Реконструкция прошлого

                                                          РЕКОНСТРУКЦИИ ПРОШЛОГО        

                                                     Реконструкция “азиатской” формации                                                                              (с позиций статьи “Формационный подход к истории” на моем сайте). 

     На базе ирригационных переворотов Амратской культуры (первая половина четвертого тысячелетия) в Египте и культуры Варка (вторая половина четвертого тысячелетия) в Месопотамии начинались первые в мире “азиатские” ТРАНСФОРМАЦИИ – шел первый в мире ГЕНЕЗИС первых классовых отношений (социальное неравенство и т. д.).                                                                                                                   В Месопотамии условно с возникновением письменности можно связать АНТИЦИПАЦИЮ “азиатского” строя в рамках трансформации.                                                                                                                        Этнографические материалы позволяют охарактеризовать РЕАКЦИОННЫЙ период первой классовой трансформации, когда разлагающийся первобытный строй пытается задержать свое разложение. Богатые соплеменники принуждаются делиться своим богатством с остальными или уничтожать это богатство. Общество может даже санкционировать убийства слишком истовых эксплуататоров. И т . д.. Можно предполагать, что реакционные периоды трансформации связаны с Герзейской культурой (с середины четвертого тысячелетия) Египта и Первым протописьменным периодом – ППI (начало третьего тысячелетия) – Месопотамии: уже ясно выражено социальное неравенство (и т. д.), но еще отсутствует опекающее его государство.                                                                                                                           РЕВОЛЮЦИЯ (в узком смысле – переход власти от старых сил к новым) археологически фиксируется с трудом. А этнография позволяет предполагать ее главные события достаточно кратковременными (смена разлагающейся первобытной демократии явной властью вождя, жреца, узкого слоя знати). Но эти краткие события внутри реакционного периода долго подготавливаются – выделением из родо-племенной структуры мужских домов, деятельность которых все более направлена против прежнего строя, в тех же целях созданием тайных мужских союзов и пр.. Вообще – хотя пережитки матриархата могут сохраняться даже после “азиатской” формации – в основном с “азиатской” трансформацией связано “всемирно-историческое поражение женского пола” на тысячи лет. Археологически революция привязывается к рубежу I и II ПП в Месопотамии. В Египте революция связывается с реконструируемым историками возникновением здесь государства.                                                                                                               Наглядный результат революции – именно возникновение первого, с тем ОЧЕНЬ примитивного, государства, начало ЗАКРЕПЛЯЮЩЕГО тем государством новый строй периода. Его можно полагать примерно с 3300 года в Египте (Нулевая династия – 0 Д), с 2850 годом (начало ППII) в Месопотамии (явно поднявшийся над обществом аппарат управления храмовым хозяйством). С этим временем можно связать первые как-то известные исторические личности, пусть и полузабытые, размытые легендами. Это – фараоны 0 Д Египта. Это - прообразы "допотопных царей" Шумера; это – первые некоторые “исторические” (имевшие тоже "допотоные" прообразы?) цари Киша (во всяком случае, великий герой Этана) и Урука (наверняка Эн-Меркар, который построил названный город и “тягался” с царем другого города).                                                                                                                                                         Археологически трудно фиксировать режимы РЕСТАВРАЦИИ первобытного строя на исходе “азиатской” трансформации. Возможно, "потопные" явления Шумера на исходе ПП II связаны с реставрацией ирригационной неупорядочности первобытного строя в связи с ослаблением закрепляющей диктатуры (когда "царственность" - государственность - "вознеслась на небо" в пользу первобытной реставрации, с реставрацией ирригационного хаоса).                                                                                         В Египте 0 Д скоро обрела значение в масштабе страны. Линейное построение вдоль Нила номов Верхнего Египта облегчило их быстрое объединение в одно государство. Под его влиянием и, возможно, в противовес ему как-то объединился пространственно двумерный Нижний Египет. Но соответствующее объединение было более рыхлым и систематически зависело от Верхнего Египта. Двумерная Месопотамия являла собой подобие Нижнего Египта – без воздействия чего-то подобного Верхнему Египту (но тоже при чьей-то гегемонии). Союз номов Месопотамии ППII с центром в Ниппуре был, наверно, добровольным и больше культурным (единая письменность и пр.).}

      С завершением трансформации начинается РАННИЙ этап “азиатской” формации. Основные классы (разные эксплуатируемые храмовых, других крупных хозяйствах и т. д.; выборная администрация из общинной знати Месопотамия, первые чиновники примитивной монархии в Египте и т. п.) еще не выражены. Основную массу трудящихся (“добровольно” на храм и т. п.) составляют свободные потомки первобытных общинников. Культура еще достаточно проста. {Для Египта примерное время раннего этапа – первая половина I Д, а для Месопотамии – примерное время Первого раннединастического периода (РДI). В Месопотамии на ранний этап пришлось большинство представителей I Д Киша. Видимо, издавна единое образование составляли Ур и Урук (слабая аналогия Верхнему Египту?). Возможно, закрепляла ранний строй Забытая Д Урука (до середины XXVIII века; ее представитель – Эн-Меркар), а ее свержение и переход власти к Архаической Д Ура имело момент реставрации. Но главное историческое назначение Архаической Д Ура – режим раннего этапа.}

      В рамках раннего этапа шел генезис классических “азиатских” отношений – укрепление крупных хозяйств, консолидация основных классов, сокращение класса свободных общинников и пр.. Антиципационными можно предполагать разные новации при фараоне Дене середины I Д. В Месопотамии антиципационными можно полагать первые заявки на лидерство лугалей. После Дена заметен отказ от новаций, определенный застой в культуре – что можно трактовать как проявления реакционного периода. В Месопотамии на исходе РДI растущей власти чиновников во главе с лугалями реакционно сопротивлялась общинная знать. Со II Д Египта связан революционный перелом первого “азиатского” переворота, самая ожесточенная борьба, кровавое “замирение” Нижнего Египта. В Месопотамии перелом пришелся примерно на время РДII (особая роль Гильгамеша в доминирующем Уруке). Пришедшие к власти новые социальные силы закрепляли победу классического “азиатского” строя сильными режимами III и IV Д в Египте, части I Д Урука и I Д Ура в Месопотамии. Особенно наглядно в Египте создавалась на века выразительная классическая культура – Пирамиды, культ бога Ра и пр.. На исходе IV Д (фараон Шепсескаф) видны явления реставрации – почти отказ от Пирамид, от поклонения Ра и др.. Очень выразительны реставрационные моменты правления Уруинимгины в месопотамском Лагаше. “Славно свергли” реставрации V Д Египта и Лугальзагеси в Месопотамии. Но историческое значение последнего затмил менее типический Саргон с месопотамской периферии. {Можно думать, что Архаическая Д Ура обеспечивала себе место в истории не хуже, чем синхронная I Д Киша, и пресекала династические амбиции зависимого Урука. Но когда со знаменитым Гильгамешем в двуедином номе к власти пришла I Д Урука – теперь она навсегда затерла Архаическую Д Ура и искусственно удлинила себя героями устных преданий: сказачного Мескианггашера первобытной старины, Эн-Меркара Забытой Д, Лугальбанды и Думузи. Причем Думази из поселения Кувари собственно Ура – возможно, прямой назначенец Ура (во время реакционного периода?), возможно свергнутый Гильгамешем или его предшественником.} 

      Время V Д в Египте и Аккада в Месопотамии – ЗРЕЛАЯ фаза КЛАССИЧЕСКОГО этапа формации. Господствует система больших царско-храмовых хозяйств с очень тщательно фиксируемым учетом. Костяк эксплуататоров составляют чиновники (писцы и пр.) этих хозяйств, а прежние разнородные прослойки эксплуатируемых консолидированы в однородный массив трудящихся типа гурушей, и схожих, и отличных относительно и рабов, и феодально-зависимых. {Следует подчеркнуть, что достаточная политэкономия “азиатской” формации – дело будущего. Здесь акцент – на истории формации.} Общинники теряют значение эксплуатируемых, но, возможно, повышается их роль стабилизатора общества, классово резко поляризованного. Государство рассматриваемых стран представляет умеренно централизованную монархию. Культура имеет классический для формации вид.                                           Затем наступает межфазовый ПЕРЕХОД. С переменами в рамках классических “азиатских” отношений переживает кризис прежняя политическая надстройка (VI – VII Д Египта; Месопотамия в XXII веке даже захватывается иноземцами).                                                                                                                                   С преодолением кризисных явлений классические отношения модифицируются в отношения ПЕРЕЗРЕЛОЙ фазы (классические отношения, как соответствующих этапов других формаций, сохраняются, но размываются). Как и в других формациях, эта фаза может выступать в двух надстроечных оформлениях. Месопотамия крайне централизуется самым мощным государством (III Д Ура – ср. с Ранней Римской империей рабовладельческой формации, сословной монархией Западной и “крепостническим абсолютизмом” Центральной Европы феодализма), все не общинные хозяйства консолидируются в одно; общины, видимо, подминаются. Но Египет распадается на владения олигархов (VIII – X Д – ср. с раздробленностью эллинистической Греции, средневековой Германии и Польши Нового времени).

      В рамках (перезрелой фазы) классического этапа идет генезис отношений ПОЗДНЕГО этапа, возможно, более интенсивно в рамках отдельных хозяйств олигархов Египта. Важнейшим “внешним” антиципационным явлением второго переворота в Месопотамии стало вторжение амореев рубежа третьего-второго тысячелетий, сильно ослабившее классическую инерцию единого хозяйства страны. Реакционно пыталась сохранить классический строй жесткая I Д Иссина в Месопотамии. Подобную политику проводила жесткая XI Д Египта. Захваты XIX века власти амореями в отдельных городах Месопотамии сломали реакционный режим. Также сломала реакционный режим XII Д в Египте. Закрепляла новый строй сильная власть I Вавилонской Д (особенно при Хаммурапи) в Месопотамии и XII Д (с Аменемхета III, сломившего, наконец, могущество олигархов) в Египте. Где-то на исходе переворота, с ослаблением закрепляющей диктатуры, Египет покорили гиксоссы, а Месопотамию – касситы. Завоевания извне как-то преломились с внутренне назревшими реставрационными явлениями. Изгнание гиксоссов стало своего рода “славной революцией” переворота. В Месопотамии реставрационные явления “славно” изжили завоеватели-касситы. 

      В середине второго тысячелетия в Египте и Месопотамии господствовал поздний “азиатский” строй. Классические огромные хозяйства были раздроблены на “пекулии” с ”посаженными” на них потомками гурушей. Для культуры позднего этапа характерны определенное отрицание классики, предпосылки рабовладельческих науки (системное математическое, астрономическое, медицинское и прочее знание), философии (Песнь Арфиста и т. п. литература, развитая теология), искусства (преодоление “азиатской” классики). Особый момент – в дальнейшем перерастание новыми тенденциями рамок позднего этапа в канунных явлениях второго переворота в Египте – “реформация” и искусство времен Эхнатона. 

      В рамках позднего этапа формации шел генезис рабовладельческих отношений. Удачливые даже “держатели пекулиев” и преуспевающие общинники вели хозяйство с использованием труда эксплуатируемых типа рабов. Эксплуататоры нового типа сплачивались в новые организации с чертами полиса, часто вокруг храмов. Главным антиципационным явлением в Месопотамии примерно с XIV века стали предполисные автономные города. В Египте самое яркое антиципационное явление – религиозная реформа Эхнатона, предвосхитившая религиозные явления следующей формации. Хотя сама эта экстремистская реформа была позднее перечеркнута – ее фактически продолжило возвышение бога Птаха – ТОЖЕ в противовес прежнему Амону-Ра. Движущей силой канунных процессов Египта были т. н. “сироты” – эксплуататоры нового типа. Пиком кануна в Египте стало движение сирийца Ирсу, потрясшее страну, ее социальный строй (ср. с религиозным движением Уиклифа и связанное с ним восстание Уота Тайлера в Англии – тоже канунные явления, хотя второго переворота и другой формации). Разгром движения Ирсу означал некоторый разгром “сирот” и реформатских поползновений. Установилась реакционная диктатура (главная фигура – Рамзес III), пытавшаяся сохранить отживший строй. А в Месопотамии затормозилось становление предполисных городов. В Египте с приходом к власти ливийцев в XI веке реакционная диктатура, с ней (поздний) “азиатский” строй были революционно сломлены. Для Месопотамии важную революционную роль играли вторжения “варваров” около 1200 года. Закрепляли (ранний) рабовладельческий строй сильные режимы Шешонка I в Египте и Навуходоносора I в Месопотамии (в ней завершение рабовладельческой трансформации деформировали завоеватели). 

                                                                                            * * * 

       Образцы “азиатской” формации Египта и Месопотамии вдоль больших рек – самые выразительные. Но “тотальное” развитие их (храмово-)государственного сектора (в том числе в государственно полуобособленных владениях олигархов Египта конца третьего тысячелетия) не типично для классовых формаций. Может быть и для “азиатской” формации такая степень – некоторое отклонение от некоторого канона (хотя отклонение, вероятно, и показательное именно для первой классовой формации). Может быть, более типическими были формационные образцы Хеттов, Финикии, Крита, некоторых цивилизаций доколумбовой Америки, номы у йоруба Гвинейского залива и пр., где общинная верхушка, может быть, еще какие-то не чиновники играли среди эксплуататоров более важную роль. Однако трех-этапный формационный канон оказался вполне выдержан, насколько сейчас можно судить, только именно в Египте и Месопотамии. 

      Недавние “азиатские” общества Америки, Африки, Полинезии колониальными захватами подверглись разгрому, вплоть до уничтожения, почти такому же, как общества первобытные. В тоже время, общества феодальные, в основном, только ставились в зависимость от колонизаторов – и развитие их, пусть безжалостно, ускорялось. Трудно признать при синхронном наборе формаций от родо-племенной до капиталистической полное отсутствие формации рабовладельческой. Вероятнее, ее не самые типичные образцы, деформированные влиянием феодализма и пр. – пока просто не опознанные объекты (но невозможно с формационных позиций признать именно антично-рабовладельческими плантационные хозяйства с невольниками колониальных Америки и пр. – скорее, надо видеть в них нетипичные формы феодализма или даже капитализма). Из-за этой неопознанности их лучше не касаться. А вот особую слабость существования “азиатской” формации по сравнению с другими классовыми не только можно констатировать по фактам Нового времени, но и дополнительно подтвердить фактами древности – судьбами Хараппы, т. н. Маргианской цивилизации, Эгейской цивилизации и пр.. 

      В статье “Формационный подход к истории” на моем сайте наряду с трех-этапным каноном формации предложен ее двух-этапный вариант (прямой переход раннего этапа в поздний, минуя классический) на буксире соседнего трех-этапного канона. Предложен двух-этапный вариант и для “азиатской” формации (ярко выраженное социальное неравенство и т. д. Скандинавии с. э.). Образец двух-этапного феодализма – в Швеции. Там в XVI – первой половине XVII века происходил типичный переход от раннего феодализма к классическому – сильное государство укрепляло крупное землевладение и закрепощяло свободных крестьян. К середине XVII века классический облик феодализма обрисовывался достаточно ясно. Но с усилением общественной борьбы (не ахти, какой сильной по нормам феодализма) в этой середине века развитие страны претерпело резкие перемены. Во второй половине XVII века вдруг возникший достаточно типичный абсолютизм установил достаточно типичный поздний феодализм века XVIII. 

      Ассирия всегда отставала от Южной Месопотамии. В первой половине второго тысячелетия Ассирия была вполне выразительной ранней “азиатской” страной (особенность – исключительная роль торговли; придали специфику развитию Ассирии и ее включения в разные державы). С середины тысячелетия в стране происходит первый переворот – создаются крупные хозяйства знати с эксплуатацией в них “гурушей”, усиливается царская власть. При некоторой специфике “азиатских” процессов в Ассирии и завершении всей “азиатской” формации в соседней и этнически родственной Вавилонии развитие последней ломает трех-этапную классику первой. В 1208 году закрепляющего классику Тукульти-Нинурта I убивают (королеву Кристину в Швеции середины XVII века только выжили за границу). Дальнейший строй мало похож на “азиатскую” классику – скорее напоминает (насколько можно судить по скудным данным о предмете рассмотрения) поздний этап формации в Вавилонии. При правильности этой интерпретации фактов можно думать, что в середине VIII с. э. в Ассирии устанавливается специфический ранний рабовладельческий строй, в ряде моментов напоминающий “Ликургов строй” ранне-рабовладельческой Спарты. Взаимодействие ранне-рабовладельческой Ассирии и зависимой от нее Вавилонии, где уже происходил первый рабовладельческий переворот – важнейший фактор, определяющий события тогдашней всей Западной Азии. 

       В статье “Формационный подход к истории” общественные перемены IX века с. э. в Китае принимаются рабовладельческой трансформацией, с тем предыдущий классовый строй – “азиатским”. Как будто нет данных об огромных хозяйствах с “гурушами”. А в системе землепользования “колодезных полей” проглядывает аналог раннему “азиатскому ” строю Ближнего Востока или пр. (т. е. повинности свободных общинников на храмовых наделах, “принадлежащих богам, представляемым” храмовой верхушкой, и т. д.). В тоже время Скандинавия с ее рядом двух-этапных формаций демонстрирует длительное сохранение очень древних архаизмов, не перемолотых классиками формаций. С тем предполагается, что “колодезная система” раннего “азиатского” строя, не уничтоженная строем классическим, модифицировавшись, господствующей перешла сразу в поздний этап; а затем, дополнительно видоизменившись – и в ранний рабовладельческий строй VII века. С тем предполагается, что время династий Ся и Инь до XII века – становление и существование раннего “азиатского” строя; затем – поздний строй при династии Западная Чжоу. На Китай не влияли более развитые “азиатские” страны. Но к концу тысячелетия он подвергся сильнейшему воздействию достижений кочевников Севера и земледельцев Юга, достижений, вместе давших вдоль Хуанхэ эффект иной, чем раздельно на Севере и Юге. 

      В Японии древнейший классовый строй связан с системой “священных полей”, напоминающей “колодезную систему” и подобные системы раннего “азиатского ” строя других стран. Предполагается, что ранний этап “азиатской” формации Японии под воздействием Кореи и Китая около 400 н. э. года сменился поздним (явны перемены в обществе), с сохранением модифицированных “священных полей”. А в VI веке под тем же внешним воздействием Япония перешла (ликвидация “священных полей” и др.) к рабовладельческому, тоже двух-этапному строю (поздний этап – с реформы Тайка в середине VII века н. э.), просуществовавшему до феодальной трансформации конца VIII века (резкое сокращение рабства, полное сложение феодальной надельной системы и пр.). 

      Сходство доколумбовых цивилизаций Америки и древнейших цивилизаций Ближнего Востока отмечено давно. Америка не раз иллюстрировала слабость “азиатского” строя перед природными факторами и первобытной периферией (тем более перед поздним феодализмом Европы). С тем у ацтеков все еще господствовал ранний “азиатский строй”, а у майя, возможно – классический. Возникновение империи Инков, вероятно, связано с первым переворотом – созданием мощного государственного сектора с “гурушами” и подчинением ему общинников (даже завоеванных первобытных). Америка явила канонический образец быстрого перехода в европейских колониях от “азиатского” (и первобытного) строя к строю (раннему) феодальному (формально свободные индейцы-общинники, но эксплуатируемые государством так интенсивно, что они стремительно превращались в крепостных пеонов – быстро произошел первый феодальный переворот). А тенденции к рабовладельческому строю античного типа (с рабами-индейцами и пр.) были преодолены еще в XVI веке. Плантационное рабство за пределами территорий “азиатской Америки” и с завезенными черными “рабами” – скорее нетипичная разновидность позднего феодализма (продолжение логики “второго издания крепостничества” классического феодализма Центральной Европы, реализация потенций месячины в России?), навязанного извне. 

      В древней Африке “азиатскими” кроме Египта можно уверенно определить Куш, государство гарамантов. А если априорно не принимать доколониальные классовые отношения Черной Африки феодальными, то хотя бы в отношении “городов” Гвинейского залива легко опознать их облик номов “азиатской” формации, возможно, ее классического этапа. Социальный строй стран Западного Судана около 1000 года был особенно близок строю ранней “азиатской” Ассирии (тоже важнейшая роль посреднической торговли). В начале второго тысячелетия разворачивается первый переворот – появление массы разного вида зависимых, больших хозяйств знати. При ши Али (XV век) у сонгаев – классический строй обрел черты канона Египта и Месопотамии – в больших хозяйствах согласованно работали “отряды гурушей” (видимо, классический строй еще не был каноническим – как “еще” не обрел канонический вид классический феодализм при Кристине Шведской). Но затем произошли крутые перемены. Свержение преемника ши Али аскией ал-Хадж Мухаммедом I Л. Е. Куббель считал более значимым, чем просто дворцовый переворот. И общественные отношения после него мало напоминают “азиатскую” классику (при ши Али, в том числе). Видимо, как и в Ассирии, у сонгаев (и в Канем-Борну?) имел место (под влиянием феодальной Северной Африки) двух-этапный вариант формации. До европейских колонизаторов сохранялся строй вполне поздний “азиатский” – и до сих пор его черты проступают в меняющемся обществе региона. Это – общая схема. Сложность схематизации истории региона та, что его центр постепенно смещался на юго-восток (Гана – Мали – Сонгай); а саванный характер северо-запада региона и его приречный (как в Египте и Месопотамии) характер юго-востока задавали внутрирегиональные специфики “азиатского” строя (ближе к канону – вдоль Нигера). У большинства банту к колониальному захвату первобытный строй уже сменился или сменялся примитивным классовым – вероятно, ранним “азиатским” (слабая эксплуатация не первобытных общинников невыразительной знатью при зарождающихся прослойках “гурушей” и крупных владений с ними). 

      В Микорнезии перед европейскими захватами можно предполагать разные ступени “азиатской” трансформации, в Полинезии – ступени “азиатской” формации, в основном ранний этап (но на Тонга, Таити, Гавайях – классический или переходы к нему). 

      На части территории Ирана и в Средней Азии ко второму тысячелетию с. э. происходила “азиатская” трансформация, под влиянием Месопотамии и с тем в близких ей формах. А вдоль Инда вообще сформировался уже именно “азиатский” строй, вероятно, классический – и самого близкого вида к канону Египта и Месопотамии. Но даже цивилизация Хараппы пережила гибель – как и помянутые Ирана и Средней Азии. Причем, расселение индоиранцев, скорее всего, не играло главной роли. Социальный строй региона сразу после гибели древнейших цивилизаций неясен. А после него в Индии и Иране возник (ранний) рабовладельческий строй. Это проблематично с позиций строя формаций и закона соответствия характера производственных отношений уровню производительных сил. И не было, ведь, сильного прямого влияния более развитых соседей. Возможно – играло роль наложение неизжитых достижений аборигенов и кочевых индоариев, у которых было уже и свое перерастание первобытного строя.

                                                                              * * *

                                                         Структура “азиатской формации”.                                                                          Египет         Месопотамия        Ассирия               Китай              Сонгай                 Перу       генезис          Амрат               Варка                                     Луньшань                                                                          -3540                -3000                -2330                 -2147                 800                     75       антиципация                          письмо                                                                                                                              -3540                -3000                -2330                 -2147                 800                     75         реакция        Герзей                 ППI                                                                                                                                -3330                -2850                -2090                 -1907                  950                   450         революция                                                                                 Юй                                                                              -3330                -2850                -2090                 -1907                  950                   450         закрепление     0 Д                  ППII                                             Ся                                                                                -3190                -2750                -1930                 -1747                 1050                   700         реставрация                                                                                                                                                                  -3190                -2750                -1930                 -1747                 1050                   700   ранний этап     I Д                    РД I                                           Инь                   Гана                                                    -3050                -2650                -1770                 -1587                 1150                   950         антиципация    Ден                лугали                                                                                                                              -3050                -2650                -1770                 -1587                 1150                   950         реакция            IД                   РД II                                                              кризис Ганы          кризис                            -2980               -2600                 -1690                 -1507                 1200                  1075     перелом          II Д              I Д Урука                                                                Мали                                                      -2770               -2450                 -1450                 -1267                 1350                 1450 закрепление   III IV               IД Ура                                                                 ши Али               Инки                              -2560               -2300                 -1210                 -1027                 1500                 1825?   реставрация Шепсескаф   Уруинимгина                                                                                                                            -2560               -2300                                                                                                         зрелая фаза    V Д                Аккад                                                                                                                                -2420               -2000                                                                                                           переход                                                                                                                                                                         -2280               -2100                                                                                                         перезрелая    VIII-X              III Ура                                                                                                                                -2140               -2000                                                                                                           антиципация                         амореи                                                                                                                              -2140               -2000                                                                                                реакция          XI Д            IД Иссина                                                                                                                              -2000               -1900                  -1210                 -1027                 1500                              перелом         XII Д              захваты                                     смена Инь         ал-Хаджи I                                                 -1860               -1800                                                                                                           закрепление АменемхетIII Хаммурапи                                                                                                                            -1720               -1700                                                                                                   реставрация гиксосы ?                                                                                                                                                   -1580               -1600                                                                                                         поздний этап Новое царство  касситы                                       З.Чжоу                                                                            -1370                -1450                                                                                                           антиципация Эхнатон,Ирсу    дополисы                                                                                                                            -1230                -1350                                                                                                     реакция      РамзесIII                                                                                                                                                      -1090                -1250                   -744                   -843                                                 революция   ливийцы          “варвары”                                                                                                                              -950                -1150                                                                                                 закрепление ШешонкI      НавуходоносорI                                                                                         

      На материале Египта и Месопотамии предлагается общая (жесткая, с подгонкой частностей под общую схему) хронологическая структура формации – с разными основными “шагами” по странам (для Египта – 140 лет, для Месопотамии – 100). Краткие, невыразительные, плохо изученные явления отмечены дублированием дат. Эта структура предлагается для раннего этапа других (двух-этапных и “одно-этапного” в Перу вариантов) стран. “Шаги” для ранних этапов: Ассирии – 160 лет, Китая – 160, Сонгая – 100, Перу – 250. 1825 год для Инков - расчетная дата завершения переворота без нашествия европейцев. Все количественные расчеты, разумеется, условны, приближенны – ‘’качественны”. Схема для Сонгая – искусственно комбинированная. На развитие Сонгая сильнейшим образом повлияло развитие Мали, а на развитие Мали – Ганы. С тем в схеме Сонгая присутствует развитие и названных других стран. Кроме того, канонические “отряды гурушей” – только именно в собственно Сонгае, ТОЖЕ вдоль большой реки. На других территориях Западного Судана самые классические “азиатские” отношения всегда отличались от этого канона с приближением к классике Хеттов и пр.. В Мали неканоническая классика утвердилась, видимо, в XIV веке – с чем началось ослабление государства. Здесь тоже надо полагать быстрый переход от едва утвердившейся классики (неканонической) к позднему строю – несколько иначе, чем в собственно Сонгае. 

                                                                                                   * * * 

      В марксистской исторической науке важна и трудна проблема перехода от первобытного строя к классовому. В советской науке почти беззаботно принималась возможность перехода от первобытного строя прямо к феодализму, минуя рабовладельческую формацию – если не касаться и дискуссионной “азиатской”. Основная аргументация – поскольку где-то возникла передовая формация, всему человечеству нет нужды проходить все предыдущие (нечто вроде мнения Троцкого, что если самые развитые страны дозрели до отмирания капитализма – начинать переход к послекапиталистическому строю можно в формационном плане где угодно) – не отвечает основному марксистскому историческому закону соответствия характера производственных отношений уровню производительных сил. Или придает ему крайне экстравагантный характер вроде того, что буржуазная революция XVII века в Англии открывает легкий и быстрый переход к капитализму и для мезолитских аборигенов Австралии – не для европейцев на захваченных территориях. Но соответствующий захват – худший вариант действительного ускорения развития отсталых регионов под действием передовых. Отмеченная выше гипотеза двух-этапных формаций, без классических этапов долго сохраняющих анахронизмы далекого прошлого, позволяет смягчить проблему, озвученную в начале абзаца. И большое значение имеет принятие “азиатской” формации, архаичной первой классовой формации, в двух-этапном варианте трудно отличимой от разлагающегося первобытного строя. 

      Специалисты по началу классового строя часто склонны списывать на строй первобытный все архаическое в первом, что не имеет классической классовости. Условием такого подхода является ориентация на поздний первобытный строй (уже производящая экономика и пр.) как на канон этого строя. Для людей, занимающихся классовым обществом, как-то можно понять, что они за его рамками видят только общество, ближайшее к классовому строю. Но это необъективно с позиций обычного принятия в классовых формациях их канона где-то в их исторических серединах – не в ранних и поздних этапах. Таким же должен быть подход – даже у специалистов по классовому строю – и к первобытному обществу. При всех давних неясностях формационной концепции в отношении доклассового строя, неясностях, усилившихся общим разбродом в понимании этой концепции после “краха социализма” и, соответственно, “генсековского марксизма”, констатировать какое-то доклассовое общество и какую-то его историческую структуру приходится. Без особых дискуссий приходится констатировать родо-племенной строй (один из первобытных, доклассовых?), который можно обозначить и формацией – в прежнем или как-то расширенном значении. О ее начале (с Человеком Разумным или раньше?) говорить сейчас преждевременно. Но без особого напряга классическим этапом родо-племенного строя нужно признать его на высшей ступени присваивающей экономики – мезолитской, эпипалеолитской, неолитской без сельского хозяйства (может быть частично или полностью и верхнепалеолитской?). Родо-племенной строй на этой ступени вполне выразителен – и не предвосхищает следующий классовый строй так, как поздний рабовладельческий строй Поздней Римской империи предвосхищает феодализм, а поздний феодализм – капитализм. ТАК предвосхищает классовый строй поздний родо-племенной строй на базе производящей экономики, ПОЗДНИЙ этап родо-племенной формации. Это поздний этап именно в чем-то предвосхищает классовый строй (сложная архитектура, какая-то протописьменность, усложнение социальных отношений, социальной структуры при элементах социальных различий и пр.). Но до качественных перемен “азиатской” трансформации он остается родо-племенным строем, хотя и предклассовым. И если сравнивать, например, строй славян или скандинавов первого тысячелетия н. э. не с поздним родо-племенным (ранние земледельческие культуры Европы в том числе), а с его “мезолитской” классикой – то он, наверно (с ясно выраженным социальным неравенством и элементами эксплуатации человека человеком, знатью и “рабами”, многим прочим не первобытным), окажется, скорее, ближе канону раннего рабовладельческого строя (Греция до середины первого тысячилетия с. э., Рим его середины и пр.), нежели родо-племенного. 

      Пережитки матриархата в раннем классовом обществе (Египта, Хеттов и прочих – меньше других в Месопотамии) широко известны. В тоже время существует концепция патриархата как ступени родо-племенного строя. Со всем сказанным выше предлагается понимать патриархат как чистый ПЕРЕХОД от родо-племенного строя к классовому или даже просто классовый строй – прежде всего, ранний “азиатский”. Существует представление и о позднем матриархате. Наверно, поздний матриархат – больше пережитки матриархата в уже классовом обществе, а патриархат – скорее переход к классовому строю или тоже его ранние ступени.

      Итак, принимается канон последовательности четырех классовых трех-этапных формаций: “азиатской”, рабовладельческой, феодальной и капиталистической. Для большинства стран канон нарушается, отчасти природными факторами, случайностями внутреннего развития конкретных стран и более всего – внешними воздействиями более сильных стран, особенно формационно опережающих. Например, под воздействием Европы Америка шагнула от родо-племеннного и ‘’азиатского” строя почти сразу (проскочив в XVI веке поползновения к рабовладельческому строю) в феодализм (в Северной Америке – почти сразу в достаточно типичный поздний; по островам и берегам Карибского моря – в нетипичный, “рабский” вариант позднего феодализма). Имеются и другие варианты искажения канона внешними влияниями. А самый канон нарушения канона – двух-этапные формации под действием близких (часто и этнически) трех-формационных образцов. В Японии можно аргументировать “азиатскую” и рабовладельческую двух-этапные формации, в Скандинавии – даже три двух-этапные докапиталистические. В двух-этапных формациях особенно долго сохраняются пережитки прошлого (вплоть до родо-племенного), не уничтожаемые самыми выразительными для формаций их классиками. Есть резоны видеть в длительных, иногда тысячи лет, “разложениях” первобытного строя невыразительные, даже по двух-этапным канонам, классовые формации, а в патриархате и позднем матриархате – часто неяркие образцы раннего или даже и позднего “азиатских” этапов. Например, у славян первого тысячелетия н. э. можно аргументировать (ПОХОЖИЕ попытки были) двух-этапную рабовладельческую формацию, еще менее выразительную, чем в Скандинавии (потому без яркой феодальной революции типа в Швеции и Норвегии рубежа XII-XIII века). А еще более ранние социальное неравенство и т. д. у славян есть резоны понимать как тусклый “азиатский” строй (общинники, почти не отличимые от первобытных, убогая знать и т. д.). В Европе с. э. можно предполагать неоднократные откаты развития, типичные для “азиатской” формации. Двух-этапные формации тоже требуют объяснений с позиций закона соответствия, хотя менее трудных, чем объяснение перехода под любыми влияниями извне (но без прямого поглощения извне более передовыми обществами) от родо-племенного строя сразу к феодализму. {Стоит отметить, что в двух-этапных формациях при ранних этапах типичной продолжительности поздние этапы – часто очень короткие (что в феодальной Швеции с соседями, что в “азиатских” Ассирии или Китае), а переходы к следующим формациям происходят при сравнительно низких уровнях производительных сил. Вероятно – при трех-этапных формациях труднее преодолевать инерцию ее социальных отношений, с тем нужно более высокие производительные силы, с тем дольше поздние этапы. Это важно – в плане обоснования формационной истории законом соответствия.} 


 

  

                                                 Реконструкция Забытой цивилизации                                                 .                                       (от мифологической истории к истории легенд и гипотез)               

       Предлагается попытка реконструкции истории Греции примерно второго тысячелетия с. э. с использованием античной мифологической Традиции (ее выбранных версий) Греции. Принимаются известные гипотезы о предшественниках греков: индоевропейцах лувийцах (лелегах, карийцах) и более ранних не индоевропейцах пеласгах. Реконструкция истории классового общества базируется на работе “Формационный подход к историии“, размещенной на моем сайте.   
                                                                                       * * *
      Греция третьего тысячелетия c. э. – первобытно-общинная (с подвижками к классовому строю) и пеласгская (более или менее условно).
       Греческая Традиция называет несколько потопов. Здесь их общим прообразом принимается вторжение в конце третьего тысячелетия с Эгейского моря лувийцев (Потопом назвали в Польше XVII века вторжение с моря шведов). Т. е. принимается: именно от лелегов увел народ в горы мифический Инах Арголиды; бедой было вторжение лелегов и для Огига в Беотии. Интересны в Традиции образы Девкалиона и Амфиктиона – отца и брата Эллина, но не эллинов! “Ковчег” Девкалиона, поплавав какое-то время по водам, причалил к суше в районе Парнаса. Лелеги под водительством Девкалиона потеснили пеласгов. Принес в Грецию разные достижения культуры отец Девкалиона – Прометей, но дядя Девкалиона с женой Пандорой принесли в Грецию несчасться.  Наконец, бабушкой Девкалиона была Азия (естественно, ближайшая – Малая, отчина лувийцев). А Амфиктион еще до грека Ксута прибыл в Аттику. Если греки в начале второго тысячелетия встретили на южных рубежах Фессалии лувийцев-индоевропейцев (тогда разные индоевропейские языки должны были различаться между собой примерно, как сейчас славянские, тюркские и т. д. – т. е. при взаимопонимании) – они могли заинтересовано принять их братьями при общих с ними предках, давно проживавших на новой для греков родине. С тем предание лелегов Локриды, Фтии об их прибытии в Грецию (деталями похожем на семитский миф о Потопе), стало одной из основ греческого мифа о потопе Девкалиона. Другая основа – предания пеласгов о вторжении именно лелегов как о морской беде. Обе эти основы (плюс мифы семитов, местные наводнения и др.) влияли на региональные мифические воспоминания греков о событиях конца третьего тысячелетия, воспоминания, по регионам разошедшиеся сюжетно и хронологически. На итоговые концепции Потопов могли повлиять и катастрофические события второго тысячелетия на острове Фера.  
     И миф о Девкалионе, и данные археологии по северу Пелопонесса говорят, что лелеги больше селились в заливах, что можно понять по психологии и тех времен... Лелеги с востока плыли на запад до упора. Когда же упирались в пределы заливов – начинали осваивать ближайшие окрестности. К прежним примерам – Лелег в Мегарии. Традиция называет Лелегом и автохтона Лаконики. Вероятно, лелеги вплыли в Лаконский залив, уперлись в реку Эврот, на своих морских судах поднялись по Эвроту до упора – и где-то в районе Спарты (здесь и дальше правильней – Амикл) обосновались (вытеснив пеласгов?). Вся рассмотренная лувийская экспансия в Греции – конца третьего тысячелетия. Ее результат – закрепление в разных местах восточного побережья материковой Греции лелегов, потеснивших пеласгов. Строй остался первобытно-общинным с чертами разложения.
     Особенно доказательное по данным археологии прибытие лелегов в Арголиду слабо отражено в Традиции. От потопа пеласга Инаха до прихода грека Даная в Арголиде принималась одна династия,  очень представительная и путанная в Традиции. Можно предполагать объединение в одну династию разных “династий” пеласгов и лелегов. Традиция синхронизирует с сыном Инаха, Форонеем, далекий от Арголиды Огигов потоп, с которым тоже не связывалась смена пеласгов лелегами. Можно думать, что арголидцы (может быть и первого тысячелетия) поставили чужой по отношению к своему потоп на близкое, но второе по времени, место из патриотических побуждений. И эта арголидская версия вошла в общую Традицию. В конце Арголидской династии Традиция синхронизирует с Кротопом Девкалионов потоп (самый дальний от Арголиды и лелегский), с сыном последнего, Сфенеласом – Амфиктиона. А дальше был сын Сфенеласа – Геланор (современник преемника Амфиктиона – Эрехтея?), которого сменил грек Данай (современник Ксута, сменившего Эрехтея). Можно полагать в трех последних представителях Арголидской династии лелегов, скорее всего “царствовавших” по соседству с пеласгами - лишь в Традиции два этноса были выстроены в одну династию.
       В начале второго тысячелетия в Греции с севера появились греки: базовые в Фессалии; гианты и аоны в Беотии, смиренно сменившие подозрительно вовремя вымерших эктенов (пеласгов?) Огига; Ксут в Аттике; Данай (= Ксут, ушедший в Арголиду?) в Арголиде. Формировали образ Даная и какие-то импульсы с юга, с Крита. А вообще, прообразами древнейших (до классового строя) героев, их деяний были в первую очередь  природные объекты и явления, этносы, этнические группы, их движения (позднее в Традиции образы были расцвеченны биографическими деталями). Естественно, в греческой Традиции догреческие герои, в общем,  малочисленны. Среди исключений – обширная династия Инаха даже до Кротопа и, может быть, ранние “династы” Аркадии (в том числе современник Потопа Никтим и его предшественники). Вряд ли греки помнили догреческую историю Арголиды и Аркадии подробней, чем других регионов. Скорее,  подробности – поздние надумки греков, результат систематизации, “осмысления” самых разных воспоминаний и мифов (объединения в общие династии и пр.).  
          Видимо, несколько позднее приходов Ксута в Аттику и Даная в Арголиду пришел в Лаконику грек Лакедемон (скорее всего – из уже данайской Арголиды), вытеснивший в соседнюю северную Мессению (пеласгскую?) потомка Лелега – Поликаона.  Примерно тогда же в Элиду (наверно, пеласгскую) пришел из Фессалии Эндимион, сын Эола, т. е. эолийцы, преодолевшие хребет Пинд и Коринфский залив. С тем греки расчленили прежде сплошь негреческий запад Греции, отрезав северных пеласгов Эпира с окрестностями от южных пеласгов Аркадии и лелегов Мессении. А еще позднее греки (Пандион) вытеснили из Мегариды тамошних лелегов (Пилас), которые ушли в ту же Мессению, но поселились южнее лелегов Поликаона, основав Пилос; возможно потому, что север Мессении уже захватывали эолийцы (Периер), вероятно из Элиды (от которых на юг ушли и лелеги Поликаона?). Возможно, примерно тогда же часть элидцев (Этол) вернулась в Этолию, через которую раньше эолийцы прибыли в Элиду. С тем был укреплен эолийский этнос на слабо освоенной греками “тропе Эндимиона” из Фессалии в Элиду. Теперь почти вся материковая Греция стала греческой. Только на юге Мессинии доживали лелеги (позднее эолийцы из Иолка во главе с Нелеем ликвидировали этот последний значимый центр лелегов), а в горах Аркадии и Эпира – пеласги (постепенно ассимилируемые греками). Этнические перемены в материковой Греции почти кончились – на века. Начались радикальные формационные перемены.      
                                                                            * * *
             Инах, уведший от “потопа” население в горы, затем вернулся. Видимо, между пеласгами и лелегами установилось какое-то мирное сосуществование. С тем в сказочных блужданиях дочери пеласга Инаха, Ио, по странам Евразии и Африки можно видеть отзвук действительной экспансии мореходов-лелегов (с пеласгами?) на Крит, где и пребывали все потомки Ио (не было их фантастических царствований в Азии и Африке, увоза Европы из Азии на Крит) до миграции Даная в Арголиду. Прообразом Ио могли быть конкретные жрицы, воительницы, вдохновлявшие или прямо возглавившие вояж на Крит. Наследия матриархата известны у хетто-лувийцев и второго тысячелетия, а Лунная Ио формационно может быть мифическим соответствием реальной Солнечной Шаманке (Химико) начальной Японии. Иноземные лелеги могли способствовать изживанию местного родового строя на Крите. История предполагаемой “азиатской” формации Крита излагается с позиций моей статьи “Формационный подход к истории”.                                                                                                                                                              “Около 2100 года в жизни критских племен наступил краткий период военных столкновений”, понятных для революции. “Затем история Крита XXI-XX века протекала более мирно, что” естественно после победы нового строя. Правление Химико и ее дочери в Японии с победой раннего классового строя сменилось правлением мужчин. Прообразами сына Ио, Эпафа, можно полагать первых царей Крита (раннего “азиатского” строя). А бычье Эпафа могло быть типа соколиного Хоров – фараонов Древнего Египта. Самый первый классовый строй Крита рубежа тысячелетий менялся. В веке XVIII на острове археология фиксирует какие-то динамичные процессы. В раздвоении царства Эпафа на владения его внуков Бела и Агенора можно предполагать отражение кризиса раннего “азиатского” строя, а в похищении Европы (наследницы престола Агенора?) – момент консолидации обновляемого Крита Астерием, независимо от того, был он тоже потомком Ио или новым “варягом”. Возможно, в связи с бурными событиями первого переворота бежал на материк Данай Критский – навстречу потоку греков, будущих данайцев. Закрепляющие периоды революций и переворотов разных формаций типично отличаются военно-политической прочностью режимов и активными внешними захватами (тираны; Каролинги; Наполеон; и пр.). Это – прямо о сыне Астерия и Европы, Миносе. По Традиции он был сильным владыкой Крита, подчинил многие острова. Один его родственник, Кадм, воцарился в Беотии (изгнав гиантов), другой, Эгипт – в Арголиде (подчинив детей Данаевых; критским завоевателям полезны были предания о критянине Данае, ставшем братом Эгипта, и арголидской  родине Ио). Время Миноса – расцвет Крита XVII века и века следующего: века дальних плаваний критян и высшего подъема критской культуры – вероятный “золотой век” зрелого строя (как в рабовладельческих Афинах при Перикле или в капиталистической Англии при Пальмерстоне и др.). Среди прочего наличие разработанной письменности (линейной А) позволяет предполагать систему огромных дворцовых хозяйств с письменным учетом разной мелочи – типа в Египте и Месопотамии при классическом “азиатском” строе.              
                                                               Изначальная Эгеида.


Египет    Крит    Арголида    Мегара    Аттика   Беотия    Север    Элида   Мессения   Лаконика
Амрат                   Инах                      Кранай     Огиг    р   а   з   н   ы   е      п   е   л   а   с   г   и               3540      2248                          Кар                                                                                                           Герзей     Ио       Фороней     Лелег                             Девкалион                                 Лелег                 3330      2104                                  Амфиктион                                                                                         р е в о л ю ц и я                                                                                                                                  3190     2008                                                                                                                                             I дин.   Эпаф                                     Эрехтей                                                                                          3050     1912                                                                                                                                            I дин. Бел Агенор                                                           Эллин                                                                2980     1864                                                                                                                                           II дин. Астерий     Данай       Пилас        Ксут     гианты      Эол                                                                  2770     1720                                                                                                                                             III-IV    МиносI      Эгипт        П  а  н  д  и  о  н     Кадм               Эндимион  Поликаон  Лакедемон               2560     1576                                                                                                                                             V дин.  МиносII                       Нис         Эгей                                          Пилас Периер                               2420     1480                                                                                                                                      
Социальная история предложена для Крита – в сравнении с каноном Египта. Представлена общая схема “азиатской” формации Египта и Месопотамии из статьи “Формационный подход к истории”, примененная к Криту (для него с основным “шагом” в 96 лет). Для материковой Греции предложена этническая история с хронологией Крита. Все хронологические привязки, разумеется, очень условны и приближенны.
                                                                                * * *
     Минос успешнее покорял те части Греции, где он мог опереться на заинтересованные силы. В Арголиде XVII века явно устанавливался классовый строй, растущей знати была полезна помощь “азиатского” Крита, она как-то приняла дядю Миноса, Эгипта. Но Крит имел свои интересы, не тождественные интересам арголидской знати. Конфликт вылился в национально-освободительную резню Эгиптидов Данаидами – с вероятной реставрацией старых порядков. Реставрация могла быть не только исторической, но и географической: отход от Крита части Арголиды – Микен. В отношении же Аргоса археология фиксирует его длительные и очень тесные связи с Критом, а мифы говорят о (“славном”, как “революция 1688 года” в Англии?) воцарении в Аргосе уцелевшего Эгиптида, Линкея. В Арголиде XVI века определенно господствовал первый классовый строй – ранний “азиатский”. Арголида состовляла треградье (Аргос, Тиринф и – так или иначе – Микены), в котором доминировал Аргос. А общую гегемонию в Эгеиде осуществлял Крит, подпиравший и Аргос. Царствование сына Линкея, Абанта, мифы рисуют спокойным, что может свидетельствовать о расцвете раннего “азиатского” строя. Но сыновья Абанта, Акрисий и Прет, предались распрям. Это, возможно, говорит о кризисе раннего строя. Дядей Миноса Традиция называет и Кадма. Вероятно, его формационная роль в Беотии близка роли Эгипта в Арголиде, даже если он был финикийцем – на службе у Миноса или нет.
     В XV веке в Арголиде разворачивался первый переворот. Крит же в этом веке переходил от зрелого строя к перезрелому, с тем переживал определенный кризис. И тогда на близком к Криту острове Фера произошла мощнейшая вулканическая катастрофа. Страшные тучи пепла и современному скептику могли бы казаться чудовищным драконом, посланным с моря (в Эфиопии?) колебателем земли (!) Посейдоном. Понятно, если деморализованные критяне были готовы принести в жертву мистическим силам принцессу Андромеду, особенно, если ее отец, царь Кефей (родственник Миноса - и его непосредственный преемник?) с женой Кассиопеей уже “окаменели” под грудами камней и пепла. Очевидно полнейшее ослабление Крита в результате катастрофы, потому ослабление позиций Аргоса. С тем Персей Микенский захватил Крит (или только его север с Кноссом?), а усилившись Критом - позднее и Аргос, убив его царя Акрисия. Микены стали лидером Арголиды вместо Аргоса и гегемоном Эгеиды вместо Кносса, Крито-арголидскую державу сменила (постепенно или разом?) ахейская Арголидо-критская. С Крита Персей мог вывести: невиданное зеркало; изумительный меч; обувь, такую непревычно удобную и легкую, что ноги в ней как бы летели. Мог он “вывести” и принцессу (?) Андромеду. Брак с “наследницей Крита” был выгоден, как брак Ивана III с “наследницей Византии” Софьей Палеолог. Мог он, наконец, вывести с Крита страхолюдину (или только ее голову), от “медузного” вида которой люди каменели, либо гипнотезерку(-жрицу?). Главное же – перенимаемый опыт классического “азиатского” строя Крита (дворцовые хозяйства с многими эксплуатируемыми, строгая письменная фиксация хозяйственной деятельности и др.) очень помог становлению назревшего уже подобного строя на материке (выработка линейного письма Б и пр.).
     В истории типично, что после революционных режимов власть термидориански слабеет, пока ушедшую силу энтузиазма революционеров не заменит сила государственного аппарата закрепляющего периода (якобинцы – Наполеон; и пр.). При сыне Персея, Электрионе, начались усобицы Персеидов. Сам Электрион погиб в борьбе с племянником Амфитрионом, укрывшимся в Фивах. Возможно, гость в Фивах Амфитрион и свергнувший Лика в Фивах Амфион имели один исторический прообраз, условно – Амф. В Арголиде помнилось, что Амф стал причиной смерти Электриона и скрылся в Беотию, в Беотии – что откуда-то взявшийся Амф сверг узурпатора Лика и славно царствовал. Какого-то “человека Амфа”, Зета, в Арголиде не знали или забыли, в Беотии его побратали с Амфом. По мнению арголидцев сын Амфа (и арголидки Алкмены) Геракл позорно стал рабом аргосцев, фиванцам врезалась в память гибель других детей Амфа (и Ниобы), арголидцам не интересная. Кризисом Микено-кносской державы воспользовались Афины, около 1380 года (дата археологии) организовавшие опустошительный рейд на ахейский Крит (Тесей I – союзник Амфа?).
     Микены преодолели кризис начала XIV века. В Афинах после Тесея I десятки лет правили жалкие микенские марионетки, забытые Традицией. А в середине века были взяты и разрушены Фивы (данные археологии), из Арголиды был прислан править ими Кадмид (?) Лаий, почти вся семья Амфа погибла, уцелевший Геракл был захвачен. Но именно он, (Персеид?) стал величайшим героем (полководцем, временщиком?) Микен. Геракл совершил набег на Египет; взял далекую Трою; посадил в Спарте на трон Тиндарея; в Пилосе очистил трон Нестору, в дальнейшем стойко верному Микенам; в разных царствах сидели другие “друзья” Геракла; и пр.. Возможно, отпал Крит (там был свой царь Катрей; хотя и его отношения с Микенами были теплыми, и ему “помогал” Геракл), но на материке главенство Микен стало значительней. Можно думать, что сильный режим закрепил классический “азиатский” строй в ведущих центрах материковой Греции. С выполнением задачи режим ослаб (Геракл умер). В Фивах убил микенского ставленника Лаия Эдип. А в Афинах захватил власть Тесей II (дружественный Эдипу?); его предшественник "в отчаянии погиб". Опять начались усобицы Персеидов – Эврисфена и Гераклидов. Эврисфен потерпел поражение от Тесея II и был убит, а Семерых разгромили Фивы. Последовало вторжение в Пелопонесс афинян с участием Гераклидов, в ионийской традиции запомнившееся как похищение Тесеем Елены, а в дорийской – как первая попытка возвращения Гераклидов.
     В начале XIII века первый переворот в ведущих центрах материковой Греции завершился, на базе зрелого строя наступил новый расцвет Микенской державы. Пелопонесс стал "островом Пелопидов", царствовавших во многих его центрах, в том числе Менелай в Спарте - не говоря о его брате, Агамемноне в Микенах. Тесей II по какой-то причине "отправился к Аиду", а Диоскуры взяли Афины и посадили на трон недруга Тесея – Менесфея. И Эпигоны взяли Фивы, там “воцарился” Ферсандр из Арголиды. При таком раскладе остальной Греции оставалось склониться перед Микенами Атридов. Гераклиды сначала укрывались в Афинах, Фивах, но когда и Средняя Греция оказалась под диктатом Микен – пришлось им бежать дальше. И если бежали они в хижины дорийцев, значит никто в цивилизованной Греции не рискнул (хотя бы в расчете на перспективу) предоставить беглецам более комфортабельное убежище. Греция XIII века не достигла централизации формационно аналогичных Египта V династии или Аккада, но ее централизация, возможно, не уступала централизации “федерации” Лугальзагеси перед Саргоном. О могучей Аххияве на западе знали Хетты.
       Около 1240 года (дата хеттов) объединенная Греция во главе с Агамемноном воевала против Хеттов в Троаде. Затем часть ахейцев (акайваша египетских источников; Одиссей и др. Гомера) во главе с братом Агамемнона, Менелаем, и в союзе с другими “народами моря” около 1230 года напали на Египет. В это время Микенская держава переживала смуту. Возможно, сказалось напряжение Троадской войны (большой войны во всей Троаде). Однако мог сказаться и переход от зрелого строя к перезрелому. Именно из-за смуты вернулся в Микены Агамемнон. Но он с ситуацией не справился и погиб, а самый славный герой Арголиды, Диомед, оказался в бегах. Правда, узурпатор микенского трона, Эгисф, вместе с неверной женой Агамемнона пали от руки сына последнего, Ореста. Но у власти остался сын Эгисфа. И не от мук совести из-за убийства матери (ли?) метался по Греции древний “Гамлет” – он уходил от погони. Ореста не поддержала Спарта без Менелая - и мудрый Нестор из Пилоса не стал вмешиваться в распри Пелопидов. Ситуация изменилась с возвращением уцелевших “греков моря”, когда на сторону племянника встал Менелай с закаленными ветеранами Троадской войны. Орест до некоторой степени возродил Державу (но без Афин и др.?). И знаменателен симптом вероятной грядущей прочной централизации страны… В Тиринфе и Аргосе прекратились "свои цари”, даже формальные. Но при Оресте и Спарта стала первым значительным и достаточно удаленным от Микен “царством” без хотя бы формального своего царя, т. е. управляемым чиновниками – в духе III династии Ура. Может быть, без внешних потрясений Микенская держава в XII веке и стала бы подобием Месопотамии при III династии Ура века XXI. Но “вернулись Гераклиды”.  
                                                                                   * * *
                                                                          Классическая Эгеида          
  Крит            Арголида        Коринф           Фивы          Афины         Спарта         Пилос          Хетты
 2104                1640                                                                                                                             революция    Эгиптиды                                Кадм        Пандион     Лакедемон                      ХеттусилисI  2008                1576                                                                                                                              Эпаф              Абант            Сизиф                                Эгей                              Пилас        Телепинус  1912                1512                                                                                                                             Бел Агенор    Акрисий      Беллерефонт                                                                                                      1864                1480                                                                                                                               Астерий          Персей                                                                                                           Тутхалияс       1720                1384                               Амфитрион     Тесей I                            Нелей                             Минос I           Геракл                                  Лаий                            Тиндарей                      МурисилисII 1576                 1288                                    Эдип         Тесей II        Диоскуры     Нестор                           Минос II         Атриды           Т      р      о      а      д      с      к      а      я              в      о      й      н      а       1480                 1224                                                                                                                                 Персей            Орест                                                                                                      СуппилулиумасII 1384               н      а      ш      е      с      т      в      и      я              в      а      р      в      а      р      о      в
Столбцы Крита и Арголиды выражают их хронологически разную, но формационно однотипную историю; все столбцы материковой Греции – ее хронологию. Для схемы Арголиды подобран “шаг” в 64 года. 
       Под меньшим влиянием Крита, чем Арголида, Коринф возник (Сизиф) несколько позднее Аргоса, Тиринфа, Микен. После того, как Персей (?) “опустил Беллерефонта с неба на землю” – Коринф устойчиво оставался сепаратной частью Арголиды, постепенно выравниваясь  ней формационно.  Беотийское царство Кадмидов возникло примерно в одно время с центрами Арголиды, но развивалось медленнее. Уже после Персея власть у слабого (как Акрисий, “ленивые” Меровинги и Людовик XVI?) Лабдака отняли узурпаторы (как соответственно Персей, Каролинги и якобинцы?) Никтей и Лик, возможно, начавшие революционную ломку раннего строя; а  свергнувшие Лика (как республиканцев Наполеон?) арголидцы Амф и Зет закрепили классический строй, используя опыт Арголиды. Затем реставрировался (как Бурбоны в фургонах?) сын Лабдака (?) Лаий. При правильности этой интерпритации Традиции при Эдипе ("славно" воцарившемся?) должен был начаться расцвет зрелого строя. Но в любом случае историю Фив искажало воздействие Микен.  
     Если даже Пан-дион, сын Ксута – не прямо пан-ион(ийцы), примерно на его мифологическое время должно приходиться завершение первобытного строя у ионийцев. Захваченная Пандионом Мегарея, более развитая, чем Аттика, вполне могла стать для последней исходным плацдармом перехода к классовому строю, возникновения царств Эгея, Ниса и других “детей Пан-иона”. Прообразами Эгея (как и Ниса) могли быть несколько царей, при которых ранне ”азиатские” Афины достигли расцвета такого, что, возможно, уже тогда ближнее море стало называться Эгейским. Но при одном из “Эгеев” Микены постарались прибрать ионийцев. Мегары были взяты, Нис убит. А Афины подчинились Микенам и были (по мифам) вынуждены посылать в критскую часть ахейской Державы своих людей ради чудовищных жертвопринашений критской традиции. Для ионийцев смена Крито-Арголидской державы Арголидо-критской могла быть незначимой, даже непонятой, почти незамеченной, ахейские цари перевернутой державы продолжали почитаться Миносами. И если Тесей I опустошил критскую часть ахейской Державы, пребывающей в кризисе – ионийцам так лестно было считать это ударом по самому Миносу. А когда часть критян отправилась (спасаясь от афинского нашествия или напротив - провоцируя его?) в Италию и растворилась в неизвестности – с этим была увязана гибель Миноса. Версия ионийцев вошла в Традицию, деформировав более правильные представления ахейцев. Возможно, Тесей I – формационный аналог Персею, Тесей II – Гераклу, а афинские цари между Тесеями (ставленники Геракла?) – аналоги слабым царям Арголиды между ее величайшими героями. Т. е. предполагается, что в начале XIV века Тесей I по-якобински ломал ранний “азиатский” строй, а через век Тесей II по-наполеоновски закрепил строй классический. Два Тесея (при, возможно, других именах действительных царей) стали прообразами одного былинного образа, вроде того, как Владимир Святославович и Владимир Мономах с интервалом в век – Владимира Красное Солнышко былин, тоже стерев из традиции промежуточные исторические фигуры. Историю и Афин, всей Аттики, Мегареи деформировало воздействие Микенской державы.
     Развитие Спарты с Лакомедона и Мессении с Поликаона, несомненно, отставало от развития Арголиды. Вряд ли и Нелей принес в Мессению из поздно возникшего, скорее всего раннего “азиатского”, Иолка классические “азиатские” социальные отношения. А вот более позднее подчинение Геркалом Пилоса лидирующей Арголиде позволяет предполагать, что при Несторе установился классический строй. О существовании вскоре после Нестора развитого дворцового хозяйства говорят памятники линейного письма Б в Пилосе. С тем можно предполагать, что и в соседней Спарте Тиндарей, посаженный на царство тем же Гераклом, славные Диоскуры утвердили классический строй.
     Синхронны реконструированная история Арголиды и действительная история Хеттов. Уже Данаю Критскому, предвозвестнику классового строя в Арголиде, как-то соответствует его примерный современник Аниттас в Малой Азии. По реконструированной хронологии Арголиды и Эгипт – примерный современник Хаттусилиса I, его формационный аналог, а мифической резне Эгиптят Данаидами подобны реальные убийства Мурисилиса I, может быть и его преемников. Предполагаемый расцвет раннего “азиатского” Аргоса при Абанте соответствует недолгий расцвет формационно такого же Хеттского царства при Телепинусе. Создателю великой Микенской державы Персею (хронологическая привязка – по Ферской катастрофе, событиям на Крите XV века) параллелен Тутхиялис А (существующая сейчас цифровая нумерация Тутхиялисов спорна) середины XV века – восстановитель великой державы Хеттов. Мифический Электрион был убит, допустимо взятие (или угроза взятия) Микен врагами; при Тутхиялисе Б столицу хеттов враги взяли, судьба царя была проблематична. Преемника Электриона Сфенела мифы не рисуют великим героем, каким был преемник Тутхиялиса Б Суппилулиумас I. Но именно с ним резонно связать погром Фив и “порабощение Геракла”. Вполне вероятно, что дорийцы “средактировали” ахейскую традицию в пользу Геракла за счет Сфенела и др.. Тем не менее, прообраз Геракла и объективно мог соответствовать великому воину-политику Мурисилису II настолько, что можно неточные даты жизни второго условно принять датами жизни первого. Может быть, прообраз Геракла и Мурисилис II были знакомцами, уважительными врагами или друзьями? Похожи слабые Эврисфен (впрочем, наверно, тоже “подредактированный” дорийцами) и Муватталис рубежа XIV-XIII века. Интересно схожи ситуации Гераклидов и Мурасилиса III Муватталисида в начале века XIII. Последний был свергнут с трона родственником и тоже вынужден бежать из страны. Догадайся он бежать тоже на север, к варварам – могло быть около 1200 года “возвращение Муватталисидов”. Троадскую войну вел(и) Атрид(ы) – похоже на аххиявского Аттариссияса хеттских источников – и Тутхалияс В. Последними  значимыми правителями Аххиявы и Хеттов были современники Орест и Суппилулиумас II. А после синхронных и сокрушительных нашествий варваров около 1200 года в Пелопонессе появилась Ахайя, а в Малой Азии – несколько образований Хатти. Сходство социально-политической истории материковой Греции и Малой Азии не говорит об их большом сходстве в плане вариантов формации (некоторые природное и этническое сходство, взаимное воздействие и близкое влияние общих соседей снималось исключительной опорой материковой Греции на специфику Крита и пр.), но какое-то значительное сходство вероятно.
                                                                                     * * *
     К 1200 году в ведущих центрах Греции и Малой Азии господствовал или вызревал классический “азиатский” строй, типа строя в Египте и Месопотамии второй половины третьего тысячелетия, но, видимо, менее выразительный (меньший процент “гурушей”, большее значение эксплуатации свободных общинников – что типично за рамками канонических Египта и Месопотамии). Микенская держава и Хетты, вероятно, выходили на жесткую централизацию перезрелого “азиатского” строя в духе Месопотамии при III династии Ура. Но внешние факторы задали перспективу более отличную, чем даже “олигархическая децентрализация” перезрелого Египта конца третьего тысячелетия.
     Видимо, какие-то импульсы из Центральной Европы привели к концу второго тысячелетия в движение многие народы Балкан. Теснимые с севера дорийцы (и др.?) обрушились на Микенскую державу. Тогда же на Хеттов обрушились фриго-армяне (с кем-то еще?). Под их напором лет через 40 после первого движения “народов моря” имело место второе. В нем приняли участие внуки героев Троадской войны (но внук Атридов Тисамен погиб в войне с дорийцами). Хотя теперь не нападало  оставшееся без дела после той войны воинство, прибывшее (большей частью) в конечном счете домой, а переселялись народы. Можно отметить, что по свидетельству египтян после гибели Аххиявы утратили соответствующее государственное наименование ахейцы, вернувшиеся к названию “от Даная” – данайцы. Возможно, и троадцы утратили с Троадой обозначение “турша” египетских источников, приняв исконное, “от Тевкра” (новоселы Трои VI около 1900 года?)  – “текра”.
     Нашествие варваров около 1200 года сильно изменило социальную историю Малой Азии и Греции. Причем, видимо, не было возврата к первобытному строю и, затем, заново к истории “азиатской” формации. Скорее, вместо трех-этапного канона “азиатской формации” реализовалось подобие ее двух-этапного варианта. Только на Крите (и Кипре?) можно слабо аргументировать трех-этапный канон – с тем более поздний, чем материковой Греции, переход к рабовладельческой формации. Типично двух-этапные формации имеют место по соседству с трех-этапными. И переход от раннего этапа к позднему, минуя классический, происходит обычно тогда, когда у ближайших (часто не только географически, но и этнически) соседей существует классический этап. Так было, например, в феодальных: горных кантонах Швейцарии XIII-XIV века рядом с Южной Германией; Швеции XVII рядом с Данией и Германией к востоку от Эльбы; Черногории начала XVIII века рядом с Сербией. Но если на Крите к концу второго тысячелетия и существовал классический “азиатский” строй, то не его влияние стало главным фактором изменения формационной истории материковой Греции.
       К концу XIII века в ведущих центрах материковой Греции доминировал (видимо, в Беотии, Аттике, Мегарии, Арголиде с Коринфом, Лаконике и Мессении) или вызревал (у большинства эолийцев?) классический “азиатский” строй, менее выраженный, чем в Египте, Месопотамии, может быть и на Крите. Военные нашествия из вне часто подрывают производительные силы и ослабляют существующие производственные отношения, их инерцию – но по-разному. Чингизидские нашествия практически везде подорвали производительные силы страшно - и уже тем отбросили завоеванные страны к более примитивным ступеням развития. Франки на северо-востоке Франции и лангобарды на севере Италии не очень подорвали производительные силы, но очень сломали рабовладельческий строй и его политическую надстройку, погасили инерцию рабовладения – потому несколько ускорили смену формаций. Дорийцы примерно в XII веке тоже не слишком подорвали производительные силы (не отбросили их к уровню первой половины второго тысячелетия), но основательно разрушили классические “азиатские” отношения, погасили инерцию тех отношений, сломали логику развития формации. Потому даже при подорванных производительных силах в материковой Греции к первому тысячелетию ускорено установился своеобразный поздний “азиатский” строй. Его канонический вид в Египте и Месопотамии второго тысячелетия – “посаженные на пекулии гуруши”, сблизившиеся со свободными общинниками. Что-то вроде общин тех и других задавали, видимо, социальный ландшафт Греции рубежа тысячелетий, но при существенном отличии – над ними не было тяжкой государственной надстройки эксплуататоров канонических стран, тонкий слой бедной знати при скромной “царской” власти почти не выделялся из массы населения. Отсутствие сильной “азиатской” инерции облегчило переход в VIII веке к (раннему) рабовладельческому строю. Как-бы второй переворот, установивший поздний “азиатский” строй, протекал, наверное, так… В XII веке завоеватели из вне и местные мигранты (из Пилоса в Афины и т. д.) ломали не исчерпанную “азиатскую” классику. В одних случаях (как в Афинах и пр.) к концу названного века "обширная" царская власть сменилась в небольших не первобытных общинах властью архонтов, которые на рубеже XII-XI века (явно переходный Субмикенский период археологии) закрепили по тем общинам поздний строй. В других случаях (у завоевателей-дорийцев, несколько десятилетий революционно не могших стабилизироваться) на том же рубеже относительно сильная (наполеоновски стабилизировавшаяся?) царская власть утвердила тот же строй на более обширных территориях, c тем фактически раздробившихся на тоже небольшие не первобытные общины. Благодаря сохранившемуся классовому строю рубежа тысячелетий греческие предания смогли – при всех искажениях и опрощениях с моментами мистификации и сакрализации – передать потомкам информацию об именно классовом характере погибшего предыдущего общества.  
                                                                       * * *
      Мифологическая история не может не искажать истории реальной. С тем прилично  реконструированный образ реальной истории не может не отличаться от своего мифологического прообраза. В Греции дорийское нашествие, имевшее, видимо, немалое положительное значение для более быстрого развития страны, для исторической науки стало фактором отрицательным. Страна практически забыла письменность и распалась на крошечные изолированные общины с изолированными преданиями об отдельных локальных событиях, все менее понимаемых правильно. Когда с началом рабовладельческой формации сепаратные предания стали сводиться в систему – сводились они не научно, случайным образом, с субъективными пристрастиями отдельных творцов (исполнявших заказ своей эпохи, но не озабоченных проблемами нынешней исторической науки). Многое забылось – а для стыковки не понимаемых из-за забытости деталей многое честно придумывалось.
     Традиция задержала “возвращение Гераклидов” примерно на век относительно дорийского нашествия. А Эллин появился на несколько столетий позднее появления греков в Греции – и т. д.. Это естественно для донаучной истории – чем дальше в прошлое, тем больше забывалось событий, героев и пр., с тем любая систематизация давней истории должна была бы сплющивать историю тем больше, чем дальше прошлое (это может дополняться мифологическими и философскими конструированиями далекого прошлого немыслимой продолжительности – как, например, в Традиции Индии). Этнические перемещения задавали переосмысления преданий (ахейских дорийцами; при смене населения XII века в Беотии; и пр.). Славу увядших городов присваивали динамичные (Аргос Микен; возможно, Фивы соседнего града Гла; и др.). А не вмешающаяся в “ионизированную” Традицию династия Ио на Крите была выдавлена на Ближний Восток – с возвращением матери Миноса на Крит самим Зевсом.
     На формирование мифической истории Греции сильно повлияла некоторая цикличность событий, задаваемая периодическими усилениями и ослаблениями Микен. При Персее, Геракле и Атридах Микены как-то доминировали и в Средней Греции. Между периодами соответствующего доминирования Фивы выступали против Микен, а Афины в начале XIV века разгромили ахейский Крит и через век – Эврисфена Микенского. Сходство асинхронных событий спровоцировало их мифические слияния. Основой мифов о Семерых и Эпигонах стали события первой половины XIII века, но с вбиранием мифами воспоминаний о событиях веком раньше, особенно о погроме Фив в середине XIV века (косвенно отразившемся только арголидским мифом о порабощении Геракла и беотийским о горе Ниобы). Главным прообразом Тесея стал афинянин начала XIII века, но образ героя вобрал и деяния Критобойцы веком раньше. С тем оказались забыты афинские династы между прообразами Тесеев. Но что-то от этих ничтожных династов вошло в образ Эгея, соединивший воспоминания о славе Афин XV века и их жалкой зависимости от “Миноса” в XIV. Итоговый образ Эгея был отнесен к поколению отца Тесея II. Затирание афинских царей XIV века, с тем афинские хронологические искажения позднее аукнулись необходимостью раздвоить образы Кекропа, Эрехтея и Пандиона. “Настоящий” Минос преломил облики разных реальных царей Крита. Но дополнительно формировали его образ амбиции Афин изобразить рейд Тесея I на ахейский Крит схваткой с самим Миносом. И т. д..
       На эволюции мифических образов влияли формационные перемены. Вероятно, прообраз Эдипа не был нечаянным отцеубийцей (физическим или политическим) – просто потому, что не был сыном предшествующего ему царя. И не были подобными преступниками прообразы Персея или Тесея и многих других. Скорее, предшественников свергали, убивали явные соотечественники, но не родственники (близкие, по крайней мере), как это чаще в истории. Однако особенно в начальном классовом обществе особое значение придавалось священной крови царского рода. Чтоб быть  легитимным царем, надо было, в первую очередь, принадлежать к легитимному царскому роду, любой ценой. Вместе с пережитками тогда же матриархата это рождало практику женитьбы царя на своей сестре или дочери, возможно, в каких-то случаях, и на матери. Вполне вероятно, что такая практика имела место в Эгеиде. В таком варианте… Сестра, дочь, менее вероятно мать, могли быть женой прообраза Лаия. Но ни одна из них не могла быть ни какой (близкой) родней постороннего, свернувшего ее мужа. Пра-иокаста могла просто не годиться Пра-эдипу в матери из-за возраста (слишком пожилого или напротив – могла годиться в дочери или даже внучки). Однако священное родство требовалось узурпатору. Быть убийцей, но и родственником убитого царя – и обоих родственниками наследственной их жены - было предпочтительней, чем не отцеубийцей ценой отсутствия священного родства. Может быть, сам Пра-эдип объявил себя сыном убитого предшественника (как Пра-тесей тоже сыном, а Пра-персей внуком?). Может быть, это было сделано позднее – например сомнительным внуком Эдипа, Ферсандром, поставленным царем Фив арголидцами после захвата ими города. Ему сомнительные права на престол еще и декларируемого деда были без надобности,  реальное же положение дел уже подзабылось. А возможно, сработало общественное мнение, фольклор той эпохи. Так или иначе – Пра-эдип "стал" убийцей отца и мужем матери (если еще не сверх того одновременно и своей сестры, тетки или бабушки; в последнем случае четверо детей Эдипа и Иокасты были бы чудом даже в качестве уродцев). Инцестные браки монархических династий иногда сохранялись и после “азиатского” строя. Например, еще в рабовладельческом Египте Птолемеев царские браки братьев и сестер были нормой (да и монархи Европы еще и последних веков в массе – не близкие, но родственники, нередко страдающие от генетических патологий; и т. п.). Но крутая ломка социального строя в Греции к первому тысячелетию не могла не сказаться этическими переменами. По их результатам можно думать, что отцеубийство и инцест даже в царской среде ("цари" тогда были, скорее, общинными старостами, сельскими священниками) стали ужасными преступлениями. Но эти преступления Эдипа объяснились теперь независимыми от него обстоятельствами: он с младенчества стал изгоем семьи, иностранцем, не помнящим родства – и потому преступником нечаянным (как Персей, Тесей и др.). Это как-то реабилитировало его. Возможно, еще в Темные века Эдип и Иокаста не наказывались соответственно самоослеплением и самоубийством. Еще у Гомера Эдип (уже самоослепленный) спокойно проживал в родном городе. Но с победой рабовладельческого строя страсти по Эдипу нарастали. Философы рабовладельческой Греции, часто рабовладельцы, выработали понятие гуманизма (как и Конфуций в рабовладельческом Китае; наверно, что-то подобное было и в рабовладельческой Индии), а практика  разных видов сексуальной изощренности античных греков соседствовала у них с изощренным же морализаторством. Теперь Эдип и Иокаста, претерпевали страдания сверх прежних, предавались  нравственному самоистязанию, доходящему у некоторых авторов почти до мазохистского сладострастия. Вряд ли это поняли бы любые прообразы Эдипа и Иокасты второго тысячелетия.                                                                                                             
                           ПРИЛОЖЕНИЕ

          Ставшие мне известными после печатания основной Статьи недавние открытия по истории Крита требуют коррекции Статьи. Но коррекция, по-моему, не существенная в плане формационной истории Крита, потому Статья оставлена без изменения, а коррекция – в приложении.

           Суть отмеченных открытий – ахейское покорение Крита не в связи с грандиозной геологической катастрофой на Фере, а примерно веком позднее. И этот век – не только не кризис общества, но его расцвет. С тем исчезает облегченность объяснения покорения Острова ахейцами и облегченность создания его хронологии корректирующими друг друга археологическими раскопками и “раскопками” геологическими. Но с формационных позиций асинхронность роковых событий даже “выгодней” – природная катастрофа как раз для поддержки формационно назревших амбиций Микен маловероятна, в принципе должна вызывать сомнения.

          Итак, растущий зрелый “азиатский” строй достаточно легко переживает страшную природную катастрофу; именно после нее – “миносовский золотой век” Крита. А покорение Острова ахейцами (формационно – вроде покорения кутеями Месопотамии) – следствие наступления кризисного по формационной логике перехода от зрелого строя к перезрелому опережающим Критом и динамичного по той же логике первого переворота в формационно отстающих Микенах. Объяснение “окаменения” родителей Андромеды и появления Дракона, которому в жертву предназначена Андромеда, спасенная Персеем, как искаженных традицией последствий вулканического выброса с Феры (притом, что эти типичные фольклорные сюжеты вообще могли иметь другие истоки) – особой коррекции не требует. Гибель царской пары от камнепада, одушевление вулканического выброса в Дракона и привнесение высокородных девушек в жертву мистическим силам могли войти в общественную память и традицию, уже вековые к ахейскому завоеванию. А Персей мог избавить от ритуальной смерти (без “боя с Драконом”) и выгодно взять в жены не дочь “окаменевших” царя с царицей, а их праправнучку.