Хрестоматийная борьба

                                                                  ХРЕСТОМАТИЙНАЯ БОРЬБА
            КЛ 1 и 4 за 18 год напечатали материалы полемики представителей Союза японских революционных коммунистов и РПК. Полемика показательна для особенно последних десятилетий. Марксисты спорят на разных языках, апеллируя к Хрестоматии марксизма. Это неизбежно в ситуации кризиса мирового коммунистического движения после “краха социализма”, гораздо более острого, чем кризис социал-демократии после краха II Интернационала. Последний как-то разрешился через несколько лет с военной победой социализма в России и размежеванием марксистов и оппортунистов в мире. Первый вышел уже на десятилетия и без ясных перспектив марксистской консолидации и победы коммунизма. Неизбежное становится все более нетерпимым. Разные языки марксистов – выражение разных пониманий марксизма. А общее понимание возможно только особенно при единстве понимания, что есть ОСНОВЫ марксизма КЛАССИКОВ, что в ОСНОВАХ устарело или было неверным изначально, что в них нужно развивать. Просто отбрасывание ОСНОВ, даже при сохранении из марксизма чего-то многого другого – отбрасывание марксизма. Если не касаться философской основы марксизма – диалектического материализма, то его социологическая ОСНОВА – т. н. материализм исторический. В курсы советских истматов набивалось многое из того обществоведческого, что не входило в курсы политэкономии и научного коммунизма. Но исторический материализм содержит два ОСНОВНЫХ положения: 1 – закон соответствия характера производственных отношений уровню производительных сил, основной закон ЕСТЕСТВЕННОГО общества и его развития; и 2 – Последний тезис о Фейербахе Маркса, заявляющий НЕОБХОДИМОСТЬ ИСКУССТВЕННОГО изменения естества, поскольку оно объяснено. Из первого строго не выводятся, но с его позиций разрабатываются: концепция естественных формаций и межформационных революций; для классовых формаций положения о базисе и надстройке, о классовой структуре общества и борьбе классов. Второй служит разжевыванию банальности (давней в плане преобразования природы), что естественный мир объясняется не только, чтоб понимать его, его стихийное развитие и предсказывать результаты такого развития, но и чтоб субъектно изменять его естество, стихийное развитие в интересах людей. Значимы еще разные банальные приложения (что производительные силы устойчиво растут во времени и т. п.). Все это было в изначальном УЖЕ МАРКСИЗМЕ, в работах 40х годов XIX века – до КАПИТАЛА (с его открытием тайны прибавочной стоимости и пр.), до КРИТИКИ ГОТСКОЙ ПРОГАММЫ (с ее детализацией представлений о коммунизме, концепцией диктатуры пролетариата и др.) и т. д., тем более до ленинских работ, до исследований марксистов XX века. Это та ОСНОВА (без которой нет марксизма и самого раннего, и самого совершенного), с позиций которой нужно оценивать все наследие Классиков (переоценивать его, когда нужно), новации после них. 
           Марксизм не мог появиться разом в законченном виде (так и всем математическим теориям, гравимеханике Ньютона, электродинамике Максвелла и т. д. предшествовали века и тысячелетия поисков, открытий). Марксизм Классиков – начальный. В том его понятная беда. Классики не знали, например, общей исторической модели формаций (неизбежной, если формации обозначены общим термином не зря), изнутри только капиталистической не могли правильно оценить историческое место их современности. Маркс и Энгельс изначально считали, что самые развитые страны уже подходили к коммунизму. Позднее они сместили прогноз финала капитализма на десятилетия, но КОММУНИЗМА нет и еще столетие спустя (притом, что капитализм РАЗВИВАЛСЯ). А революционное движение в середине капитализма прямо к коммунизму (ЕГО ранней фазе) не может не быть больше или меньше ошибочным. Согласно ОСНОВАМ новая формация возникает, когда производительные силы перерастают старую, формируют новые производственные отношения, с тем НОВЫЕ классы и т. д., которые только и совершают революцию. Пролетариат – органичный класс капитализма (см. КАПИТАЛ), первоначальный при первоначальном накоплении капитала, возник в конце феодализма (чомпи в Италии XIV века и пр.) ВМЕСТЕ с буржуазией. В 40е годы XIX века в передовых странах ОЧЕНЬ активно проявил себя уже КЛАССИЧЕСКИЙ пролетариат. Молодые Маркс и Энгельс сделали поспешный вывод, некорректный с позиций ОСНОВ. Позднее Каутский и Ленин констатировали тред-юнионистское, формационно БУРЖУАЗНОЕ естество пролетариата, который МОЖНО сделать мыслящим социалистически, ТОЛЬКО если внести ИСКУССТВЕННО в него ИЗВНЕ социалистическое сознание (что УДАЕТСЯ далеко НЕ всегда, как показала практика более века). Советская наука отвергла концепцию “революции рабов”, хорошо исследовала вандейство именно феодально-зависымых крестьян формационно отсталых областей Франции конца XVIII века (Революцию свершали новые крестьяне передовых областей, уже стихийно превращающиеся в кулаков, мелкую буржуазию, батраков капитализма, чему мешал феодализм) и пр. СОВРЕМЕННЫЕ, уже НЕ классические, пролетарии (трудящиеся позднего капитализма, живущие продажей рабочей силы не классически) свергать капитализм не спешат. Коммунизм ДОЛЖНЫ устанавливать СОВЕРШЕННО новые, НЕкапиталистические силы САМОГО конца капитализма, предшествующие внутри его НЕКЛАССУ тружеников коммунизма (см. исследования А. В. Бузгалина, И. Д. Котлярова и др.). Поскольку сейчас остается ТОЛЬКО констатировать, что производительные силы самых развитых стран все еще не вывели на коммунизм, приходится признать, что естественной коммунистической революции в 1917 году НИКАК не могло быть не только в отсталой России, но даже в самых передовых США, что Бернштейн был прав. Примерно ТОЛЬКО ТАК рассуждают многие полумарксисты типа М. И. Воейкова, выхватившие из самых ОСНОВ половину – закон соответствия, стихию его действия без учета всех обстоятельств. А ведь аппараты тяжелее воздуха СУБЪЕКТНО летают вопреки естеству действия закона тяготения. И парусники СУБЪЕКТНО идут против естества действия ветра (ИСПОЛЬЗУЯ именно ЕГО же напор). И даже Воейков мечтает об активном субъектном преобразовании естественного общества (лишь запутавшись в философском осмыслении  ИСТОРИЧЕСКОГО МАТЕРИАЛИЗМА, обозначив его, на радость попам, ИДЕЛАЛИЗМОМ, и не поняв субъектности Октября).
           Капитализм – исторический сосед коммунизма. Существование общества типа коммунизма на  капиталистических производительных силах менее невозможно, чем на феодальных и более ранних. Пролетариат – последний основной эксплуатируемый класс, самый зрелый и организованный, более любого другого эксплуатируемого  имеющий потенции СТАТЬ субъектом истории ПРОТИВ ее ЕСТЕСТВА и более любого класса последней классовой формации склонный к этому. Были попытки создать рабские государства на Сицилии и пр. в конце с. э. Рабам не хватало и субъектности. Примерно тоже в отношении радикальных сект при феодализме, Пугачевщины и пр. И капиталисты-филантропы – не редкость. Но к социальному равенству даже такие не склонны. Маркс и Энгельс ошиблись, что пролетариат ДОЛЖЕН свергнуть капитализм ЕСТЕСТВЕННО. Но их концепция содержит рациональный момент, что он МОЖЕТ это сделать задолго до коммунизма СУБЪЕКТНО (если “философы” объяснили мир достаточно, чтоб изменять его). Потому концепция диктатуры пролетариата и пр. Но задолго до коммунизма с ЕГО производительными силами – значит НЕ коммунизм ЛЮБОЙ его фазы. По реалиям XX века – социализм. Не какая-то фаза коммунизма, а революционная (в отличие от внутри капитализма) эволюция (в отличие от коммунистической революции на основе уже коммунистических производительных сил) к коммунизму. Капиталистические производительные силы стихийно рождают все остальное капиталистическое. Субъект социализма, поднявшийся над стихией естества, должен ее подчинить. Успех зависит от объективного уровня не обязательно сильного при капитализме марксистского движения. При еще сравнимости стихийного и субъектного факторов важнейшая роль достаточно случайных гениев уровня Ленина. Мелкая буржуазия в России, араты в Монголии и т. д. доказали, что ВСЕ эксплуатируемые имеют некоторые  социалистические потенции (путь социалистической ориентации и пр.). А Маркс и Энгельс разработали концепцию перманентного перехода (НЕ естественного) от не финального капитализма к коммунизму (необходимо через некоторый недолгий промежуточный строй) – на буксире коммунизма развитых стран. Проверка марксистской теории практикой XX века показала и недоработки марксизма (неоправданность расчетов на коммунистическую революцию начала XX века, ожидавшийся буксир для России; и пр.), и его возможности (реализация социалистической революции начала XX века в отсталой стране и потом какая-то перманентная эволюция к коммунизму даже БЕЗ Буксира). А первый блин комом – это очень понятно. С этих позиций – рассмотрение темы. Рассматриваются материалы только КЛ 4., по порядку. 
                         “1. О теории построения социализма в одной, отдельно взятой, стране”  
           Распространенная пошлость подмены: 1 – вопроса о СУБЪЕКТНОМ построении социализма на ЕСТЕСТВЕННОЙ базе докоммунистических производительных сил даже и без буксира коммунизма, хотя бы социализма (целенаправленный развал изначального СССР на не отдельно взятые национальные государства только усугубил бы ситуацию исторической ловушки); 2 – вопроса об опасности, что небольшая коммунистическая страна (Марксом и Энгельсом предполагалась Англия середины XIX века), тем более небольшая социалистическая, будет задавлена массой отсталых соседей.
          “Эту теорию Сталина …” ЭТО – не столько ТЕОРИЯ Сталина, сколько ВЫНУЖДЕННАЯ ПРАКТИКА в результате Октября под руководством Ленина, без оправдавшихся и ЕГО расчетов на буксир коммунистической Революции Запада, прогнозировавшейся Марксом и Энгельсом. Ленин не возглавил “левых коммунистов” ради немедленной Мировой революции, а добился подписания Брестского МИРА с ИМПЕРИАЛИЗМОМ, затем МИРНОГО СОСУЩЕСТВОВАНИЯ с НИМ ЖЕ (и “мира” с нэпманами). А что было делать? Реализовать с Лениным или после него авантюру “левых коммунистов” и Троцкого? Решающую роль в разгроме гитлеровской Германии и важнейшую – милитаристской Японии, с тем буксира “Мировой революции” 40х годов, сыграл сталинистский СССР. И ЭТА страна всегда поддерживала мировое революционное движение, Испанию 30х. ТРАГЕДИЯ в том, что все это было не на ленинском уровне, в сталинистских формах. А была РЕАЛЬНАЯ альтернатива? При Сталине ближайшие соратники Ленина подавались как безусловные враги. Сейчас многие полагают, что поспешности “левой оппозиции” лучше авантюризма “левых коммунистов”, “новая оппозиция” обязательно лучше сталинской фракции, а “правая оппозиция” на какую-то капстройку не вывела бы безусловно. Это мнения, не проверенные практикой. Условие подобных мнений – непонимание, что СССР 20х был на уровне Англии XVIII века, когда никакая фаза коммунизма, особенно ЕСТЕСТВЕННО, не была возможна. Подобная фаза и в XX веке была невозможна даже в США, а перенос хотя бы их производительных сил в СССР был КРАЙНЕ затруднен политически и тяжек экономически (за счет рабочих, колхозников; или Ротшильдов?). СССР субъектно взлетел с марксизмом и Лениным выше своей естественной основы. Ближайшие соратники Ильича могли как-то заменить его субъектно  только при сплоченности. А в склоках после Ленина все были, больше или меньше, хороши. Сталин только после разгрома “троцкизма” совместными усилиями с Зиновьевым и Каменевым, Бухариным и Рыковым, стал равным среди первых; первым среди равных – после разгрома, плечом к плечу с Бухариным, ‘’новой оппозиции”; и только после разгрома “правой оппозиции” при поддержке и будущих жертв Большого террора – несравненным (богом – в результате Большого террора, подготовленного и дружными склоками 20х годов). Отсталое общество при объективно недостаточном субъектном факторе без Ленина не потянуло на прокоммунистический социализм, вышло с 30х годов на прокапиталистическую перспективу. Сталин – главная пешка ТОЙ истории, талантливо сыгравший роль по написанному не им сценарию. С ним связаны и позитивы, и негативы социализма XX века, мирового коммунистического движения. А коммунизма в XX веке ЕСТЕСТВЕННО НЕ МОГЛИ установить все страны мира вместе взятые или хотя бы все самые развитые (нигде не доросли производительные силы). Возможность, но не гарантированность в XX веке СУБЪЕКТНОГО дохождения к коммунизму через искусственный социализм вполне показала огромная наша страна (не отдельно взятая изначально более развитая, но маленькая Венгрия с 1919 года), другие страны на ее буксире.  Именно только возможность, не гарантированность социализма в XX веке статистически исключали Мировую социалистическую революцию.
           “… Вы отождествляете … переходный период  диктатуры пролетариата и социализм как первую фазу коммунизма”. Пример запутывания актуального вопроса без учета практики XX века и достижений марксизма после Классиков. ЕСТЕСТВЕННЫЙ переход от феодализма к капитализму включал в Англии: поздний этап XVI века внутри феодализма (и социальный переворот перехода к нему XV), собственно межформационный переход XVII, ранний этап XVIII внутри капитализма и социальный переворот  на рубеже XVIII-XIX перехода к классическому капитализму. Подобную структуру нужно полагать для ЕСТЕСТВЕННОГО перехода от капитализма к коммунизму: с середины XX века в самых развитых странах уже поздний капитализм с генезисом коммунизма; уже реакция революционной ситуации межформационного перехода на рубеже Тысячелетий; сейчас близка Революция в узком смысле. Социализм (в идеале) – ИСКУССТВЕННЫЙ переход  к коммунизму с неизбежностью ПРОКОММУНИСТИЧЕСКОЙ (не совсем государство и пр.)  ДИКТАТУРЫ против и стихийного естества докоммунистического общества, стихийно проявляющегося во ВСЕХ людях (ВКЛЮЧАЯ лидеров), но субъектно понимающих опасность СВОЕЙ стихии и осознанно принимающих меры ПРОТИВ нее (“традиция добрая в комсомольской судьбе – раньше думай о Родине, а потом о себе” и т. п. – реальность). ПЕРЕХОДНАЯ “формация” устанавливается “межформационным” ПЕРЕХОДОМ от НЕ позднего капитализма. … Генезис СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО пролетариата через УСПЕШНОЕ внесение в пролетариат капиталистический (естественно тред-юнионисткий) социалистического сознания и пр., задающий потенциальную революционную ситуацию; любой достаточно сильный кризис капитализма, делающий потенциальную революционную ситуацию актуальной; социалистическая революция в узком смысле; режим закрепления нового строя (типа Кромвеля, Наполеона и т. д.: канон – НЭП). А затем ранний социализм, когда еще сохраняются пролетариат (безработица в СССР по 30е годы и пр.) и мелкая буржуазия, но уже социалистические. Власть все ЕЩЕ – ДИКТАТУРА ПРОЛЕТАРИАТА при союзе с мелкой буржуазией. Затем социальный переворот превращает пролетариат в социалистический рабочий класс и мелкую буржуазию в класс кооператоров. Диктатура обретает форму общенародного государства – до коммунизма. В реальности ПОИСКОВЫЙ, ТРУДНЫЙ прокоммунистический социализм с 30х годов преломился в прокапиталистический, условием существования которого была имитация прокоммунистического (для сохранения чего были ввод советских войск в Чехословакию 1968 года, ГКЧП и т. п.).
             “… некоторые теоретические двусмысленности замечены … в труде Ленина “Государство и революция””. Ленин не имел перед глазами трактатов по изученной практике давно свершившихся социалистических революций и последующих социалистических эволюций, которую ему оставалось бы лишь осмыслить на уровне несравненно более высоком, чем у его нынешних критиков. Маркс и Энгельс, ожидавшие ЕСТЕСТВЕННУЮ революцию (которая естественно сама задаст свои детали) на Западе и занятые выше головы разными актуальными сторонами марксизма, не сосредоточились на расчетах революции в Отсталой стране хотя бы на буксире, не оставили таких расчетов. Ленин в своей отсталой стране занимался такими расчетами, но тоже среди прочих дел. А в поиске неизбежны недочеты. Тем более в ситуации, когда ОБЪЕКТИВНО коммунистический буксир невозможен (а понимания этому нет) и расчеты должны быть еще тщательнее. Нудить по поводу того, что Ленин РАССЧИТАЛ социалистическую РЕАЛИЗОВАВШУЮСЯ революцию не на ожидавшемся Буксире, в стране, едва вышедшей из феодализма (Революция 5 года свергла его, как Революции 1640 года в Англии и 1789 во Франции; Февраль сверг режим распутинской реставрации, подобно “Славной” революции 1688 года в Англии и Революции 1830 во Франции), НЕ ИДЕАЛЬНО (даже если не идеальность не надумана) – мелко, несерьезно. – “… непонятные слова, как “буржуазное государство без буржуазии” в низшей фазе коммунизма”. Еще было не очень понятно, что за строй КОНКРЕТНО будет в отсталой России после Революции, еще только намечалось понятие некапиталистического строя на базе капиталистических сил как не (совсем) коммунизма, понимание, что в нем (а не только диктатура пролетариата при установлении этого прокоммунистического не коммунизма) сохранится не коммунистический институт (не совсем) государства, еще не была отработана терминология и пр. Какие могут быть претензии к поиску (давшему ТАКОЙ РЕЗУЛЬТАТ)? Предлагайте свои уточнения без обвинений. А именно позитива нет в рассматриваемой критике. – “Этой теоретической двусмысленностью удобно злоупотреблял Сталин и сталинистские идеологи”. Если бы работы Ленина были непогрешимы на века вперед, то Сталина и сталинистских идеологов это остановило? Нет, они испытали бы лишь несколько большие неудобства в злоупотреблении.  
                                    “Как определить Советское государство после смерти Ленина
                                                   и его общественно-экономическую структуру”
          Во всем материале чувствуется и несовершенство перевода. А политическая надстройка не может иметь общественно-экономическую структуру: последняя определяет первую. И по сути вопроса: Советское государство после Ленина до 30х годов было все более деформируемой диктатурой пролетариата со спецификой крестьянской страны: после 30х – все более (но не линейно) разлагающимся общенародным государством. Об общественно-экономической структуре – ниже.
           “… государственный строй и общественно-экономическая структура потерпели бюрократические искажение из-за идеологического и организационного вырождения авангардной партии …” Острие субъектного фактора идеологически и организационно выродились. Почему? Неизбежно? В стране, едва вышедшей из феодализма, удивителен не срыв социализма, а его вообще появление. Марксизм с Лениным перевесил в вероятностном явлении, обеспечил НАЧАЛО; ленинизм без Ленина не устоял против стихии отсталой страны. Гарантий завершения возможного не было, многое зависело от внешних условий, случайности появления хотя бы одного нового Классика, не обязательной сплоченности лидеров.
           “… отчужденная сталинистской бюрократией форма общества … некая новая историческая реальность, которую не предвидел ни Маркс, ни Ленин … в результате неудачи мировой революции”. По-моему правильно, но с уточнением. Ни Маркс, ни Ленин (до 20х годов) не предвидели не только отчужденной сталинистской бюрократии формы общества, но и любого длительного некапиталистического строя на базе капиталистических производительных сил БЕЗ БУКСИРА и ПОЭТОМУ возможности появления и победы сталинисткой бюрократии. – “ … миф Сталина, что “социализм осуществлен в СССР””. В предложенном выше понимании… Ранний социализм победил в Революции. Социальный переворот 30х превратил ранний социализм в классический (как переворот рубежа XVIII-XIX веков в Англии ранний капитализм в классический; или ранний феодализм в классический – социальный переворот во Франции VIII века). Но при этом прокоммунистический вектор субъетного развития до 30х сменился (с добиванием субъекта развития естественной отсталостью) стихийным (с нюансами), прокапиталистическим; очень вероятное негативное явление субъектной истории. – “… недостатки в определении СССР как “перерожденного рабочего государства”” (Троцким). Троцкий не имел гениальности Ленина и не имел того отстраненного знания предмета, которое было у Канъити Курода и его современников. А переродилась не только надстройка, переродился весь строй (еще полвека оставаясь некапиталистическим на базе капиталистических производительных сил), но в русском языке государством часто называют в целом общество в государственных границах. – (Троцкий) “… расценивал государственную собственность в СССР, как социалистический элемент, отъединив ее от общественных отношений в целом … ограничивался механическим пониманием общества переходного периода как общества, составляющегося из двух элементов социалистического и капиталистического”.  Ленин в переходном обществе насчитывал не два “элемента”, а даже пять укладов. При межформационном переходе взаимодействуют старый и новый уклады (которые невозможно механически разъединить), при переходах от ранних этапов формаций к классическим – тоже. Троцкий преувеличивал прокоммунистический характер государственно уклада в СССР при сталинщине, но не за это его критикует Нобору Мияо. – (Троцкий) “… не смог четко отличить общество переходного периода от его отчужденной, перерожденной формы”. Мияо (не только) через десятилетия после Троцкого не смог ясно отличить переходное некапиталистическое общество на базе капиталистических производительных сил от коммунизма, не различает ясно качественно различные переходности социалистической революции, раннего социализма, переворота, устанавливающего социализм классический, и его самого. С тем он не может четко различить прокоммунистический вектор развития до 30х годов и прокапиталистический после  них. – “… определение “сталинистского СССР как отчужденной формы общества в переходный период”” ничего не определяет с позиций формационных ОСНОВ, особенно уже свободных от социалфилософских “строительных лесов” марксистской социологии (отчуждение и пр.).
           “Период перехода к социализму …” в его традиционном понимании требует разделения на социалистическую революцию (переход к социализму, конкретно раннему), ранний социализм (с разнообразным переходным наследием капитализма) и социальный переворот (переход к социализму классическому, переходному к коммунизму). В СССР и др. данный переход деформировался тенденциями перехода к капитализму. – “… после смерти Ленина советское государство и его экономическая структура подверглись бюрократическим вырождениям из-за руководства Сталина и его приемников …”. Бюрократическое вырождение – результат естественного проявления (из-за недостаточности субъектного фактора после смерти Ленина) действия капиталистических производительных сил при несоответствующих им производственных отношениях. Руководство Сталина и его преемников – следствие и проявление подавления субъектности стихией докоммунистической страны. – “… появились похожие на капиталистическую экономику явления. Однако, даже если так (автор не уверен? – А. М.), нам не следует определять их при помощи аналогии или сравнения с капитализмом” Мияо сам сравнивает, заявляя (хоть и неуверенно) о похожести (неполной аналогии). Даже реальный социализм – не государственный капитализм или что-то в этом духе. Но смена такого (прокапиталистического) социализма капитализмом стала следствием генезиса именно явлений капиталистической экономики (подпольные капиталисты и пролетарии, особенно – обуржуазивание социалистической бюрократии, пролетаризация социалистического рабочего класса и пр.) в рамках прокапиталистического социализма. – “… задача марксистов – понимать разные искаженные появления … в переходный период …”. Кто спорит? Споры: как понимать.
            “… Вы, говоря “бесспорные положительные стороны советского общественного строя” просто (? – А. М.) высоко оцениваете развитие производительных сил в СССР”. ЭТО в любом случае просто не мало, ближе к коммунизму. А для СССР (БЕЗ Буксира) было вопросом  своего выживания и сохранения даже НЕПРИСОЕДИНИВШЕЙСЯ СФРЮ и АНТИСОВЕТСКОГО Китая. Иначе Япония сейчас не требовала бы у РФ несколько островов, но империалистически обживала бы (при протестах коммунистов или нет) Дальний Восток, а на остальной территории бывшего СССР давно были бы сателлиты (типа нынешних центрально-европейских; если не протекторатов по-гитлеровски) развитых капиталистических стран. Что касается бесспорно положительных сторон советского строя вообще… Я десятки лет взрослым жил и при советском строе, и при капитализме, названные стороны для меня несомненны, советский строй для меня предпочтительней (а я не был НАВЕРХУ, упорно старался разобраться в негативах, в КПСС вступал, когда уже предполагал ее скорый запрет). В Интернете, чем дальше, тем больше авторов, пишущих, что колбасы и личных машин в РФ стало больше, а человеческих отношений и других позитивов – меньше. – “Однако … такое развитие не было связано с развитием самоуправления трудящихся” и далее по тексту. РПК не отрицает этого и других негативов в СССР. Однако их наличие – не причина затирать его позитивы, каких не было в гораздо более развитых странах капитализма, самоуправлением трудящихся не страдающих вообще. Без режимов типа сталинщины, социализм при равных с капитализмом производительных силах выглядит, по меньшей мере, не хуже (и безусловно лучше, чем капитализм с режимами типа фашистских). И ведь последний ТАК не надрывался в свой борьбе с противоположной (более слабой) системой. А первый не был идеалом МАРКСИСТОВ, скорее полунечаянным результатом их недостаточной субъектности. Марксистам полезно не только реальное улучшение субъектного фактора, а и глубокий анализ социалистического прошлого. Но не поверхностная его критика и бессодержательные разговоры. – “Пытаясь найти выход из тупика, Горбачев … не отказался от сталинизма … , а прибегнул к разрушению СССР …”. Призывая “… анализировать … с марксистской точки зрения …”, Мияо вместо этого делает из мелкой исторической фигуры творца истории. Длительный и долго скрытый процесс приведения производственных отношений к капиталистическим производительным силам итогово принял быстрые и откровенные формы капстройки. Если бы Горбачев вообще не родился, при прочих равных условиях было бы фактически то же самое (только другие имена, другая мишура мелких явлений). Формирующаяся буржуазия рвалась к власти, социал-демократизированный генсек тупо или цинично (большая разница?) способствовал ей в меру своих сил. Когда “фельян навыворот” Горбачев прошел свою часть контрреволюции, его сменили “жирондисты навыворот” Ельцин, Кравчук, Шушкевич, Шеварнадзе, Алиев и т. д. Именно ОНИ разрушили Страну. А Горбачев пытался обуржуазить (социал-демократизировать) ее ЕДИНУЮ. И не надо нелепо приписывать Горбачеву и сохранение сталинизма. Прокапиталистический социализм был УНИЧТОЖЕН ради капитализма при незначительной, но значимее других, роли именно Горбачева.
            В следующем абзаце – понятный гнев ВМЕСТО необходимого анализа. 
           Последний абзац раздела излагает банальности. Я только хотел бы возразить против по-сталинистски разделения большевиков на агнцев (Троцкого, Бухарина, Преображенского и пр.) – и козлищ (Сталина и др.). Это – сильнейшее упрощение, а нужен марксистский анализ.
                                       “О событиях в Венгрии 1956 г. и в Чехословакии 1968 г.”
          Практические явления особо обнажают теоретические несостоятельности. Отмеченные События поддержали не только “коммунисты-диссиденты”, гораздо более значимо их поддержала ВСЯ буржуазия мира. Трогательное единство (в неприятии чего-то ХУЖЕ капитализма?). В Чехословакии антисоциалистическая реакция еще осмотрительно (и временно?) выбирала мягкие методы. В Венгрии уже начинался белый террор (а ей хватило и хортистского с 1919 года). В социалистический рабочий класс ТОЖЕ нужно постоянно вносить социалистическое сознание, не столько просвещением (как в пролетариат), сколько практикой социализма. Любой сбой СУБЪЕТНОГО развития открывает дорогу СТИХИИ приведения социализма в соответствие с капиталистическии производительными силами (в форме не социалистического “закручивания социалистических гаек” либо в прямой форме уничтожения социализма; хорошая их иллюстрация: два первых года горбачевщины – и последующие). Давно пора отказаться от ошибки, что естественый (тред-юнионистский) пролетариат и на свой лад искусственный социалистический рабочий класс способны стихийно, ПО СВОЕЙ ПРИРОДЕ идти к коммунизму,  сметая разложившихся вождей – хоть социал-демократических, хоть коммунистических. Такого не было и быть не может (замечательно то, что пролетариат МОЖЕТ пойти к коммунизму хотя бы при достаточном исходном субъекте). Если часть пролетариев отбросила социал-демократических вождей, так это потому, что появились коммунистические.  Субъектное движение против естества действия производительных сил обязательно направляется субъектом. А широкий субъект (сознательный пролетариат и пр.) – более узким, более подготовленным субъектом (партией),  он – лидерами (зрелыми марксистами, когда они есть). В Венгрии и Чехословакии негативы прокапиталистического социализма вылились в кризисы и исходных субъектов, с тем в быстрое стихийное сползание к капитализму. В условиях социализма “процесс пошел” неизбежно под лозунгами за хороший социализм против плохого. Куда процесс дошел, особенно хорошо знают марксисты бывших соцстран, каковыми еще не стали в свое время Венгрия и Чехословакия. Проблема, что хуже – прокапиталистический социализм (карикатура на прокоммунистический) или капитализм?
          У меня до сих пор нет ясного мнения в отношении  прокапиталистического социализма, я до сих пор не знаю, кого надо было поддерживать – ГКЧП, ельцинистов или ИСКАТЬ (упуская время) некую третью СИЛУ (но Марксисткая платформа была бессильна; Демократическая – ельцинисткая; а Большевистская – ГКЧПистская). Всем марксистам нужно ЧЕСТНО определяться, что правильней было бы: бороться за переориентацию в прокоммунистический социализм социализма прокапиталистического исключительно в ЕГО рамках (например, СУМЕТЬ использовать для этого НАЧАЛА названных Событий); поддерживать ЕГО крах, чтоб в рамках капитализма ЗАНОВО начать НЕПОРОЧНОЕ движение к коммунизму? Или забраться в башню из слоновой кости и там разрабатывать марксизм в ожидании, когда стихия сама создаст подходящие условия, может быть, без всякого социализма подведя к коммунизму? Или конкретно действовать в зависимости от конкретной ситуации, которую надо быстро и глубоко осмыслить с марксистских позиций (вроде бы правильно, только где гарантии, что быстро и глубоко получится; у Марксистской платформы, каких-то марксистов Венгрии и Чехословакии не получилось значимо ничего хорошего). Без четкого ответа в принципе, суждения по Событиям в Венгрии и Чехословакии, Перестройке и пр. – наивный или демагогический лепет. 
                                      “Ответ Исполкома РПК товарищу Нобору МИЯО”
          “… диктатура пролетариата остается в первой фазе коммунизм …”. XX век заставляет основательно уточнить Наследие. Ведь вместо ожидавшегося коммунизма – длительный некапитализм на базе капиталистических производительных сил (это не краткий момент в перманентной революции на буксире коммунизма), т. е. не фаза коммунизма. Спор исключительно в НЕ ОСНОВНЫХ понятиях Хрестоматии XIX века о реалиях XX бесперспективен. 
          “… Марксом … главное … открытие двухфазности коммунистической формации, обязательности переходной фазы”. Разъяснение Марксом фазности коммунизма – не открытие. Любая Формация ДОЛЖНА проходить через фазы, этапы, периоды, ступени. Проблема – открыть их число, понять их суть.  А переходность – суть, прежде всего, социальных революций (и социальных переворотов внутри формаций). В Англии, например, между межформационным переходом XVII века и внутриформационным переходом к фазе классического капитализма рубежа XVIII-XIX века – фаза раннего капитализма. Подобным образом естественно – в разных формациях. А XX век дал первый пример субъектного перехода не от поздней фазы (не от современного капитализма в развитых странах) Формации, а от ее начала. Такой переход (социализм по реалиям XX века) – не собственно социальная революция (сам возникает в ходе субъектной революции, социалистической, и содержит, по крайней мере, один социальный переворот типа 30х годов в СССР), но и не фаза собственно коммунизма (вообще не одна фаза, а две фазы, разделяемые социальным переворотом; может, должно было бы быть и больше при дохождении до коммунизма). То, что не мог установить детально Маркс без знания реалий XX века и опоры на его марксистскую науку, обязательно для марксистов века XXI. 
          “Новый способ производства не требует переходной, специальной фазы”. Моменты переходности имеют последняя фаза предыдущей формации (поздние капитализм, феодализм и т. д.) и ранняя фаза последующей (ранние коммунизм, капитализм и т. п.). Естественно переходная от поздней фазы одной формации к ранней фазе другой – социальная революция. Субъектный переход к социализму отличается от естественных переходов. Его переходность начинается на разных фазах капитализма внесением социалистического сознания в естественно тред-юнионистский пролетариат. При НЕобязательном УСПЕХЕ этого (с тем возникновении потенциальной революционной ситуации) специально переходная социалистическая революция начинается тогда, когда капитализм переживает сильный кризис разной природы (задающий актуальную революционную ситуацию). Переходность сохраняется на ранней фазе социализма (в СССР 20х годов), обретает динамику в ходе социального переворота (30х годов) и сохраняется до конца социализма (здесь социализм, не съехавший в капитализм; каждая следующая ступень социализма не неизбежна, а вероятна). – “Капитализм в его последней фазе глобального империализма, завершает всю экономическую классовую мегаформацию”. Глобальное затирание формационного подхода. Поздняя фаза Формации – только в самых развитых странах. В остальных – вплоть до первобытных анклавов. Но глобализация разноформационного мира поздним  капитализмом выводит на Мировую революцию. Ее ядро (не обязательно начало, как показал Октябрь) – победа коммунизма в странах позднего капитализма, буксир для остального мира. В этом остальном мире – перспектива социализма (для стран не позднего капитализма) и (сначала) путь социалистической ориентации (для докапиталистических стран).
           {Отмечу мимоходный ляп: “античный, азиатский, феодальный, капиталистический” способы производства. Может быть, здесь просто небрежность от спешки, но и в этом случае ее вид (воспроизводящий построение А. И. Колганова) отражает возню последних лет в марксистском движении по переозвучиванию советской исторической терминологии с победным размахиванием ЧЕРНОВЫМ материалом Маркса (ИМ самим НЕ опубликованным) по “азиатскому способу производства”. Это переозвучивание ничего не дало в плане улучшения понимания формационной истории, это размахивание не прибавило никакого позитива к результатам МНОГОЛЕТНИХ дискуссий по “азиатскому способу производства”, лишь по сталинистски акцентировало одну сырую точку зрения. В советское время СПОСОБ ПРОИЗВОДСТВА имел момент экономической зауженности по сравнению с ФОРМАЦИЕЙ (последняя упрощенно = первый + надстройка и культура); два термина удобней. “Азиатский” обычно был в кавычках, что снимало географический уклон понятия социальной истории. “Азиатский способ производства” обычно понимался, скорее, дорабовладельческим. Самое полное изложение “терминологической революции”, известное мне – в АЛЬТЕРНАТИВАХ 3 за 2008. Неконкретно апеллируя к классическому марксизму, А. И. Колганов конкретно перечеркивает классическую советскую историческую терминологию. Колганов отталкивает “марксизм-ленинизм”, ссылается на неиспользование Марксом термина “рабовладельческий” способ производства (как и “социалистический”), уверяет, что “для него также НЕ СУЩЕСТВОВАЛО ЖЕСТКОЙ ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТИ СПОСОБОВ ПРОИЗВОДСТВА”. Для НЕГО существовали РАЗВИТИЕ производительных сил и СООТВЕТСТВУЮЩАЯ СМЕНА производственных отношений при любой географии, потому – ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНАЯ СМЕНА способов производства в ходе социальных революций, ТОГДА достаточно ясная в Европе и ЕЩЕ плохо изученная в Азии. Если Колганов хочет уверить, что капитализм не жестко последователен феодализму, то почему он в таблице представил именно такую жесткость, да и не ее одну? Если Колганов в своей ОПУБЛИКОВАННОЙ таблице в три клеточки помещает по одному капитализм,  феодализм и первобытнообщинный строй, а в одну – античность и “азиатчину”, то он ВЕЩАЮЩЕГО себя, а не ИЩУЩЕГО Маркса, выставляет эклектиком. Эти две последние ТОЖЕ сменяли одна другую в ходе революции или в результате пары революций дружно сменяли первобытный строй, а потом в результате пары другой столь же дружно сменились феодализмом? У них равные производительные силы или производственные отношения либо и те и другие (и, значит, они – один способ производства непонятной раздвоенности, согласно, якобы, Марсу?). Можно доказывать, что Колганов искажает Маркса, играет на черновых его разработках. Но для меня не это главное. Для меня главное – развитие советской исторической науки ПОСЛЕ Маркса и Ленина, неоднократные дискуссии по “азиатскому способу производства”. Колганов (и Бузгалин) с уважением относится к работам многих СОВЕТСКИХ ТОЖЕ экономистов, но к работникам ДРУГОЙ профессии (историкам) иначе. А я десятки лет ПЛОТНО занимался именно историей. Мое мнение – советские историки свою науку с опорой на Классиков продвинули в целом гораздо дальше Классиков, во многом дополнили Трех авторов, в чем-то уточнили их, а где-то и поправили (совсем как ньютонианцы Ньютона и т. п.). Не одни коллеги именно самого Колганова оказались достойными людьми. Например, марксистский СОЦИОЛОГИЧЕСКИЙ термин (даже если не Маркса) “рабовладельческий” лучше, чем ХРОНОЛОГИЧЕСКИЙ “античность” (буквально – древность, старина). И отмеченные Колгановым неясности с “азиатским способом производства” требуют для термина, особенно “географического”, кавычек. А то ведь можно вернуться к ДОмарксовым ступеням ЕВРОПЕЙСКОЙ истории: античной, средневековой, нововременной, добавив для социализма XX века новейше-историческую, из приличия назвав их способами производства. А АЗИАТСКУЮ историю, как и до Маркса, противопоставить европейской с ЕЕ любыми периодизациями, для приличия добавив африканскую, американскую, океаническую, может еще пустынно-степную и таежно-арктическую. Но это теория. А мне-то, дисциплинированному члену РПК, что делать практически: выбросить ВСЕМИРНУЮ ИСТОРИЮ и прочую советскую историческую литературу, где пишется: о формациях; как рабовладельческую (не азиатскую с кавычками и без) и в Европе сменила феодальная, а феодальную – капиталистическая; и т. д.? И ждать, когда повалит ньюмарксистская литература по истории с модернизированной терминологий и путаными понятиями?}
         Большая часть ОТВЕТА (как и всей полемики) посвящена только хрестоматийным словам Маркса (и Ленина) не по ОСНОВАМ. Марксизм изнутри можно хоронить двумя способами: ревизией или подменой развития догматизацией хрестоматии (обычна помесь того и другого в разных пропорциях). Скоро полтора века КРИТИКЕ ГОТСКОЙ ПРОГРАММЫ, почти век после Ленина, громадная практика после Классиков и ее немалое осмысление  марксистской наукой – а две стороны спорят по современной тематике почти одной хрестоматией, в духе споров схоластов великолепной хрестоматией античности и почти с тем же успехом. Зато ниже хрестоматией и не пахнет. Это ведь не общие отвлеченные вопросы теории, это конкретика практики.
           “В Чехословакии … развивалось движение по реформированию окостеневшей экономической системы, что во многом напоминало косыгинскую реформу …” И в Венгрии 56 года, и в капстройках 80х НАЧИНАЛОСЬ тоже как движения по реформированию окостеневшей системы, “против сталинщины”, за “социализм с человеческим лицом”, “больше демократии, больше социализма” и т. п. А косыгинские реформы – попытка ОКОСТЕНЕВШЕЙ СИСТЕМЫ (без любого участия масс) улучшить себя, не меняясь в принципе. В обоих вариантах “Суждены нам благие порывы, …” очень многих “ … да свершить ничего не дано” в направлении коммунизма. При социализме идти к коммунизму можно только против естественного (прямого и опосредственного) действия капиталистических производительных сил и их каких-то стихийных порождений, СУБЪЕКТНО. И в Венгрии 56 года, и в Чехословакии 68, и в капстройках 80х, как и в косыгинское время, НУЖНОГО субъекта (уже) не было, была его имитация (как часть имитации прокоммунистического социализма прокапиталистическим). Были отдельные идейные и грамотные марксисты, но они не составляли системы даже слабой (Марксистская платформа не была системой органичной, сплоченной). Была привычная приверженность многих трудящихся к социализму, но уже слабо субъектная. При таких условиях были РЕАЛЬНЫ два варианта: либо квазисубъект будет пытаться решать неизбежные проблемы судорожными метаниями (типа развенчания культа Сталина с его затем фактической реабилитацией), ограниченными, непоследовательными, бесперспективными (слабо субъектными)  реформами (типа косыгинских); либо он УЖЕ готов на  БУРЖУАЗНУЮ КОНТРРЕВОЛЮЦИЮ, сначала под благовидными лозунгами, с начальными моментами самообмана и недопонимания реальности. Разумеется, всегда имеются идейные приверженцы прежнего социализма, капитализма и какие-то даже коммунизма (типа Марксистской платформы при схватке двух ГЛАВНЫХ сил), при сумбурности масс, плывущих по стихии и на поводке прохвостов. В конкретных ситуациях значимо соотношение сил. При косыгинских реформах и будущие герои капстройки, и идейные марксисты были на вторых ролях.  ЕЩЕ достаточно прокоммунистическая  андроповская Предперестройка определялась УЖЕ примерным равновесием консервативно-социалистических сил, и сил, уже мечтающих (часто тайком даже от себя) о капитализме, что позволило некоторую активность уже немногочисленных марксистов. В Венгрии 56 года, в Чехословакии 68, в капстройках 80х марксисты и приверженцы прежнего социализма были малочисленны, деморализованы, уступали пробуржуазным силам. – “Руководство компартии ЧССР поддерживало новаторов”, среди которых все более доминировали изначально скрытые, но все более наглеющие приверженцы капитализма. – “… Александр Дубчек …” после 68 года развивал частным образом марксизм, а затем возглавил боевую марксистскую партию? И кем стала основная масса “новаторов”? – “… позорный … Биляк был исключен из партии Чрезвычайным съездом КПЧ … Якеш … президиумом ЦК КПЧ …” Сколько пафоса. С таким же пафосом КПЧ исключила буржуазных “новаторов” и доблестно сражается против капитализма за социализм, коммунизм? Или победившие “новаторы” УСТАНОВИЛИ, наконец-то, “социализм с человеческим лицом”?
           “Танки в Праге в 1968 – момент позора Советского Союза …” Было бы лучше, если бы этот позор пал бы на головы натовцев? Нельзя же так наивничать в башне из слоновой кости.  Даже если бы Чехословакия сумела  отдельно взято от капитализма и реального социализма выйти на путь к коммунизму через идеальный социализм – вряд ли она отдельно взятой просуществовала бы дольше социалистической Венгрии 1919 года по близким причинам. Весьма вероятно, ей пришлось бы пригласить одни танки, советские или натовские, против других (вместе не получилось бы – разве, что с разделом страны). Социализм разных стран был в тупике, был не прокоммунистическим, стихийно шел к капстройкам 80х. А будущие члены Марксистской платформы и т. д. не предотвратили это шествие. Зато теперь некоторые из них предаются наивностям, что Чехословакия во главе со “славным марксистом” Дубчеком бодро шла к коммунизму при ПОДДЕРЖКЕ всего капиталистического мира, опираясь на стихию рабочих и расчищая дорогу к коммунизму остальным соцстранам!  Василь Биляк умер хоть каким-то КОММУНИСТОМ (неважно, с партбилетом или нет) при АНТИКОММУНИСТИЧЕСКОМ режиме “новаторов”; Горбачев только клялся умереть им (в духе многих “ортодоксов” 1968 года). А Дубчек? Стараться повторять хрестоматию Классиков в теории и фактически разделять позиции буржуазии, ревизионистов  на практике – это центризм.