Капитализация феодализма и т. п.

                                       НА ТЕМЫ КАПИТАЛИЗАЦИИ ФЕОДАЛИЗМА И Т. П.
       (К докладу катедер-социалистов СОЦИАЛИЗАЦИЯ КАПИТАЛИЗМА… в АЛЬТЕРНАТИВАХ 101)
                                                                                                   Медленным шагом, робким зигзагом
                                                                                                   … Тише вперед, рабочий народ.
                                                                                                                  Мартов Юлий (еще юный).
           “Проблема реформирования капитализма … очевидно актуальна” с Бернштейна и на много более лет ранее – “Проблема социализации капитализма стоит перед левыми теоретиками много более ста лет”. Авторы доклада вопроса об актуальности СВЕРЖЕНИЯ капитализма практически не касаются. Классики считали такое свержение актуальным более ста лет назад. Надо понимать, Классики пролетели так сильно, что для “марксистов” очевидно: актуально реформирование – все, свержение – ничто. 
                                                                              По введению.
          “Наиболее значимый материал по этой теме  дают работы Ленина …”, не Бернштейна и т. п. Именно Ленин дал наиболее значимый материал по “социализации” капитализма, не его свержению! Бедный Ильич, как же над тобой безнаказанно изгаляются “марксисты”.
          “Это общественное регулирование экономики со стороны крупных корпораций и государства, частичное использование прибавочной стоимости на решение задач повышения качества жизни части наемных работников (преимущественно – т. н. “рабочая аристократия” стран-метрополий) и др.”. Корпорации и государство (= ДИКТАТУРА; не пролетариата, конечно) “социализируют” метрополии за счет ЭКСПЛУАТАЦИИ (нео)колоний, преимущественно растлевая организованных рабочих в реформистскую “аристократию”, раскалывая пролетариат.
            “В работах по экономике СССР Ленин и его соратники предложили целый ряд теоретических и практических тезисов, заслуживающих самого пристального внимания” сейчас, поскольку в современном капитализме, как в СССР при Ленине – УЖЕ диктатура пролетариата? Т. е. уже социалистический пролетариат США и т. д. – ТОЖЕ верховный собственник всех средств производства?
          “После перехода политической власти в руки левых политических сил автоматически  не решаются  задачи перехода в руки трудящихся и экономической власти”. Что политической власти в руки левых буржуазных сил развитой Германии 1918 года, что в руки большевиков в стране, едва вышедшей из феодализма? А переход экономической власти в руки буржуазии тоже НАЧИНАЛСЯ только ПОСЛЕ буржуазных революций? Далее в абзаце – виляния про переходный период: “кто – кого” и пр. По последнему в буржуазной Германии после 1918 года надолго – буржуазия коммунистов; в СССоциалистическихР – коммунисты буржуазию (до 90х годов, когда производительные силы капитализма все-таки привели в соответствие с собой общественные отношения). Переходный период между формациями – социальная революция (или контрреволюция, как в нашей стране 90х).
           “Капиталистические предприятия могут быть поставлены на службу народа …”. Кем? Буржуазной диктатурой хотя бы и социал-реформистов (Носке и т. д.) или диктатурой коммунистической? 
          “Национализации подлежат банковская сфера и сфера производства …”. Подобные частичные национализации реформистами капитализм не уничтожали, КРАЙНЕГО сопротивления буржуазии не вызывали. И типично потом денационализировались ПЕРМАНЕНТНОЙ БУРЖУАЗНОЙ властью. В СССР и т. д. национализацию основных богатств проводила диктатура пролетариата, а для их денационализации понадобилась социальная контрреволюция конца XX века, сделавшая многих официозных марксистов буржуазными реформистами.
         “Экономика на протяжении этого периода …”. Этот период – эклектика из НЭПа при диктатуре пролетариата ПОСЛЕ Революции и США без власти даже левых буржуазных сил ДО Революции.
           “Государственный сектор может иметь государственно-капиталистическую природу …”. А может, видите ли,  и не иметь при капиталистической природе строя? Это не марксизм, это маразм.
          “… пути развития экономики после завоевания политической власти левыми развивались по преимуществу в русле двух основных течений, которые условно можно назвать “рыночным социализмом” и “нерыночным социализмом””. Оппортунистические условности переводятся на формационный язык марксистской безусловности как капитализм и социализм (XX века неудачный из-за недозрелости марксизма и неожиданного отсутствия коммунистического буксира для не самых развитых стран меньшей части человечества). А условность “левые силы” замазывает антагонизм буржуазных социалистов и марксистов.
          “Основная … цель (доклада) – выделение потенциала и противоречий (а значит – пределов) социализации позднего капитализма …” и далее по тексту. Пределы социализации капитализма интересны не менее, чем пределы феодализации рабовладельческого строя и т. п.
            “Авторы доклада используют преимущественно марксистский диалектико-материалистический метод”. Уже хорошо для “марксистов”, что в эклектике метода не только позитивизм и что там еще? То ли наивность, то ли цинизм.
           Разобранный текст вполне показал, т. с., парадигму доклада.
                                                                             Моя альтернатива.
          С возникновением классового строя возникла ЕГО внутренняя оппозиция: тоска по былому золотому веку и далеких тридевятых царствах, выступления эксплуатируемых, филантропия эксплуататоров, подвижки эксплуататорского государства по обузданию крайностей эксплуатации говорильня в плане любого ее обуздания и т. д. Во всем этом были реальная составляющая классового общества и элементы утопизма, иногда с вектором в будущее. До капитализма социализмом все это не называлось. Очерк некоторых направлений буржуазного социализма дает Коммунистический Манифест. Но Маркс и Энгельс понятия не имели о национал-социализме, “демократическом социализме”, “африканском социализме” и прочей демагогии (часто с жуткой практикой) капитализма и на его буксире докапитализма. Понятие коммунизма тоже размыто демагогами, но меньше.
          Первые Классики переосмыслили прежнюю общественную мысль, но термины использовали часто уже имеющиеся. Осознав историю сменой формаций (способов производства с их надстройками, культурами и пр.), они для ожидаемой формации ПОСЛЕкапиталистической применяли термины и социализм, и (предпочтительнее) коммунизм (называя также коммунизмом – научным – свою идеологию). Но и буржуазные социалисты от своего внутрикапиталистического “социализма” не отказались. С возникновением II Интернационала, казалось, домарксистский “социализм” дышал на ладан. На деле он сохранялся и в прямых формах, и в виде шатаний марксистов. А Бернштейн после смерти Энгельса быстро сообразил, что “умнее” Маркса, придумал капиталистически-социалистическую “формацию”, которая плавной эволюцией перейдет в чисто социалистическую (движение – все). Качественного, формационного различия между первой и последней нет, потому между ними не должно быть качественного скачка – социальной Революции (конечной цели марксистов в капитализме); правильно Носке революционеров подавлял! Бернштейн обосновывал свой “социализм” реалиями перезрелого (по Ленину)  капитализма. Первая значимая практика такого “социализма” – режим формально еще марксистов (до отказа от Эрфуртской программы) в Германии с 1918 года. Но развернулись послеэрфуртовские социал-демократы после смены перезрелого классического капитализма поздним. Отрыжка их деятельности – старания авторов рассматриваемого здесь доклада.
          Согласно ОСНОВАМ марксизма, формации сменяют друг друга в результате перерастания старых производственных отношений новыми производительными силами. Но с ростом производительных сил меняются производственные отношения (с тем – все остальное) и внутри формаций. Все это в былой истории – в общем направлении к коммунизму. Первые кирпичики в движение к коммунизму – ручные рубила пр. до Человека Разумного. В отдельных формациях явные подвижки в направлении Светлого Будущего – переходы от классических этапов к поздним, в чем-то предвосхищающим следующие формации. Это – поздний родоплеменной строй, предвосхищающий классовое общество не только производящей экономикой с гончарным делом и пр., но и социальной специализацией с неизбежными моментами неравенства. Это –  строй Поздней Римской империи, предвосхищающий феодализм. Это – поздний феодализм, предвосхищающий капитализм. Это – поздний капитализм, предвосхищающий (в США и др. даже без игр в социализм) коммунизм. Можно назвать динамику всего феодализма, особенно позднего этапа, В НАПРАВЛЕНИИ капитализма (рост производительных сил и пр.) капитализацией. Но можно и социализацией. Положение позднего раба (раба на пекулии и “закрепощенного колона”) лучше, чем раба классического. Положение раскрепощенного лучше, чем крепостного. Чем не социализации! Положение позднего пролетария лучше положения пролетария классического. Прямо  “социализм”, естественно “демократический”, не советский! Грустно лишь то, что предвосхищающие последующие формации и “социализацией”, именно поздние этапы предыдущих формаций СВЕРГАЮТСЯ РЕВОЛЮЦИЯМИ.
          Камнем преткновения для многих марксистов (в кавычках и без) стали Октябрь, социализм XX века. Одни, ссылаясь на закон соответствия и уровень производительных сил, прочие негативы этого социализма, объявили его капитализмом. Другие, акцентируя его некапиталистические черты и субъективный фактор – коммунизмом (ранней фазой). Авторы рассматриваемого доклада намекают на социализацию капитализма диктатурой пролетариата. И чего Ленин и Бернштейн враждовали? Ведь оба были за социализацию капитализма! Правда, Бернштейн начал раньше и через демократию (защищаемую Носке), а Ленин дорос позднее, да еще свирепствуя диктатурой! Подобные инсинуации имеют классовые, буржуазные корни. Но и гносеологические тоже.
          Все Классики ошиблись, полагая, что развитые страны на рубеже XIX-XX века дозрели до коммунизма – буксира для России и т. д. Ленин ошибался, полагая, что Россия – страна среднего уровня капитализма. За век после Октября до коммунизма не дозрели США и другие страны, в 1917 года гораздо более развитые, чем Россия; ТОГДА формационно среднеразвитые. А в России Революция 5 года только установила (робко) РАННИЙ капитализм, Февраль только покончил (радикально) с режимом реставрации. До естественной коммунистической революции России БЕЗ БУКСИРА естественно оставалась практически целая капиталистическая формация. Но названные Философы объяснили (см. последний Тезис о Фейербахе Маркса) естественный мир настолько, что марксисты в России смогли искусственно реализовать перманентную революцию даже без Буксира. И попали в историческую ловушку, поскольку фактически обещанная центристами Западная революция естественно не назрела, а субъектно провести ее, как большевики в отсталой стране, “евромарксисты” не сподобились (НАОБОРОТ). ПОЭТОМУ большевикам, после эйфории от Октября, триумфального шествия Советской власти, “военного коммунизма” и Подъема на Западе, ПРИШЛОСЬ “капитализировать” самый первый и ранний, самый примитивный, без предварительных образцов (Коммуна была слишком кратка и локальна), ПРОКОММУНИСТИЧЕСКИЙ строй, позднее обозначенный как социализм (неестественный, искусственный прокоммунизм на базе капиталистических производительных сил). Но эта “капитализация” была при диктатуре пролетариата, на ее условиях, как любая “социализация” капитализма – при диктатуре буржуазии, на условиях ее. Общие моменты РАЗНЫХ, даже ПРОТИВОПОЛОЖНЫХ явлений – не причина для беспринципной эклектики, лишь отчасти извиняемой непониманием сути явлений. 
          В Англии позднего феодализма XVI века шел генезис (раннего) капитализма (“нового дворянства” и пр.). Реакция первой половины XVII века старалась затормозить рост нового уклада. Революция 1640 года сделала тот уклад новым строем, что оттенила реставрационная возня полностью победившей (ранней) буржуазии с 1660 года. При переходе от классического (ленно-крепостного) феодализма первой половины второго тысячелетия к классическому (свободной конкуренции) капитализму XIX века нужно четко различать переходы: к позднему феодализму (социальный переворот), от него к раннему капитализму (социальную революцию) и от него переход к классическому капитализму (социальный переворот на базе промышленного). И всегда были “социалистические” явления (раскрепощение; УТОПИЯ Мора; диггеры; и пр.). Подобная логика развития прослеживается во многих других случаях межформационных переходов (не опровергаясь нигде). При переходе от классического капитализма хотя бы до коммунистической революции нужно исследовать логику этого перехода, его ступени, “социалистическую” возню капитализма  – и естественный, НЕ ЗАПЛАНИРОВАННЫЙ генезис коммунизма, генезис ЕСТЕСТВЕННЫХ ниспровергателей капитализма в конце его позднего этапа. Важнейшую роль играет самоисследование марксистским движением своих ступеней, первой в истории субъектной попытки XX века (их позитивы и негативы), вероятных сроков грядущей естественной коммунистической революции и ее необходимой субъектности.
          Буржуазный “социализм” – явление перманентное. Прошедшая марксистскую школу социал-демократия дала “социалистическое” обрамление “левому” варианту позднего капитализма, предкоммунистического и потому как-то прокоммунистического и без “социализма”. Рывок к коммунизму XX века в не самых развитых странах сорвался из-за ошибочных, “благодаря” недостаточной зрелости марксизма, надежд на буксир якобы дозревших до коммунизма развитых стран, на недостаточные потенции субъетного изменения естественной истории недостаточно зрелым марксизмом. Задача современного марксизма дозреть, определить естественную назрелость коммунистической революции, определить ее естественные движущие силы, дать им марксистский ориентир до того, как они дорастут до него сами. Важнейшая задача марксистов – не дать пролетариату стать вандейской силой, как стали в Великой Французской революции феодально-зависимые наследники Жакерии, заново внести в него усовершенствованный марксизм. А в странах не позднего капитализма (и РФ?) по-ленински подготовить опережающие социалистические революции, чтоб революции коммунистические не получили мировую вандею не развитых стран (типа России 1917 года без Октября в предполагаемой марксистами Мировой революции). 
                                                                                       По докладу.
          Марксисты не могут возражать против объективного приглаживания капитализма, уменьшения его пороков, должны активно участвовать в борьбе за смягчение эксплуатации и т. д. ДО Революции. Марксисты резче всех выступили портив развязывания Первой мировой войны (хотя полагали, что из мировой войны вырастет долгожданная Мировая революция). Марксисты были самыми активными антинацистами (хотя любое зверство капитализма рождает антикапиталистические настроения). Именно марксисты грамотно не должны быть революционерами объективно преждевременными. Но революционерами согласно времени должны быть всегда, всегда иметь в виду КОНЕЧНУЮ для марксистов ЦЕЛЬ, не теряя ее при ВСЕМ ДВИЖЕНИИ к цели. В борьбе за приглаживание капитализма марксисты должны просвещать, воспитывать, организовывать массы для Революции. А если буржуазия сама докатилась до Первой мировой и нацизма, марксисты обязаны воспользоваться этими “болезнями” капитализма в целях его предполагаемо назревшего свержения. Вся деятельность марксистов должна быть увязана с перспективами Революции. И чтоб та деятельность была грамотной – нужны грамотные представления о сроках Революций по странам. Помнится, А. В. Бузгалин на одном из собраний марксистов (где-то в 90х) бросил фразу, что социализм будет, может быть, лет через 500. Если через 500 – для теоретической деятельности марксистам можно, наверное, укрыться в башни из слоновой кости, а практически заниматься только реформированием капитализма. Впрочем, для этого вообще не нужно быть марксистами, можно отвлечься от Классиков с их прогнозом Революции на рубеже XIX-XX века, какими-то там обоснованиями Революции, от Октября лет за 600 до нее. Если иначе – не пренебрегать разработками Классиков, Октябрем уже век назад, не мешать вынужденную “капитализацию” самого примитивного социализма с “социализацией” самого развитого капитализма и т. д. И хорошо осмыслить неизбежные недочеты начального марксизма и первого рывка к коммунизму.
          Молодые Маркс и Энгельс ждали необходимую Революцию в середине XIX века. Позднее все Классики прогнозировали естественную назрелость Революции на рубеже XIX-XX века и готовили оптимальную реализацию ее. Прогноз оказался целиком ошибочным, подготовка оказалась результативной крайне относительно – на радость реформистам. Особенно с горьким опытом прежнего – всегдашний самый актуальный вопрос марксистов: КОГДА необходимость Революции? И лишь затем – именно ЧТО ДЕЛАТЬ для ОПТИМИЗАЦИИ (по срокам, формам и пр.) необходимой революции или субъектного ОПЕРЕЖЕНИЯ ее? Авторы рассматриваемого доклада настроены, похоже, лет на 500; потому на “социализацию” длительного капитализма, подгоняют под это дело практику прокоммунизма XX века и невнятно касаются вопроса о генезисе коммунизма, о пределах “социализации”. Потому делают из перечисленных явлений эклектическое месиво, приправленное марксистким пафосом с намеками на какой-то предел “социализации” капитализма – не Революцию (объективно призванную свергнуть “социализированный” капитализм). Даже намека на необходимость ЧТО ДЕЛАТЬ? вроде АПРЕЛЬСКИХ ТЕЗИСОВ или ГРОЗЯЩЕЙ КАТАСТРОФЫ И КАК С НЕЙ БОРОТЬСЯ (на новом витке спирали, естественно) нет. Как будто до Революции (предела, т. с.), несомненно, лет именно 500, а Октябрь поторопился вообще на 600.  Но МАРКСИСТАМ НЕОБХОДИМО ставить вопрос об АКТУАЛЬНОЙ Революции и постараться грамотно ответить на него. Нужно ставить вопрос о именно генезисе коммунизма в рамках капитализма (типа генезиса феодализма в рамках рабовладельческого строя и т. д.), о новых социальных силах в финале капитализма (типа буржуазии и пролетариата в конце феодализма). Разработки есть даже у авторов доклада. Нужно не смешивать самый прокоммунистический “социализм” капитализма, даже позднего, с предполагаемым уже коммунистическим укладом в рамках последнего. И т. д. Инициатива наказуема. Ниже предлагаю свою версию, одну из возможных, самую, по-моему, вероятную и самую, т. с., раннюю. Для обоснования возможной актуальности коммунистической революции в развитых странах, буксира для революций социалистических в других.
           Марксизм возник, когда в Англии завершался, а во Франции и Западной Германии начинался социальный переворот перехода от раннего капитализма к классическому, появился классический пролетариат. Канон зрелого классического капитализма (формационный аналог расцвету полиса Античности и ленно-крепостнических отношений Средних веков) – Англия 50х-60х годов XIX века. В других странах позднее, с региональной спецификой – и с деформацией той же Англией. Коммунизм еще не возможен естественно, социализм – субъектно. С конца XIX века в Англии и других развитых странах – перезрелый классический капитализм, задавший империалистическую разноформационную эпоху (аналоги – классические этапы после кризиса полиса и размывания ленно-крепостной классики городами, товарно-денежными отношениями и т. д.; империализмы – эллинистическая экспансия и Римская ИМПЕРИЯ, крестовые походы). Для перезрелого капитализма ТОЖЕ характерно обострение классовой борьбы; особенно в Германии дело, казалось, объективно шло к социалистической революции (прогноз Классиков). Но Революция 1918 года окончательно обнажила реформисткою сущность и каутскианской социал-демократии, а субъектные потенции марксизма дали результат (неожиданно) только в слабом звене капитализма. Кризис классического капитализма 30х годов (аналоги – кризис III века в Римской Империи, “кризис феодализма” XIV-XV века в Западной Европе) актуализировал социальный переворот перехода к позднему капитализма с его естественной “социализацией”, но повлек за собой и создание мировой социалистической системы. Победа позднее-капиталистических производственных отношений обусловила быстрый рост производительных сил – и НЕЧАЯННЫЙ ГЕНЕЗИС КОММУНИСТИЧЕСКИХ ПРОИЗВОДСТВЕННЫХ ОТНОШЕНИЙ (подобно генезисам феодализма в позднем рабовладельческом строе и капитализма в позднем феодализме). А социализм XX века, надломленный еще в 30е годы, неуклонно шел к соответствию с все еще капиталистическими производительными силами с 90х, дискредитируя себя и вульгаризируя марксизм. Первое проявление коммунистического уклада, результата не буржуазной политики “социализации”, а стихийного развития – Новые левые (аналоги им просматриваются в Римской империи середины первого тысячелетия, явны на рубеже XVI-XVII века в Англии и т. д.), изначально ослабленные чрезмерным неприятием реальных социализма и марксизма после Классиков. Кризис 1973 года показал формационную исчерпанность (позднего) капитализма, социал-реформаторства. Началась ново-правая, неоконсервативная реакция 80х, началась ФОРМАЦИОННАЯ реакция (ПОЗДНЕГО) капитализма (аналоги – режим Юстиниана в Римской империи VI века, режим Стюартов первой половины XVII века в Англии и т. д.). Затем кондовая реакция сменилась метаниями (типа феодальной после Людовика XV), в альтердвижениях начала XX века просматривается настрой свержения капитализма (как в VII веке был свергнут поздний рабовладельческий строй Римской империи, как в середине XVII века был свергнут поздний феодализм в Англии и т. д.). Аналогии современности прошлому исказились негативами реальных социализма и марксизма, а не ко времени “крахи” даже реальных социализма и марксизма  задержали свержение капитализма на десятилетия. Но свержение в развитых странах (буксире для отсталых) ОБЪЕКТИВНО НАЗРЕЛО, его не принципиальная задержка не навсегда (но ОПАСНА), и должна быть преодолена быстрее СУБЪЕКТНО обновленным марксизмом. А не задерживаться поисками “социализации” капитализма, может быть как-то и актуальной особенно в отсталых странах (и РФ?), но в масштабах Мировой транесформации (Революции, если не юлить) – второстепенной. Проблема РЕВОЛЮЦИИ (коммунизации капитализма, а не его “социализации”) актуальна уже позавчера.