Формационная интерпретация мифологической истории

                        ФОРМАЦИОННАЯ ИНТЕРПРЕТАЦИЯ МИФОЛОГИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ
           В статьях ФОМАЦИОННЫЙ ПОДХОД К ИСТОРИИ и РЕКОНСТРУКЦИЯ ДРЕВНЕГО ОБЩЕСТВА (на сайте mag-istori.ru) я обосновываю наличие дорабовладельческой “азиатской” формации; во второй отмеченной статье предлагаю реконструкцию этой формации в Эгеиде. Здесь я излагаю уточнение моментов той реконструкции.
          Общая каноническая структура всех классовых формаций – три этапа (ранний, классический и поздний; классический проходит через зрелую стадию, когда классика ограничивается только пережитками прошлого и внешними влияниями – и перезрелую, когда начинается самоотрицание классики внутри ее самой). Этапы внутри формаций сменяются в ходе малых социальных революций – первого и второго социальных переворотов (зрелая стадия перезрелой – в ходе социального перехода).
           Выразительны три этапа “азиатской” формации в Египте и Месопотамии. Ранний этап – доминирование общинного сектора над храмово-государственным, резкое численное преобладание общинников, невыразительность основных классов. В ходе первого переворота (в Египте – II-IV династии, в Месопотамии – II-III Раннединастические периоды) общинный сектор подминается  храмово-государственным, число общинников резко сокращаются, основные классы обретают канонический вид. Зрелая классика – самая выразительная “азиатская”. Переход (VI династия в Египте, XXII век –  в Месопотамии) к перезрелой классике отличается внутренними неурядицами. Перезрелая стадия политически представляет два варианта: усиление государства (III династия Ура; ср. в других формациях принципат Ранней Римской империи, сословные монархии Франции и Англии, нетипично фашизм в Италии) и некоторая рыхлость страны при безбрежной демократии олигархов (Египет конца третьего тысячелетия; типа Греции перед римским завоеванием, Германии Средних веков, особым образом “демократии монополистов” времен классического империализма). В ходе второго переворота (в обеих странах – примерно начало второго тысячелетия с. э.) эксплуатируемые типа гурушей классического этапа “сажаютсяся на наделы”, что сближает их с уцелевшими общинниками. Поздний этап в обеих странах – до конца второго тысячелетия с. э., когда в них разворачиваются рабовладельческие революции.
            У хеттов “азиатская” формация второго тысячелетия с. э. менее выразительна.  Но и в ней явны архаика раннего этапа первой половины второго тысячелетия, качественные перемены социального переворота в середине тысячелетия, сильные храмово-государственный сектор и само государства во второй половине тысячелетия. Вероятно, при Суппилулиумасе II намечалась централизация типа в Месопотамии при III династии Ура, но внешние факторы нарушили внутреннюю логику развития формации.
            Меня попытка реконструкции “азиатской” формации Эгеиды вывела на мнение о близости истории эгейского общества истории хеттской, в плане хронологии в том числе. Малая Азия и материковая Греция схожи по природным условиям, во втором тысячелетии с. э. в них были близки уровни материальной культуры (производительных сил), отчасти этносы; их общества испытывали взаимные влияния друг друга и схожие влияния почти общих соседей. Ниже я постулирую жесткую (неизбежно условную, но, считаю, оправданную) синхронизацию социальной истории ведущих регионов двух стран.
           Я принимаю, что: мифологическая история Греции значимо “сплющена” относительно ее реальной истории, чем древнее, тем больше. Ее география, напротив, фантастически расширена (Ио и Персей добирались только до Крита; на Крите пребывали все потомки Ио; с Крита прибыли на материк Данай и Эгиптиды, Кадм; из пункта А в пункт Б Крита была перевезена по морю Европа; и т. д.). Я принимаю, что главные события разных Потопов Греции в основном связаны с другой водной бедой – нашествием с моря лелегов (= лувийцев?) или лелегов и лувийцев. Я принимаю, что историческую ахейскую традицию, сначала доминирующую, после “возвращения Гераклидов” сильно исказила дорийско-ионическая.
           В конце третьего тысячелетия Девкалион с лелегами приплыл со стороны (Малой) Азии (бабушки Девкалиона и отчины лувийцев) в Фессалию. Тогда же лелеги-мореходы закрепились в других прибрежных местах Греции, в основном восточной, по Евроту поднялись до середины будущей Лаконики. В Арголиде Инах увел пеласгов от лелегского набега в горы, но потом пеласги вернулись, как-то поладив с лелегами. С тем в вояже дочери Инаха Ио можно полагать отражение вторжения лелегов и пеласгов на Крит в конце третьего тысячелетия. Прообразами Ио могли быть жрицы или вождины еще матриархата, вдохновлявшие или возглавлявшие вторжение. Потомков Ио резонно принять “Рюриковичами” Крита. Сын Ио Эпаф – это про самый ранний классовый строй Крита, ранний “азиатский” (бычье Эпафа – вроде соколиного Хоров Египта?); двоевластие Бела и Агенора – про сложности первого переворота, Минос – про “золотой век” зрелой стадии формации. При Миносе Крит доминировал в Эгеиде. Минос подчинял разные острова и побережья материка. В том числе критянин (финикиец на службе у Миноса?) Кадм основал Фивы (реальная история Фив как-то переплеталась с историей забытого града ГЛА?), а критяне Эгиптиды – Аргос.
          В Северной Греции после лелегов появились греки. Если лелеги – лувийцы, ТОЖЕ индоевропейцы (а индоевропейские языки четыре тысячи лет назад расходились примерно как сейчас славянские), то греки и лелеги не могли не сознавать свое какое-то родство. И для греков вождь местных лелегов Девкалион стал выгодно отцом пришлого Эллина. Сын Эллина Ксут пришел в Среднюю Грецию. Но в Южной Греции греки стали называться данайцами по имени одного из критян (или критянин Данай был придуман данайцами – либо Эгиптидами)? С появлением Кадма и Эгиптидов в материковой Греции формационная история ее ведущих областей становится особенно близкой формационной истории Хеттов.
          На широком рубеже третьего-второго тысячелетий в Малой Азии и Греции вызревало классовое общество. В XVII сильная власть Лабарнаса I, Хаттусилиса I и Мурсилиса I у Хеттов, Кадма и Эгиптидов в Греции начинает закреплять ранний “азиатский” строй. С его утверждением государства слабеют. Слабых хеттских царей начинают систематически свергать и убивать.  Критяне Эгиптиды в том же веке в Арголиде утверждают ранний “азиатский”строй, но затем данайцы (национально-освободительно?) вырезают критян Эгиптидов, уцелевший Линкей и его потомки становятся национальными царями данайцев. При Прете и Акрисии Аргоское царство (включающее Микены и Тиринф) раскалывается.
           В середине XV века при Тутхалиясе II усилившееся государство хеттов начинает устанавливать классические “азиатские” отношения. Примерно тогда же Персей захватывает Крит или его часть (на острове закрепляются ахейцы), убивает Акрисия и основывает Микенское государство (но не Микены, существующие давно), которое становится гегемоном в Эгеиде вместо Кносса. Зависимое теперь от Микен Аргоское царство вскоре разделяется на три более слабых. Заимствования из более развитого Крита (в том числе письменность, типично нужная в государственно-храмовых хозяйствах) облегчают победу классических “азиатских” отношений. После Тутхалияса II государственная власть слабеет, убийства Персея и его преемника Электриона позволяют предполагать подобное. Возможно, с Кадма и до покорения Крита Персеем Фивы развивались синхронно Арголиде. Возможно, великий герой близкого к Арголиде Коринфа Беллерефонт формационно соответствует Персею. Но Микенская держава оказалась сильнее Коринфа и взлетевшего до небес Беллерефонта Персей опустил с небес на землю. Коринф (надолго?) стал зависимым от Микен.
           Афины не испытали ни прямого, как Фивы и, особенно, Арголида, ни косвенного, как возможно Коринф, значимого влияния Крита, потому изначально несколько отставали. Возможно, Тесей I был формационно отстающим соответствием Персею и около 1380 года совершил свой, ионийский набег на Крит, уже ахейский. Такое понимание истории требует рассмотрения некоторых ее моментов.
          {Персей на Крите спас от страшной участи приносимую в жертву дракону Андромеду. Дракон с моря – наказание критянам КОЛЕБАТЕЛЕМ ЗЕМЛИ Посейдоном. Чудовищным драконом могло видеться критянам страшное извержение вулкана на близкой Фере. И для умасления Дракона ему стали периодически приносить человеческие жертвы. Исследователи долго катастрофу на Фере относили к XV веку и связывали с ее последствиями ахейский захват Крита. Сейчас дата катастрофы перенесена века на полтора ранее, с тем захват Крита ахейцами (Персеем) резонно объясняется без природных факторов. Предлагается такая картина ... Ферская катастрофа произошла при потомке Ио Кефее, “окаменевшем” от ферского камнепада. Катастрофа не остановила поступательное развитие Крита, напротив, XVII век – после Кефея золотой век Миноса, племянника Кефея (зрелый “азиатский” строй). Но для Дракона продолжали устраиваться человеческие жертвоприношения. Персей прекратил человеческие жертвоприношения (или, по меньшей мере, на одной жертве женился). А Минос после ахейского захвата Крита Персеем царствовал еще долго, даже после ионийского вторжения Тесея? Видимо, нужно четко различать критских владык до ахейского завоевания острова (Минос I) и младших союзников микенских династов или даже их наместников позднее (Минос II). Минос – сын критянки Европы и иноземца Астерия. Кефей призвал на Крит отца Астерия и женил последнего на критянке Европе? Или Тектем, отец Астерия – участник вторжения Персея, посаженный им наместником в Кноссе и ... женивший сына на критянке Европе? А сын Астерия Минос II – лишь носители славного имени, может ставшего титулом (как Лабарна у хеттов и пр.). Может, критские ахейцы после Астерия проявили “миносный” сепаратизм против Микен? Или это ионийцы в XV веке не поняли смены власти на Крите и продолжали считать, что их Тесей схватился именно с прежним великим Миносом I, а ионийско-дорийская традиция закрепила это непонимание против ахейского понимания?}
           Итак, в Микенах (как и у Хеттов) к началу XIV века конкретное формационное усиление уже закончилось, а в Афинах – ОНО только началось, с тем Тесей I особым образом повторил деяние Персея. Но продолжение первого переворота задало новое усиление государственной власти около 1380 года – и у Хеттов, и в Микенах, при, соответственно, Суппилуиумасе I и Сфенеле. Успела власть Тесея I естественно ослабнуть или нет – естественно усилившиеся Микены оказались сильнее Афин. При Сиппилуиумасе I в документах впервые зафиксировано название Аххиявы. Так ниже будет называться Микенская  держава. Минос II – союзник(и) или наместник(и) Микен либо амбициозная фантазия ионийцев – подчинил Аххияве тоже ионийские Мегары, а ионийские Афины стали вынуждены поставлять на Крит (священный для Микен) людей для ритуальных жертвоприношений. Эгей в Афинах – это слабый вассал или просто назначенец (из арголидского “царства” Трезена) Микен. А в Фивах при Сфенеле Кадмидов сменили иноземные Лик и Никтей, откуда-то взявшиеся Зет и Амфион, прибывший из Пелопонесса (лже?)Кадмид Лаий. И важно: в Фивах с подачи Сфенела очутился Амфитрион, отец величайшего героя Аххиявы – Геракла. Сходство имен пришельцев Амфиона и Амфитриона позволяет предполагать их общий исторический прообраз, условно Амф, получивший разное представление в фиванской и арголидской традициях. А, в общем, все или часть перечисленных иноземных фиванцев могут полагаться ставленниками Аххиявы, что-то и передавших Фивам из достижений Микен, с тем как-то подтянувших первые до уровня вторых. 
             У Хеттов великого Суппилулиумаса I сменил величайший Мурсилис II. Примерно тогда же Сфенела сменил (только фактически, как временщик?) Геракл (знакомец Мурсилиса II, его уважаемый враг или союзник?), чрезвычайно укрепивший Аххияву. Геракл побывал на Крите – и традиционно славного (и автономного) Миноса сменил прозаически зависимый Катрей. Геракл взял  (подчинил на время?) заморскую Трою. Геракл посадил “на царство” Тиндарея в Спарте и Нестора в Пилосе (закрепивших зрелый “азиатский” строй?) – оба названные царства оставались верными Микенам до конца. И пр. Возможно, часть славы Сфенела, отца Эврисфена (и самого Эврисфена?), дорийско-ионийская традиция приписала Гераклу в интересах Гераклидов.  
           К XIII веку переход к классическому “азиатскому” строю в ведущих регионах державы Хеттов и Аххиявы закончился, началось временное ослабление государств. С тем убивают ставленников Микен и захватывают власть Тесей II в Афинах и Эдип в Фивах. Средняя Греция отпадает от Аххиявы, но Пелопоннес и, наверное, Крит остаются в ее рамках. Тесей II формацинно соответствует Суппилулиумису I и Сфенелу. Он прочно объединил Аттику и в ионийско-дорийской традиции был слит с другим величайшим афинянином – Тесеем I, победителем ахейского Крита (обобщенный Тесей почти затер бесславных правителей между своими великими прообразами, может быть действительно тезками; ср. тезок Владимиров Святославича и Мономаха с интервалом в век – прообразы былинного Владимира Красное Солнышко). В Фивах предшественники Эдипа, в общем, традицией не затирались, но тоже убийство непосредственного предшественника (может, местным родственником) и плюс женитьба на его вдове было восприняты отрицательно. Типично в греческой традиции убийства царствующих предшественников якобы именно детьми или внуками (якобы иноземными!), возможно, повышало, тем не менее, их легитимность, а преступления замазывались якобы нечаянностями или не знанием родства нечаянными якобы иностранцами. И (сдвоенный) Тесей стал величайшим героем Афин; но Эдип превратился в трагическую фигуру фиванской и всей греческой традиции.
           Микены вели войны с отпавшими Афинами и Фивами, сначала агрессивные и провальные (Эврисфен против Афин, Семеро против Фив). Затем Афины сами перешли в провальное наступление (первое вторжение Гераклидов в Пелопоннес особенно в дорийской традиции; похищение Прекрасной Елены Тесеем – в ионийской). Играли роль усобицы Персеидов. У Хеттов Мурсилиса III сверг и изгнал родственник Хаттусилис III (если бы Мурсилис III бежал на север, к варварам – было бы через век “возвращение хеттских гераклидов”?). В Аххияве примерно тогда же Гераклидов (клан реального властителя Аххиявы ее лучших времен) изгнал и преследовал их родственник Эврисфен. 
          Смутное время начала XIII века в у Хеттов закончилась, когда с воцарением Хаттусилиса III оформилась надстройка зрелого “азиатского” строя (типа Аккада в Месопотамии). В Аххияве подобное случилось примерно тогда же при  Атрее. Тесей по каким-то причинам отправился к Аиду, а пелопоннесцы Диоскуры берут Афины и ставят там “на царство” Менестея, недруга Тесея. И пелопоннесцы эпигоны берут Фивы и ставят “на царство” арголидца Терсандра. Вся цивилизованная Греция оказывается подчинена Аххияве. Показательно Гераклиды больше не могут найти пристанища во дворцах всей цивилизованной Греции и вынуждены укрыться в хижинах варваров-дорийцев. Аххиява теперь может шагнуть за море и не сплачивая себя клятвами женихов Прекрасной Елены. ИЛИАДА – отражение ситуации второй половины XIII века в западной Малой Азии, отражение такое же условное, как Песнь о Роланде (реально о стычке христиан: франков и басков) – отражение войн франков и мавров. Хеттов тогда возглавлял Тудхалияс IV, Аххияву – его современник Агамемнон. {Правда, хеттские источники называют тогда главой Аххиявы АТТАРИССИЯСА, АТРЕЯ. Можно предполагать неверную передачу другим языком “отчества” АТРИД; или Агамемнон – прозвище Атрея II; или Атреи – вообще родовое имя; и пр.} Военные явления на (северо?)-западе Малой Азии второй половине XIII века при важнейшей роли Аххиявы и Хеттов отразились в памяти греков ТРОЯНСКОЙ войной. С завершением тех явлений ахейцы во главе с братом своего владыки Менелаем и другие участники тех явлений выступили в качестве “народов моря”. Прилично датированное их первое нашествие дает приличную хронологию предшествующей “ТРОАДСКОЙ войне”, времени жизни ее участников. 
           Агамемнон с частью сил (включая великого героя Аххиявы Диомеда) не принял участия в вояже “народов моря”, а вернулся домой. Ведь дома возникли проблемы. Длительные военные явления за границей напрягли Аххияву. И, вероятно, наложились типичные сложности перехода от зрелой стадии “азиатской” классики к перезрелой в ядре Аххиявы. Агамемнон с ситуацией не справился и был убит узурпатором Эгистом (а Диомеду пришлось бежать из Арголиды). Сын Агамемнона Орест вынужден был метаться по стране, вероятно уходя от погони и, безусловно, ища союзников. Ситуация изменилась, когда вернулись закаленные ветераны “Троадской войны” и похода “народов моря” во главе с дядей Ореста, Менелаем. Если, возможно, Аххиява еще и не восстановилась количественно, то уже укрепилась качественно. Раньше даже в Арголиде по городам сидели зависимые, но все же цари, а теперь их общим царем, а позднее и Спарты, стал Орест, во многих  других городах прочно сидели иные Пелопиды. Аххиява выходила на деспотичный режим перезрелого “азиатского” строя типа III династии Ура в Месопотамии. У Хеттов тоже за ослаблением государства сразу после Тутхлияса IV оно вновь окрепло при Суппилулиуме II. Но намечавшиеся превращения Аххиявы и Хеттского государства в мощные деспотии сорвали нашествия варваров с севера. Орест не дожил до этого несчастья, Суппиулиумасу II пришлось испытать горечь сына Ореста, Тисамена. Внуки участников “Троадской войны” и первого движения “народов моря” разных стран стали участниками второго движения “народов моря”, тоже хронологически определенного прилично. Но если в первом костяк составило оказавшееся не у дел воинство, то во втором переселялись народы. И важно отметить, что если в первом греки выступали под государственным именем АХЕЙЦЫ, то во втором после гибели Аххиявы – под давним этническим именем  ДАНАЙЦЫ.
                  Хетты                     Арголида                     Фивы                  Афины                    Крит
1680 г. c.э.                                                                                                                                                  
            Лабарнаc I                                                                                                                                    
           Хаттусилиc I                  Эгиптиды                      Кадм                                              Минос(ы) I
            Мурсилиc I
                                                 Линкей                     
                                                 Абант                          Пентей
                                           Прет, Акрисий
           Тутхалияc II                    Персей                        Полидор                                           Тектем
          Арнувандаc I                                                                                                              Астерий
          Хаттусилиc II                 Электрион                     Лабдак                                                              
           Тутхалияc III                                                                               Тесей I                 Минос(ы) II
       Суппилулиумаc I                 Сфенел                         Амф
            Мурсилиc II                   Геракл                           Лаий                    Эгей                    Катрей
             Муваталиc                Гераклиды?                      Эдип                  Тесей II
            Мурсилиc III                Эврисфен                       Этеокл                Тесей II               Девкалион 
          Хаттусилиc III                   Атрей                        Терсандр             Менестей
           Тутхалияc IV               Агамемнон                      Пенелей             Демофонт             Идоменей
         Арнувандас III                    Эгист                                                      Оксит
      Суппилулиумас II                  Орест                                                    Афидант
1180 с. э.
            Таблица предлагает хронологию прообразов героев греческих мифов, но не прямо логику формационного развития значимо разных регионов, политические явления или родственные связи. При достаточной правильности реконструированной хронологии рассмотренных регионов можно как-то реконструировать хронологию второго тысячелетия с. э. других регионов Греции. Растягивание до реальности прежне “сплющенной” хронологии мифической истории неизбежно рождает пустоты и сложности конкретных привязок.
          Малое переселение народов начала XII века деформировало формационное развитие Хеттов и Греции, но, и как переселение народов Великое другой эпохи, не перечеркнуло его. Хотя тоже наступили Темные века. Причем ясности с социальной истории Малой Азии теперь меньше, чем с историей Греции, во всяком случае, в доступной мне литературе. По данным археологии общество XII века с. э. Греции ближе к предыдущему, классическому “азиатскому”, чем к последующему. Можно думать, что в ранее более развитых ахейских центрах производительные силы были подорваны, но дорийское нашествие и погасило инерцию классики, строй стал перезрелым “азиатским” в своеобразных формах (Микены отчасти сохранились до года 1125 с. э. и пр.). А в не затронутую дорийцами более отсталую ранее Аттику эмигрировали многие ахейцы из передовых центров, несколько повысив уровень развития производительных сил. При Меланте и Кодре в Аттике можно предполагать перезрелый “азиатский” строй. Но дальше – явные перемены. Со смертью Кодра кончилась власть ванактов для всей Аттики, вполне сложившаяся при Тесее II. Теперь по отдельным общинам правили архонты. Тогда же в дорийском Пелопоннесе кончилась сильная власть (типа ванактов?) первых поколений Гераклидов, Микены перестали быть хоть как-то значимым центром и т. д. Вероятно, какие-то подобные процессы были и в Беотии. Можно думать, что Субмикенский период 1125-1050 с. э. – время второго “азиатского” переворота. А Протогеометрический стиль в керамике самого рубежа второго-первого тысячелетий с. э. – время позднего “азиатского” строя с не первобытными общинами и каким-то количеством не слишком отличных от общинников “посаженных на наделы гурушей”, предвосхитивших илотов раннерабовладельческой  Спарты. Принципиальное отличие позднего “азиатского” строя Греции от канонов второго тысячелетия Египта и Месопотамии – отсутствие громадного государственного аппарата с многочисленными чиновниками. Басилевсы по общинам, архонты во главе их не слишком возвышались над рядовыми общинниками и даже “гурушами на наделах”. Невыраженный  поздний “азиатский” строй Греции не имел мощной социальной инерции канонов Египта и Месопотамии, потому переход к рабовладельческому строю в Греции произошел быстрее. В иных формах и с иной скоростью, но, по сути, близко развивалось общество Малой Азии с XII века с. э.