На страницах основоположников марксизма-ленинизма был правильно поставлен вопрос о формации на базе производительных сил более высоких, чем капиталистические, о коммунизме. Но великий Ленин “доплыл” до некапиталистического строя на базе ранних капиталистических производительных сил, до социализма. Формационная “Америка” требует осознания, осмысления, включения в общую картину истории мира с коррекцией прежних марксистских представлений – без отрицания самых основ марксизма, согласно которым “доплытие” до формации на базе производительных сил более высоких, чем при любом капитализме, неизбежно. Фурсов же предлагает словесный фокус, вроде наименования Америки (феномена, реально существующего географически) Вест-Индией, а ее КРАСНОкожих жителей – индейцами (индийцы и индейцы терминологически разделяются не во всех языках). Я не читал Книгу Фурсова, оценивать ее в целом не берусь. Но старания одного из читателей той книги оцениваю отрицательно. – “В реальности оказалось, что коммунистические идеи в Советском Союзе воплотились в виде антикапиталистической (это не планировалось, а только оказалось? – А. М.) общественной системы с особой формой организации производительных и социальных сил” Я не понимаю, что значит “форма организации производительных и социальных сил”, но не сомневаюсь, что будет формация с особым уровнем производительных сил, выше любых капиталистических, и производственными отношениями, особыми относительно любых эксплуататорских строев и реального социализма (или иначе – исторического коммунизма, кому так больше нравится, как Вест-Индия больше Америки). – “Реальное становление раннего советского (сталинистского) социализма не вписывается в европоцентристскую модель послекапиталистического социализма К. Маркса” Реальное движение планет все менее вписывалось в систему Коперника. Это даже усилило скептицизм в отношении ее и без фактора инквизиции – пока Кеплер не защитил основы системы Коперника, усовершенствовав ее. Без марксизма из развитых стран не было бы Октября, СССР – следовательно, и КНР. А время БЕЗУСЛОВНО послекапиталистической формации пока просто не пришло еще даже в самых развитых странах Европы и бывших европейских колоний. – “Корни советской модели глубоко уходят в особенности исторического развития Российской империи, о чем уже говорилось выше” Я  старался выше показать, что говорил Шевченко невразумительно.

          “… рынок, банковская система, частная собственность … Китая … были созданы социалистическим государством (не совсем точно – А. М.) …” И что? Социализм на базе капиталистических производительных сил – не коммунизм. Даже в идеальном первом неизбежно сохраняются классы (не эксплуататорские – не эксплуатируемые), государство (не совсем) и т. д. Неизбежное в социализме, но чего не было в феодальном Китае, должно было создаваться. Проблема в том, являются ли созданные так институты действительно социалистическими (типа в “капиталистическом СОЦИАЛИЗМЕ” НЭПа) или капиталистическими (типа в “социалистическом КАПИТАЛИЗМЕ” Швеции и др.) либо уже перешедшими из социализма в капитализм (типа в РФ). – “Капитализм становится общественным строем лишь тогда, когда идентифицирует себя с государством, когда захватывает важнейшие рычаги государственного управления” А феодализм, а рабовладельческий строй? Вычурная  фраза затирает марксизм. Новый в рамках старого строя уклад становится общественным строем, когда свергает старый строй, захватывая рычаги государственного управления (точнее – старое государство больше или меньше идет на слом, создается новое). Например – когда очень своеобразный капиталистический уклад в СССР сверг социализм, захватил, в том числе рычаги управления ВС РСФСР (главной силы против ГКЧП), Армии и т. д. Вопрос в том, свергла буржуазия социализм в Китае фактически (во время Культурной (контр)революции, например?), реализуя “социализм” в духе Скандинавского – или нет. – “В Китае есть слой богатых людей (как в США? – А. М.), сложился регулируемый государственной властью (как в Швеции? – А. М.) капиталистический уклад (ФАКТИЧЕСКИ господствующий? – А. М.) в экономике, но нет капитализма как общественного строя (но ведь именно об этом спор, не общее мнение согласных оппонентов – А. М.). Власть принадлежит народу (чем себя всегда нахваливали даже не только буржуазная демократия, но и режимы фашистского типа, нацистский “социализм”, в том числе  – А. М.) …” Есть такой полемический прием – назвать (не замолчать!) содержание аргументов оппонента, но заявить, что оппонент все равно не прав, его аргументы не действенны, раз их содержание не замалчивается. Есть слой богатых людей, но власть принадлежит бедному народу! При НЭПе (вынужденном, временном) диктатура пролетариата в некоторых аспектах была более жесткой, чем прежде (высылка ранее терпимых буржуазных идеологов, запрет фракций в Партии и др.). Слой богатых людей был фактически маргинальным, ужимался властью, третировался классом-гегемоном. А в Китае сейчас? Шевченко не замолчал богатых китайцев, но не привел сравнения значимостей капиталистического уклада (значимость которого не сводится к количеству богатых людей) при НЭПе или в Югославии и сейчас в Китае. – “Поэтому сомнительным является утверждение о борьбе капитализма и социализма  в современном Китае” Вопрос КТО КОГО? сомнителен (из-за специфики китайской буржуазии, социалистической по цивилизационной принадлежности?), смешанная экономика вырастет в коммунизм в духе Берншейна! – “Но прозападным, либеральным кругам во всем мире очень хочется дискредитировать социалистический Китай” Либеральные круги радуются хотя бы такому “социализму” огромной страны, раз уж пока от него никуда не деться.  Либеральные США долго дискредитировали “социализм” Швеции и т. д., либеральная оппозиция всегда дискредитирует правительства социал-демократов. А социализм Китая успешно сожительствовал с либеральными странами, когда те были в жесткой конфронтации с СССР. Сейчас растущие противоречия США и Китая – больше обострение конкуренции в рамках мировой КАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ экономики. А либералам, в общем, не подходит никакой социализм – ни реальный, ни “демократический”, ни любой другой. – “И здесь важно … развивать марксистскую теорию строительства социализма с цивилизационной … китайской спецификой” Из сомнительных рассуждений – сомнительный вывод о необходимости развивать  марксистскую теорию обязательно через практику “с цивилизационной спецификой”.

          “Социализм – это постоянное, каждодневное движение по пути к коммунизму …” В направлении далекого коммунизма двигались первобытный строй и эксплуататорские формации, в направлении капитализма – СССР и др. – “… путь одной страны не … обязательный для других стран” Путь ни одной страны капитализма не может до мелочей быть обязательным для всех хотя бы потому, что страны, ставшие капиталистическими позднее, используют достижения, опыт первопроходцев. ЛЮБОЙ социализм начинается революцией, диктатурой пролетариата, экспроприацией крупной собственности, продолжается кооперированием мелкой, культурной революцией (не маоистского типа), развитием производительных сил, пока всегда уступавшим таким силам самых развитых капиталистических стран. Конкретика конкретных стран – неизбежна. Какое-то усвоение опыта пионеров – тоже. Но возможна позиция “хитрой обезьяны”, предоставившей борьбу с мировым капитализмом другой стране, чтоб самой с этим капитализмом сожительствовать. – “… нужна правильно понятая диктатура пролетариата, о которой сказано столько неверного в немарксистской печати” Т. е. в марксистской печати, без всякой цивилизационной заразы, у Классиков все или почти все верно? – “Идея тройного представительства народа как раз и выступает наглядным примером марксистского положения о диктатуре пролетариата применительно к опыту Китая, как фундаментально не западной страны” декларирует в немарксистской литературе не классик Шевченко, перевирающий Классиков. Я не имею литературы Каутского и других центристов, чтоб сравнить их выкрутасы с диктатурой пролетариата применительно к фундаментально западным странам и выкрутасы Шевченко. Представительство всех “корпораций” декларировали фашисты. Автору, претендующему на марксистский анализ, надо бы оспаривать Классиков более убедительно, чем просто ссылками на китайскую специфику. – “Это позволило понять закономерности трансформации классовой борьбы в согласование, гармонизацию КПК коренных интересов предпринимателей, интеллигенции и широких масс трудового народа” Эта фраза позволяет понять откровенное до наглости повторение Шевченко сути стараний ревизионистов в отношении классовой борьбы и “гармонизации коренных интересов предпринимателей, интеллигенции и широких масс трудового народа” в немецкой “цивилизации” времен Третьего рейха (империи, по любимой терминологии Шевченко). “Цивилизационное” прикрытие ревизии марксизма во всей красе. И в очередной раз меня поражают АЛЬТЕРНАТИВЫ (см. призыв Гитингера похоронить (дело) Ленина – № 76; старания Воейкова превратить Розу Люксембург в сообщницу Бернштейна – № 75; в плаксивой статье агитация Бузгалина оплодотворить нежное левое движение брутальными правыми – № 88). В любой стране социализма пролетариат должен вести за собой мелкую буржуазию, некоторые промежуточные слои, использовать спецов из “бывших”. Большевики пошли на союз с левыми эсерами (разорвали союз не большевики), более мелкими течениями. В странах народной демократии подталкивались в социализм даже мелкие капиталисты, существовали не коммунистические партии. Но первые и последние действовали в рамках социалистической диктатуры, при несомненных гегемониях партий пролетариата (насколько социализм не отходил от идеала). Никакой гармонии классовых интересов буржуазии (марксистский термин; самой буржуазии и ревизионистов – предприниматели, класс старательных работяг особого рода). Я не настолько хорошо знаю реальное положение в Китае, чтоб определенно отрицать действительно социализм в нем. Но демагогия (а не якобы марксистский анализ) Шевченко меня агитирует именно за соответствующее отрицание.

         “Принуждение к копированию чужого опыта … приводило к серьезным противоречиям в отношениях между коммунистическими партиями …” Из этого не следует, что чужой опыт не нужен (он крайне нужен именно при сознательном строительстве некапиталистических производственных отношений против действия капиталистических производительных сил; одна из трагедий СССР – полное отсутствие чужого опыта; КНР и в этом плане повезло). И прошлое уже проявило свои пороки, пороки настоящего будут вполне осознаны потом. – “А ведь верность марксизму определяется верностью его высшим идейно-мировоззренческим принципам” Как эту банальность Шевченко преломляет в плане “европейскоцентричной ограниченности марксизма”, видно в его следующем абзаце.

           “СССР – первая страна некапиталистического социализма (а по отношению к капитализму западных стран его можно (может, нужно? – А. М.) назвать антикапиталистическим)” По марксистской традиции с Классиков социализм – только некапиталистический и антикапиталистический, тем и интересен. Про капиталистический и прокапиталистический социализм додумались Бернштейн, Шевченко. Последний хотя бы объяснил толком, что это такое, оповестил бы про наличие в истории. А Октябрь по отношению к капитализму не западных стран – революция не антикапиталистическая? Я во всех неологизмах, придуманных или индуцированных Шевченко, вижу только словоблудие и блудомыслие. – “Ее (первой страны …) руководители видели по-своему путь социалистического движения, по-своему выстраивали его этапы и пытались их объяснить …” Все буржуазные революционеры, политики видели и видят путь буржуазного развития по-своему, но в жестких формационных рамках капитализма – бытие определяет сознание и осознанные деяния. А руководители СССР видели и выстраивали социализм, как кому вздумается? – “Трагедия советского строя началась тогда, когда после отказа от мобилизационной модели объективно потребовалось возвращение к тому, от чего страна отошла в период создания основ советского, сталинского социализма (советское и сталинское – близнецы братья? – А. М.)” К чему ОБЪЕКТИВНО потребовалось возвращение, Шевченко пока ПРЯМО не пишет, но прозрачно намекает: “… православие было опорой царского строя (ай-яй-яй! – А. М)., потому В. И. Ленин и большевики были правы в своей критике реакционной (неужели? –А. М.) роли православия” Хотя и сместив сталинское на ленинское, Шевченко обозначает, что объективно нужно было вернуть православие – уже не реакционное (красных попов?). Естественно: ведь не атеизм (западная зараза?) – цивилизационный стержень нашей страны при всех формациях. Поигрались, пока устанавливали социализм – объективно настало время реставрации истоков отечественного феодализма. Но в чем трагедия объективной необходимости реставрации православия, Шевченко замалчивает. В своей алогичной манере он переходит от советской бузины в огороде к китайскому дяде в Киеве. “В Китае конфуцианство было опорой феодального строя (поразительная формационная уступка цивилизационщика: значит, как и европоцентричной Европе, в Китае был феодализм, а (нео)конфуцианская схоластика являлась его идеологией! – А. М.) … Потому Мао Цзедун видимо (сомневается Шевченко – А. М.) был также прав в своей резкой критике конфуцианства …” Что делать, издержки установления некапиталистического социализма – воинствующий атеизм (баловство марксизма), борьба против религии, по легкомысленному заявлению Маркса – наркотика народа. “Сначала нужен был отрыв от традиции, а затем в условиях перехода на начальный этап собственно социализма и его дальнейшего строительства, требуется возвращение к многовековой традиции …” ФЕОДАЛИЗМА. Ну, какой социализм без феодальной традиции!? Эту дичь Шевченко подает марксистским анализом, наплевав на атеизм марксизма, Классиков, жесткую критику богоискательства Лениным и др. Во французской “цивилизации” Наполеон поигрался в якобинство – потом вернулся к традиции, возродив феодальные титулы и т. д. Чем Шевченко хуже? Еще раз скажу … Меня возмущает не столько этот мракобес – сейчас есть и похлеще. Меня не слишком возмущает старание Шевченко опоганить марксизм цивилизационщиной, религией и прочим, всегда враждебным марксизму – всяк по своему с ума сходит. Меня возмущает центристская бесхребетность АЛЬТЕРНАТИВ. Как можно предоставлять страницы журнала, заявляющего себя марксистским (хотя бы и критически-марксистским) перлам типа следующего … “В Советском Союзе … попытка соединения советского социализма с исторической, цивилизационной (феодальной – А. М.) традицией окончилось неудачей … победили прозападные радикально-либеральные силы” В переводе с “цивилизационной” мути на марксистский язык это значит: как-то послекапиталистический строй сменился капиталистическим, а не еще более реакционным феодальным, на горе умственным маргиналам. Шевченко выболтал особую реакционность цивилизационщиков, которым часто родной феодализм милее любого капитализма. Марксисты против феодализма типично шли на союз с буржуазией, признавали более прогрессивным капитализм: и Маркс с Энгельсом, и Ленин, и прочие.

          “Влияние внешнего фактора на направление и темпы строительства социалистического общества постоянно возрастает” Жесткая конфронтация с внешним фактором вынуждала СССР на надрывное строительство. Любовное сожительство КНР с внешним фактором сначала “на зло советским ревизионистам” сделало темпы развития Китая возрастающими. – “Стремление к мировому господству англо-саксонской цивилизации … это аксиома” – для блудливого “марксиста”. Для марксистов с Классиков аксиома – стремление к мировой гегемонии ведущих капиталистических стран (сначала не англо-саксонских Нидерландов, потом Англии без США, не англо-саксонской Германии и т. д.). Сейчас на гегемонию претендует группа самых развитых стран капитализма разной “цивилизационной” окраски. Понятна особая роль самой мощной страны, есть частные причины временного (бывало и иначе) особого сближения США и Англии. Цивилизационные кружева Шевченко нелепы. – “… начинается развертываться новая Холодная война против России …” буржуазной. Была еще ПОДОБНАЯ, или цивилизационщих протягивает за уши тождество СОЮЗА Советских Социалистических Республик и антисоветского одного из его обломков?  – “Потому строительство социализма каждой страной в современную эпоху тем более не является ее сугубо внутренним (цивилизационным? – А. М.) делом и потому, как никогда (не Великая, ведь, Отечественная война на выживание, когда СССР запросто победил без Антигитлеровской коалиции и Движения сопротивления – А. М.) нужно взаимопонимание и взаимная поддержка” Кем кого? Социалистической, может быть, КНР несомненно антисоветской РФ (правда, ее строй все же цивилизационно “наш”, потому по определению хотя бы отчасти лучше “западного”), по формационной мелочи разных, но близких по цивилизационному фундаментализму против “западной цивилизации” с ее ущербным марксизмом? – “Но нужны и новые теоретические разработки со стороны современной марксистской мысли” в смысле пичканья в нее даже не просто буржуазной заразы (вроде эмпириокритицизма и т. д.), а заразы феодальной и рабовладельческой. Задача жгучая. Ведь европоцентричный марксизм не использовал даже европейские аристотелизм и (нео)платонизм Античности и Средних веков. Тем более молоденький марксизм упустил мудрость старинной китайской традиции, идущей из прошлой эры. Я бы углубил задел Шевченко: надо обратиться к наследию Древнего Египта и Шумера, первобытным воззрениям (попытки есть) – и особенно к наследию Хуан-ди, Яо и Великого Юя, к сермяжным ИСТОКАМ. – “Одним из достижений марксизма в Китае я считаю марксистскую интерпретацию закона о троичном развитии” Если Шевченко не китайский шовинист, он обязан дать марксистские интерпретации разнообразным разработкам мыслителей древних Греции и Индии, их средневековых наследников, тоже идеалистов. Ведь идеализма, религии так не хватает диалектическому материализму с его атеизмом европейски зауженного марксизма.

                                      Про “Закон о троичном характере развития (закон перемен)”

            “Закон единства и борьбы противоположностей является сутью, ядром диалектики. Здесь нет сомнений среди марксистов …” Зато сомнения у “марксистов” по материалистической сути и атеизму марксистской философии? “… но в самом содержании этого закона при применении его к анализу конкретных общественных процессов появляется троичность как отражение и выражение неравномерности процесса развития” Просил бы просветить ссылками на Классиков либо, при их недомыслии, на чью-то убедительную критику этого недомыслия.

           “В советско общественной мысли прочно утвердилось … выделение в мире трех групп стран, отличавшихся между собой по самым важным параметрам общественной жизни …” С формационных позиций мир раскололся на социализм (с примкнувшими к нему странами социалистической ориентации) и капитализм (с примыкающими к нему странами ориентации капиталистической; среди последних были популярны игры в африканский и прочие “социализмы”). Устойчивые страны социалистической ориентации – Монголия, своеобразно Тува, особенно Средняя Азия, Казахстан и, в известной мере, Кавказ – прочно интегрировались в социалистический лагерь. Нужно отметить, что скорее странами социалистической ориентации сначала были КНР, КНДР, ДРВ – пока в них уровень производительных сил был докапиталистический. Гораздо более многочисленный мир эксплуататорских стран поляризовался на с капиталистическими и докапиталистическими производительными силами (к последним фактически примыкали отсталые капиталистические страны Латинской Америки и некоторые другие). Не только в СССР человечество в первом приближении было целесообразно делить на три мира: сначала достаточно монолитный социалистический … и эксплуататорские развитые и отсталые страны. В СССР ученые пытались определить формационные статусы всех стран. Шевченко радуется их геополитической троичности. Но ворчит “… философского, диалектического обоснования эта проблема тогда не получила” Видимо, получится сейчас – в следующих абзацах. И стоит заметить, что тысячи лет человечество делилось, по меньшей мере, на практически не связанные миры Древнего Египта, Шумера, долин Инда и Хуанхэ, раздельных  первобытных Евразии, Африки, обеих Америк, Океании, Австралии. Да и позднее в первом приближении: в одной Америке были миры классовых цивилизаций и первобытные к северу и югу от них, а в Старом свете пояс классовых обществ отделял северо-восток Азии от Черной Африки – при наличии тех же Океании и Австралии. Троичность отдыхала?

          “… мне кажется (опять? – А. М.), марксистская мысль не обратила должного внимания на закон троичного характера развития, как отражения и выражения его неравномерности” Ревизионисты всегда попрекали марксизм за “недолжное внимание” к буржуазным учениям. Некоторая оригинальность Шевченко – попрек за невнимание к учению феодальному. А ведь “европоцентричный марксизм”  не баловал вниманием “должно” и европейскую схоластику.

          “Дэн Сяопин оценил теорию Председателя Мао Дзэдуна о делении мира на три части самым большим вкладом в сокровищницу марксизма-ленинизма(-маоизма; чего уж скромничать – А. М.)” Кто у кого слямзил самый большой вклад в сокровищницу – Мао у СССР, где “прочно утвердилось … выделение в мире трех групп стран”, или СССР у Мао? Или они на пару у деятелей никчемного  Запада, где каждый заурядный журналист, не читавший ни марксизма-ленинизма и советских изданий, ни Мао, знает о трех группах стран? Надо разобраться с авторством величайшего открытия – это ведь не квантовая физика, учение о прибавочной стоимости и прочая мелочь, запросто открываемая для себя чуть ли не каждым. А без иронии: невысок уровень ума Мао, если его самое великое открытие – банальность, очевидная для любого специалиста (и не только) по общественной географии. Дальше Шевченко упрощенно обрисовывает деление человечества на три мира. ЭТОЙ троичностью по логике натурфилосов (у алхимиков семи подвижным небесным объектам соответствовали семь металлов и т. п. – закон семиричности, т. с.) он, вместе со специфическими китайскими товарищами, застенчиво оправдывает троичность “бесклассового господства” капиталистов,  трудящихся вообще и классового вовсе не определенной интеллигенции в КНР. “Главное, на что обращается внимание, это отличие Закона (средневековых схоластов, потому с большой буквы? – А. М.) перемен от закона (марксистского, потому с малой буквы? – А. М.) единства и борьбы противоположностей” Вроде отличия более общей теории относительности от ньютоновской физики. И Шевченко то ли наивно, то ли цинично выбалтывает не гносеологические, а классовые корни своего и постмаоистского ревизионизма. – “Если закон (непростительная описка, опечатка; надо Закон - А.М.) перемен нацелен на обеспечение условий развития в классовую гармонии трех сил, то основной закон диалектики делает упор на борьбу классов”. Бернштейн не додумался до подобного аргумента. А вообще-то все законы диалектического материализма – для всех форм материи. Если “закон” перемен нацелен только на общество – он более частный, социологический (особый акцент на общество – специфика философской традиции Китая); если он вообще закон, хотя бы схоластики. – “Китайский опыт показывает, что установка на гармонию не препятствует развитию, а в огромной степени способствует ему” Не  только “цивилизация” КНР, после БОРЬБЫ маоистов против Дэн Сяопина и т. д., против “ревизионистов СССР”, но под их прикрытием, перешла к гармоничному сожительству с капитализмом сначала США, а когда гармония с ними несколько размылась конкуренцией – и с уже антисоветской РФ. К гармоничному сожительству с буржуазией призвал даже на зачуханном Западе задолго до Дэн Сяопина уже Бернштейн. И ведь мир капитализма (со странами капиталистической ориентации) и примкнувшая к нему КНР не погибли – в отличие от ядра социалистических стран, измотанных вынужденно негармоничными отношениями с более мощной антагонистической системой и мощным действием своих производительных сил, не самых развитых капиталистических. – “Вклад китайской (средневековой – А. М.) мысли в революционное переосмысление диалектики еще предстоит осмыслить по достоинству” Иногда социальную контрреволдюцию в СССР называют революцией (как фашистские путчи, дворцовые перевороты, политические шоу со стрельбой и т. д.). Один из порожденцев  той контрреволюции называет, осмыслив по достоинству, революцией контрреволюционное разбавление марксизма средневековой философией, даже религией, отказ от революционной борьбы классов. Обращение к наследию прошлых формаций, даже к язычеству славян, шаманству и т. д., в нашей стране сейчас не редкость. Очень печальна ревизия марксизма под лозунгами обращения к ценностям феодализма, а то и рабовладельческого строя. А еще печальней, что такой ревизионизм публикуют журнал марксистов, и не просто, а критических, бывших еще в XX веке марксистами века XXI. Впрочем – может быть до нашей эры, времен Великого Юя?

                 Про “Особенности духовного пространства при капиталистическом социализме”

          “Итак … В духовном пространстве социалистической страны можно выделить три взаимосвязанные составляющие: 1-ая – современный марксизм, в рамках которого показывается, как осуществляется переход от универсальных ценностей и принципов марксизма к марксистскому социализму с цивилизационной спецификой …” Современный марксизм по Шевченко – это СОВРЕМЕННАЯ ревизия Классиков цивилизационным, религиозным вздором. В рамках статьи Шевченко не показывается, как осуществляется переход от ценностей и принципов марксизма к цивилизационному ревизионизму. Шевченко эссеистски рассуждает на темы марксизма и цивилизационнщины и из отвлеченных рассуждений якобы выводит другие рассуждения, столь же эссеистские. – “… 2-ая – прагматичная идеология …” Мелочный прагматизм – пафос ревизионизма еще с Бернштейна. КПРФ прагматично съехала к религии, ньюмаоисты и Шевченко прагматично спекулируют на средневековой схоластике. При стихии действия капиталистических производительных сил (и в РФ или КНР) прагматизм – форма реализации приведения производственных отношений в соответствие с производительными силами, сохранения этого соответствия. – “… 3-я составляющая, которая связана с современным осмыслением культурно-цивилизационных особенностей страны” Чем “современный марксизм” в принципе отличается от “современного осмысления культурно-цивилизационных особенностей страны”, мне, просто марксисту, не понятно. По крайней мере, не отсутствием прагматизма в каком-то случае; прагматизм, мелочная выгода в противовес трудностям больших целей – душа ревизионизма. Протягивание троичности в и в данном случае надумано. Последнюю фразу абзаца я считаю схоластическим упражнением.

          “Китайский ученый Ян Миндин дал интересный анализ того решающего вклада, который сделал Мао Дзэдун в создании китаизированного марксизма …” Существует немало марксистской, советской литературы, в которой показан не марксизм воззрений Мао. Ленин не руссиировал марксизм, а с позиций марксизма анализировал состояние России, готовил в ней Революцию – и развивал общий марксизм дальше. Но куда Классику до Великого Кормчего! Потому остается верить Ян Миндину и Шевченко. Но тогда просил бы последнего просветить меня в отношении руссиированных, китаизированных и т. д. физики, химии, астрономии и прочих тоже наук. Мне лично разбирать демагогический вздор дальнейших пошлостей абзаца скучно, даже муторно. Но если будет чья-то просьба – пересилю себя.

          “В России сегодня сложилась ситуация во многом отличная от ситуации в Китае” Неужели в Китае все же не произошла антисоциалистическая контрреволюция, как в СССР, и там социализм, пусть и крайне своеобразный? – “Для России соединение либеральной теории, навязанной Западом (зря Шевченко оправдывает режим РФ; сука не захочет, кобель не наскочит – говорит не А. М., а Народ), и традиционных (консервативных) ценностей и целей есть прямой путь к новому полуколониальному состоянию, в котором пребывала Россия сто лет назад” Ну до чего марксистские слова у “современного марксистского аналитика”! Ясно сказано об антисоциалистической контрреволюции, о том, что российская буржуазия естественно приняла уже отлаженную буржуазную идеологию давно капиталистических стран, но идиотски пытается скрестить ее с феодальными (реакционными) ценностями (дореволюционным православием, дворянскими собраниями и т. д.), что отсталая Российская империя, сто лет назад лишь вступавшая в капитализм, была только младшим разбойником в Первой мировой войне. – Но ”Другими словами, цивилизационная специфика подчиняется и изгоняется в угоду либеральному западному мышлению (отлажено буржуазному; буржуазное бытие РФ определяет, как может, ее сознание – А. М.), что постепенно оборачивается для населения и по образу, и по социальному положению фактически новым средневековьем (феодальной зависимостью, что ли? – А. М.)” ДРУГИМИ словами, трагедия не в свержении социализма, а в утрате специфики уцелевших при социализме консервативных традиций (православия и пр.) отечественного Средневековья в пользу якобы для России  Средневековья нового, западного, которое выражается либеральными ценностями Нового времени? Тогда эти нелепости надо  говорить прямо! Но тогда прямо и ругануть ИМПЕРАТОРА Петра и Ленина (дополнительно) за ломку “цивилизационной специфики” отсталой страны, идущей из отечественного средневековья. И как-то увязать тезис об изгнании цивилизационной специфики с тезисом о (при)соединении традиционных (консервативных, средневековых) ценностей буржуазией; например с ПРАКТИКОЙ крещения Руси БОРИСОМ (Березовским) и ГЛЕБОМ (Якуниным), прочей реставрацией ДОсоциалистических ценностей. – “В последний год Россия сделала очень важный шаг по пути своего суверенитета и права на выбор своего собственного пути развития” К восторгу “марксистского аналитика” победу одержал социализм, свергнув капитализм с его либеральными ценностями? Да нет, не подобная, формационная мелочь. ПОСЛЕДНИЙ ГОД  несколько не определен. Но по датам выхода Статьи и цитируемых материалов, а главное по характеру событий и настрою Шевченко – загадочный год: 2014 или 2015. РОССИЯ (буржуазная, с неолиберальной идеологией) ПОДНЯЛАСЬ С КОЛЕН, как витийствуют немарксистские “аналитики” и фактически подпевает им аналитик “марксистский”. В 90е годы, когда слабая, бестолковая и ошалевшая от сжигания своих партбилетов российская буржуазия закрепляла свое господство, она многим СВОИМ жертвовала ради поддержки зарубежной буржуазией, прежде всего, конечно, самой сильной страны и примкнувшей к ней Англии, ради реанимации буржуазных и феодальных ценностей, перечеркнутых в СССР. Но укрепившись и укрепив СВОЙ капитализм, российская буржуазия потребовала (как ранее окрепшие США, объединенная Германия и т. д.) и себе места под Солнцем, ТОЖЕ выступив за передел позиций в мире. Это всегда естество капитализма, его усилившихся в конкретное время стран. И как обычно, политика экспансии маскируется постной демагогией (когда-то Япония – защитой желтой расы от белой; США – обыгрыванием своего былого колониального статуса, традиционным осуждением колониализма в пользу неоколониальных методов даже задолго до неоколониализма; сионисты – спасением евреев; и пр.). Буржуазная Россия – за многополярный мир (перепев старого требования США равных возможностей эксплуатации слабых стран), одним из нескольких равных полюсов должна быть она сама. В этом своем поползновении антисоветская Россия опирается на аутсайдеров, прежде всего на “новые экономики”, в том числе на спорно социалистический Китай (во Второй мировой даже бешенный антикоммунист Черчилль пошел на блок с СССР). В этом есть момент антиколониальной борьбы (как Турции, например в 20е годы XX века). В своей политике недавние палачи СССР используют праведное желание разных этносов исправить преступный, по-сути империалистический, раздел СССР, без учета интересов его народов. Я оспаривал мнение товарищей по РПК о неправедности национально-освободительной борьбы крымчан и донбассовцев против бандеровцев, только потому, что на этой борьбе играет путинский режим (на национально-освободительной борьбе играли нацисты и пр.). Я считаю праведным противостояние “новых экономик” старым хищникам “золотого миллиарда” (главной формационной реакции современного капитализма) с их сателлитами. Но все это явления капиталистического мира, прямого отношения к его свержению не имеющие, и без какой-либо именно “цивилизационной праведности”. Странно социалистический Китай и антисоветская РФ в эти процессы вписались вполне органично. Действительно МАРКСИСТСКИЙ аналитик не понимать этого не может. – “Следует отметить, что внимание многих российских марксистов привлекает сегодня идея левоконсервативного синтеза …” К сожалению, до этого опустился даже Бузгалин (АЛЬТЕРНАТИВЫ № 88). Блок левых и консерваторов возможен, как исключение – против реакционеров, даже если они прикрываются социализмом и т. д. Например – ВРЕМЕННЫЙ блок коммунистов и Черчилля против национал-СОЦИАЛИЗМА. Если современный оголтелый ультралиберализм Зпапада – симптом уже разложения, агонии капитализма в развитых странах (считаю – скорее всего, так), то союз с менее оголтелыми, в этом смысле более традиционными людьми для марксистов оправдан. Аристократы во Франции XVIII века, незадолго до того, как начали белый террор против санкюлотов, бывали материалистами, требовали пьес Бомарше, рассуждали о республике и т. д. А Руссо и др, особенно революционное крестьянство, были в массе всегда верующими (да и Гитлер не курил и не пил, что само по себе позитивно, а советские солдаты в массе курили и принимали “наркомовские”). Для марксистов без цивилизационно-религиозных шатаний выбор и мировоззрения, и союзников в любых случаях однозначны. – “Особенно важным в этих условиях становится для российского общества, прежде всего, для российских марксистов, богатый опыт строительства социализма с китайской спецификой” венчает ревизионист свои старания. Итак, для российского капитализма, прежде всего для “марксистов”, отказавшихся от марксизма, от свержения капитализма, важен “социализм”, в котором мирно, с классовой гармонией сожительствуют капиталисты и пролетарии, как завещал Бернштейн. Если маразмы Шевченко обретут популярность среди марксистов – тогда и я печально взгляну на наше поколение.

                                                                                *    *    *

          Марксизм – решающий шаг перехода от философско-описательной идеологии общества к  обществознанию  точному, каким шагом была наука Возрождения в плане естествознания. Марксизм может уже многое, но еще не точные математические расчеты больших тем. Марксизм ошибся в прогнозе естественного конца капитализма развитых стран на рубеже XIX-XX века и перманентных революций в отсталых странах на тянущем буксире развитых. Но марксизм обеспечил уже возможность сильно менять естество общества. Исходя из ошибочных прогонозов и потому активно действуя в соответствующем направлении, стало возможным существенно приблизиться к коммунизму до естественных сроков его наступления. Возможность – не необходимость, не всегда реализуется и может реализоваться не навсегда. Западная Европа начала социалистический переход (марксизм, массовое марксистское движение и т. д.), но переход сорвался окрепшим капитализмом региона, разложившим слабый социалистический уклад. Центр марксизма сместился  в более отсталые Россию и Балканы. В России начала XX века ситуация была особо сложной (особое влияние развитых стран, формационная и национальная пестрота большой страны и пр.) И именно в России реализовалась как-то вероятная возможность появления третьего гения марксизма. А большую Россию, если она поднялась на Революцию, труднее было задавить, как Венгрию в 1919 году. Социализм в нашей стране одержал первую в мире значимую победу эксплуатируемых над эксплуататорами – но победу больше военно-политическую. Без ожидавшейся, но объективно невозможной еще победы собственно коммунизма в развитых странах, социализм в СССР и других стран потерпел социально-экономическое поражение, проиграв больше всего своим капиталистическим производительным силам, разложившим социализм, его неизбежные верхи, как ранее II Интернационал, его лидеров. Уникально уцелела Куба. Строи КНР, СРВ и на свой лад КНДР требуют особого рассмотрения.

         По реалиям и устоявшейся терминологии социализм на базе капиталистических производительных сил – не коммунизм, в оптимальном случае только хорошее приближение нему. Этот прокоммунистический строй в идеале не должен иметь значимой эксплуатации, но сохраняет классы, не должен иметь машины политического подавления масс, но вынужден сохранять государство (не совсем), партии нового типа и т. д. Должна резко доминировать общественная собственность, но коммунистическая еще невозможна. Неизбежно сохраняется кооперативная, даже мелкая индивидуальная. А главное – народ, как собственник, неизбежно несколько отчужден от собственности пусть и не совсем государством, пусть пронизанным СОЦИАЛИСТИЧЕСКИМ самоуправлением. Это – идеал. Реальность всегда была хуже – в начале из-за трудных условий этого начала, неуменья жить по-социалистически (в чем-то и с “коммунистическими” перегибами); затем из-за не осознаваемо начавшейся эрозии социализма (выделение фактической элиты и пр.). Большой террор 30х годов в СССР – одиозный пример смены прокоммунистического вектора развития социализма на прокапиталистический (с бурной имитацией первого, по которой сейчас ностальгируют многие; с репрессиями сомневающихся, на которые многие сейчас плюют). Итог известен.  Но в КНР, СРВ и (в наоборотной фоме) КНДР сохраняется социализм? Можно заметить, что “социализмов” в мире – как не резаных собак. И не только с фактическими, но и признаваемыми частной собственностью и классами богатых людей. Одиоз – национал-социализм. Особенно значим “демократический” (в переводе с буржуазного – буржуазный) социализм социал-оппортунистов. Типично это режимы позднего капитализма. А поздний капитализм объективно так же предкоммунистический, как поздний феодализм (в Западной Европе с XV века, в России с 1861 года) – предкапиталистический, как поздний рабовладельческий строй (Поздняя Римская империя) – предфеодальный, как поздний первобытный (с производящей экономикой, СОЦИАЛЬНОЙ СПЕЦИАЛИЗАЦИЕЙ и пр.) – предклассовый. Но все они сменялись формациями, которые сами предвосхищали, в ходе социальных революций. “Социалистические” и неолиберальные варианты позднего капитализма различаются не больше, чем варианты протестантские и католические позднего феодализма.

            Строй Японии по VIII век – дофеодальный. В названном веке специалисты отмечают максимальные рабовладельческие отношения. Но в конце века рабство практически сходит на нет, а реальная власть переходит к дому Фудзивара. Можно предполагать победу феодализма. Исходная форма феодальной собственности – надельная, соединяющая общинную и государственную при ранних Меровингах. Во второй четверти X века эту революционную собственность сменяет фактический аллод раннего феодализма. В XII веке свободное крестьянство превращается в феодально-зависмое и устанавливается ленная иерархия. Сильная власть Минамото-Ходзе закрепляет победу классического феодализма (как Каролинги). XIII век – господство зрелого феодализма, близкого франузскому канону конца первого тысячелетия. В доступной мне литературе динамика японских городов отражена слабо, но к середине второго тысячелетия они были значимой силой. Во второй половине XVI века в ходе ожесточенной борьбы (типа Алой и Белой Розы в Англии) классический феодализм был сломлен, абсолютизм Токугава первой половины XVII века закрепил победу позднего феодализма. Японцы открыли для себя Америку, произошла “конфуцианская реформация”. Культуру особенно рубежа XVII-XVIII века часто сравнивают с Возрождением. Политика изоляции Японии этих веков – в духе раннего меркантилизма. Во второй половине XIX века буржуазная революция устанавливает (ранний) капитализм. Ступени развития Японии всегда имели национальные специфики, но общая структура феодальной формации страны вполне аналогична ее структурам во Франции, Англии, России и др. А форма буржуазной революции как восстановление священной власти императора, нисколько не мешала капиталистическому развитию страны и имела аналог в попытке итальянской буржуазии использовать в своей революции форму  священной власти Пап. Папство отказалось (хотя внутри Папской области какие-то прогрессивные реформы провело), в том числе потому, что было институтом не только итальянским.

          За полтора века до изживание рабовладения в Японии с ним было, в общем, покончено в Китае (мощное общественное движение первой половины VII века), установившаяся надельная система повлияла на японскую, приходу к власти Фудзивара вероятный аналог воцарение династии Тан. За полтора века до изживания надельной системы в Японии она была отменена в Китае (реформа Ян Яня). За полтора века до победы классического феодализма в Японии его победу в Китае закрепила сильная династия Северная Сун. Крестьянство стало феодально-зависимым; но выразительной ленной иерархии не сложилось, феодалы (как в России и др.) больше зависели напрямую от монарха. В XII веке поднялись города, вероятно, тогда самые значительные в мире. В Иране, где феодализм установился и развивался примерно синхронно китайскому, во второй половине XII века города восстали (а вскоре, практически синхронно с централизацией Франции Филиппом Августом, Иран был объединен). Можно думать, что если бы не монгольский захват Китая, в нем через немногие годы города восстали бы, вероятно добились бы какой-то автономии, а через некоторое время централизация страны усилилась бы, как в Японии века через полтора (в 1392 году). При устойчивом опережении Японии (в условиях схожих природных и этнических условиях, при взаимном и схожих внешних влияниях) Китаем века на полтора буржуазная революция в стране свершилась бы  в XVIII веке, раньше, чем в США и Франции (а половина – может и большая – территории США и Канады стала бы китайской?). Но монголами Китай был отброшена далеко назад, с тех пор всегда отставал от Японии. Вероятно, это относится и к Ирану – Чингизиды устранили главных конкурентов Западной Европы. Скорее всего, до 1949 года в Китае господствовал какой-то феодализм без значительного капиталистического уклада (Синьхайская революция и дальнейшие явления были не более буржуазными, чем освобождение испанских колоний Америки веком раньше) – как в Корее и Вьетнаме (в России к Октябрю господствовал ранний капитализм при наличии других укладов). Вряд ли стоит искать в названных странах именно социалистических революций – не было настоящего пролетариата, именно пролетарских партий и т. д. Скорее надо говорить о выходе на пути социалистической ориентации. Но развитые социалистические страны помогли быстро развить производительные силы трех стран до уровня капиталистических, сложился рабочий класс и пр. Уровни развития трех стран позволяли быть им социалистическими (как и капиталистическими). Но если они и были социалистическими, то являются ли именно таковыми сейчас?

            Формационная суть социализма XX века (некапитализм на базе капиталистических производительных сил, но и не даже ранний коммунизм на базе производительных сил выше капиталистических), существующего против естества действия капиталистических производительных сил, искусственно (но в реальности не слишком искусно), долго не понималась. Не понимался его идеал (необходимый, как общества искусственного), плохо понимались отступления от не понимаемого вполне идеала. Потому сначала многие ошибки от недопонимания, а потом и некоммунистический интерес уже перерожденцев, высопоставленных, прежде всего. Итог известен. В странах не самых развитых, социалистических условно, неразвитость задавала формационные специфики, до сих пор мало понятые. Большой террор в СССР 30х годов – переориентация социализма с прокоммунистического вектора развития на практически прокапиталистический (фактическая номенклатура, третирование “уравниловки”, монархия товарища Сталина и т. д.). Что представляла собой “культурная революция” в Китае? Какие силы пришли к власти или отстояли прежнюю власть в результате ее? В любом случае в КНР сейчас – либо социализм, либо капитализм в конкретных видах. Возможны варианты … 1.Если реально господствует класс капиталистов и буржуазное чиновничество – в КНР капитализм “социалистического типа”, как в Швеции. Тогда формационное отличие строя Швеции от строя КНР – отличие позднего капитализма от предыдущего. “Социалистический тип” позднего капитализма предпочтительней “неолиберального”, явление естественно предкоммунистическое, понятное при стихийной формационной истории. “Социалистический тип” капитализма до позднего тоже предпочтительней обычного, явление тоже предкоммунистическое, но не естественно, понятное только при наличии предыдущего социализма. И в любом случае “социалистический тип” капитализма – не социализм (при любом его отклонении от идеала). 2. Если же в  КНР реально господствует (как в СССР с 30х годов) социалистическая бюрократия с выделившейся номенклатурой и псевдомарксистской партией – значит в Китае прокапиталистический социализм, нашедший в конкретной ситуации эффективный путь развития экономики, но перспективой имеющий капиталистическую контрреволюцию, как в СССР рубежа – 80х-90х. Тогда китайская специфика социализма – легализация сращивания бюрократии и капиталистов, что было скрытным в СССР времен Застоя (капиталистический уклад был подпольным). Естественная раньше или позже капиталистическая контрреволюция может принять вид как плавного перехода в “социалистический тип” позднего капитализма, так и в лиходейства типа отечественных 90х с его последствиями. 3. И можно, конечно, порассуждать, что в КНР – хорошее приближение к идеалу прокоммунистического социализма (черновым наброском которого были НЭП СССР и некоторые моменты в разных странах социализма) с несомненно коммунистическим итогом. Т. е. что капиталисты КНР, как нэпманы, под жестким контролем социалистической диктатуры, лишь используемые, как царские чиновники, за материальные блага и т. д.; что весь подмятый капитализм устойчиво сводится на нет. Не могу принять эту пастораль. К коммунизму на базе капиталистических производительных сил можно идти только с марксизмом – его наукой и его идейностью. О какой науке может идти речь при смешении высочайшего обществоведения марксизма с архаикой чуть ли не КНИГИ ПЕРЕМЕН и схоластикой феодализма? О какой идейности может идти речь, если проклиная СССР за “ревизионизм” “китайские марксисты” сначала, в сторонке от борьбы “ревизионистов” и капитализма, под руководством Мао обделывали свою “национальную антикапиталистичность”, а затем пошли на сожительство с США и своими  национальными капиталистами, по прежнему клянясь в верности тому же Мао? “Китайские товарищи” учитывают негативный и позитивный опыт предыдущего социализма, до сих пор могут не надрываться в борьбе с капитализмом, как вынужден был до конца СССР, ловко встроились в мировую капиталистическую экономику (куда их сначала допустили, чтоб отколоть от главного противника капитализма), прагматично подключили опасные капиталистические рычаги. Производительные силы быстро росли к коммунистическим. Но, во-1, потенции удачно нащупанного пути развития экономики не бесконечны, а на помеси марксизма и конфуцианства научно вовремя сменить путь вряд ли получится – эмпирический поиск даже умных людей постоянного успеха не гарантирует. И во-2, сомнительно, что быстрый рост производительных сил Китая сопровождается любым приближением к производственным отношениям коммунизма, а не готовит откровенный переход к капитализму. Во всяком случае, мои прежние сомнения статья Шевченко, с его и КНР апелляцией к специфическим докапитализму и капитализму, с их ревизией марксизма, усилила.

                                                                                  *     *     *

          Классический ревизионизм Бернштейна и компании задавался, во-1, вступлением развитых стран в перезрелый капитализм с его общей и утонченной реакцией, а во-2 – проявлением формационной нефинальности капиталистической формации, объективно тогда далекой от канонической коммунистической революции даже в самых развитых странах. Прежние, частные причины революционного подъема естественно тред-юнионистского пролетариата закончились. Объективно нужно было либо ЖДАТЬ (не обязательно смирно) естественной коммунистической революции, либо по новому ГОТОВИТЬ (обязательно не бесшабашно) искусственную социалистическую, используя прежний задел марксистского движения. Неосознаваемая альтернатива преломилась в ревизионизме и ленинизме с массой промежуточных вариантов. На общую ситуацию накладывались национальные специфики, “внешняя” революция в физике и пр. Гносеологические корни современного ревизионизма – общее несовершенство начального марксизма, сильное несовпадение прогнозов Классиков и не классиков с реалиями XX века. Эти корни – давние. Гносеологические проблемы требуют своего последовательного преодоления, но такое преодоление сильно зависит от состояния с классовыми корнями идеологии. Капитализм век подпирал ревизию марксизма и меньше века марксизм подпирался (не вполне полезно) не лучшим из возможных социализмом в связке с мировым коммунистическим движением. “Крах социализма” расширился крахом коммунистического движения и с тем кризисом марксизма, расцветом ревизионизма. Многие “гносеологически” растерялись, впали в отчаяние честных людей и стушевались. Другие классово перестроились, с выгодой перешли на позиции буржуазии. Но очищение марксистского движения от нестойких и прохвостов просто полезно. К сожалению, наряду с откровенными экземплярами тех и других есть много перевертышей, старающихся не выглядеть ренегатами. Эти – самые опасные. Для меня неясны перспективы “социализмов со спецификами” китайской, вьетнамской, северо-корейской, может быть белорусской и еще какими-то, хотя перспективы этих практик на теориях ревизии марксизма (без их своевременного преодоления) у меня вызывают сильнейшие сомнения. Сомнений у меня не вызывает вред самих этих теорий. И не вызывает сомнения вред терпимости к ревизионизму тех, кто хочет быть марксистами, а не полуконфуцианцами и еще чего напридумывают разные “марксистские аналитики”.

          И немного о терминах… Некапиталистический социализм – нелепость в системе традиционных понятий марксизма. Социализм и задумывался как отрицание капитализма. Долгое время термины СОЦИАЛИЗМ и КОММУНИЗМ существенно не различались. Неожиданности практики XX века обусловили жесткое различие ПОЛНОГО ИДЕАЛА и его реализация в не самых развитых странах. За первым закрепилось название КОММУНИЗМ в узком смысле, за второй – СОЦИАЛИЗМ. Но во время Октября развитые страны капитализма считались формационно финальными, а Россия – страной среднего капитализма. В начале XXI века остается констатировать, что самые развитые страны столетия назад были средними капиталистическими, а Россия – ранней капиталистической (Революция 5  года – аналог Революциям 1640 и 1789). А с тем надо четко осознать, что весь социализм XX века – на базе капиталистических производительных сил. Это не естественный способ производства, формация при единстве производительных сил и соответствующих им производственных отношениях. Этот неественный способ производства резонно по реалиям XX века обозначить социализмом, а естественный способ производства, соответствующую формацию (даже ее раннюю фазу) после капитализма и социализма – коммунизмом. Социализм и коммунизм – только некапиталистические, антикапиталистические (даже прокапиталистический социализм в какой-то мере и форме). Но социализм – некапитализм, антикапитализм рядом с капитализмом (при неудаче и до капитализма), а коммунизм – после капитализма (и социализма). В XX веке возникло понятие некапиталистического пути развития – по целям докапиталистических стран. По реалиям века именно социализм являлся некапиталистическим путем развития на базе капиталистических производительных сил.  Целесообразно некапиталистический путь развития по целям докапиталистических стран обозначать путем социалистической ориентации. Лингвистические упражнения Шевченко выводят на термины КАПИТАЛИСТИЧЕСКИЙ СОЦИАЛИЗМ и СОЦИАЛИСТИЧЕСКИЙ КАПИТАЛИЗМ. МОЖНО первый использовать для обозначения НЭПа, “Югославской модели”, МОЖЕТ БЫТЬ “Китайской” и др., а второй – для обозначения строя Швеции и т. д., МОЖЕТ БЫТЬ Китая и т. п. Но если и так, то только в кавычках. Термин ИСТОРИЧЕСКИЙ КОММУНИЗМ Фурсов предлагает для РЕАЛИЙ XX века в противовес ВЫДУМКАМ Классиков. Классики ошиблись в сроках РЕАЛИЗАЦИИ своих крайних расчетов, их РЕАЛИЗАЦИЯ (с неизбежными коррекциями задумок век и более назад) – впереди. Но без попыток реализации тех расчетов не было бы многих РЕАЛИЙ XX века. И по термину главное – почему реальное должно именоваться именно историческим? Раз Фурсов апеллирует именно к реальности – так бы и писал, что РЕАЛЬНЫЙ КОММУНИЗМ. Неудобно за реалии воплощения идеала? Так неужели от акцентирования историчности реальности ее идеальность повысится? Или еще какие мотивы? Есть термин СОЦИАЛИЗМ (пусть РЕАЛЬНЫЙ), есть традиция понимать под социализмом нечто более низкое, чем коммунизм в узком смысле (в общем, будущую реальность). Зачем огород городить, усугубляя дополнительными неологизмами и без того сложную ситуацию в теории? Я выше высказал мнение, что особый строй – некапиталистический на базе капиталистических производительных сил – резонно обозначить социализмом (в зависимости от вектора его реального развития разделяя прокоммунистический и прокапиталистический). А за еще не реализовавшимся идеалом Классиков лучше оставить термин КОММУНИЗМ (на базе производительных сил выше любых капиталистических). По-моему – такая терминология и проще, и в большем соответствии с традициями марксизма.