Формационный подход к проблеме "азиатского способа производства"

              ФОРМАЦИОННЫЙ ПОДХОД К ПРОБЛЕМЕ “АЗИАТСКОГО СПОСОБА ПРОИЗВОДСТВА”
                  (Отклик на приглашение в КОММУНИСТЕ ЛЕНИНГРАДА 125 от Ю. В. Симонова 
                                             к дальнейшему и открытому обсуждению.)  
           Основной закон марксизма – закон соответствия характера производственных отношений уровню развития производительных сил. Существует ли общество в Европе, Азии, Африке или Америке, является ли оно постиндустриальным, индустриальным, земледельческим, скотоводческим степей, промыслово-охотничьим в тайге и Арктике – производительные силы ОДНОМЕРНО растут, задавая ОДНОТИПНЫЕ соответствующие производственные отношения, вместе образующие ТОЖДЕСТВЕННЫЕ в РАЗНЫХ регионах, эпохах, по общему правилу АСИНХРОННЫЕ и регионально СВОЕОБРАЗНЫЕ, способы производства – производственные ядра всех типов общества. Закон соответствия главный, но не единственный. Вся совокупность общественных законов, при доминировании закона соответствия, задает формационную историю человечества. Классики марксизма только набросали общую схему такой истории, советские и другие историки-марксисты  придали ей конкретность. Но многие ее проблемы не решены до сих пор. Более того – “крах социализма” и с тем кризис мирового марксизма проблемы марксистской исторической науки обострил. В том числе началась ревизия достижений советской исторической науки, для чего используются и ПОИСКОВЫЕ разработки Классиков. Одной из острых тем является проблема “азиатского способа производства”. Ниже предлагается решение этой проблемы с твердой опорой не столько на Классиков, сколько на конкретные исследования советских историков, следовавших Классикам. 
          Предлагается общая каноническая модель классовых формаций в три этапа: ранний, классический и поздний. При  этом классические этапы проходят через стадии зрелую и перезрелую, переход между ними. Формация в формацию (конкретно поздний этап предыдущей формации в ранний этап последующей) трансформируется в ходе межформационного перехода – социальной революции в широком смысле (от генезиса нового общества в рамках старого до дегенерации значимых остатков старого общества в рамках нового). Этапы в этапы внутри формаций переходят один в другой в ходе МАЛЫХ социальных революций – социальных переворотов, первого и второго. Все социальные революции и перевороты имеют одну историческую структуру… 1: ГЕНЕЗИС нового уклада в рамках старого строя. 2: когда новый уклад вполне формируется, он явно заявляет о себе АНТИЦИПАЦИЕЙ (предвосхищением нового строя). 3: спохватившийся старый строй на эту революционную ситуацию отвечает РЕАКЦИЕЙ. 4: неуклонно усиливающийся новый уклад свергает старый строй в ходе РЕВОЛЮЦИОННОЙ ЛОМКИ старого, с чем сам становится новым строем. 5: новый строй ЗАКРЕПЛЯЕТСЯ жесткой диктатурой. 6: полная победа нового строя побуждает его гасить традиции революционной ломки режимом РЕСТАВРАЦИИ. 7: по выполнении этой задачи режим реставрации легко (СЛАВНО, т. с.) отбрасывается – начинается соответствующий этап соответствующей формации с ДЕГЕНЕРЦИЕЙ значимых пережитков старого строя. Стоит добавить, что БОЛЬШАЯ социальная революция превращения доклассового общества в классовое исторически совпадает с социальной революцией перехода от родо-племенной формации к начальной классовой (позднего этапа первой в ранний этап последней), а классового общества в послеклассовое ЕСТЕСТВЕННО – с социальной революцией перехода от капитализма к коммунизму (ПОЗДНЕГО этапа первого в ранний этап последнего). 
             Важный момент. Согласно закону соответствия, смены классовых формаций свершают НОВЫЕ классы (преломления производственных отношений), возникающие в самом конце строя старого, когда производительные силы перерастают этот старый строй и формируют новые производственные отношения. ЕСТЕСТВЕННО эксплуатируемые старого строя борются за изменение своего положения в рамках СВОЕГО строя (хотя часто под утопическими лозунгами). А например, когда в буржуазной революции к власти приходят НОВЫЕ эксплуататоры, феодально-зависимые ПРЕЖНЕЙ формации типично выступают вандейской массовой базой контрреволюции. Но когда ЕСТЕСТВЕННОЕ общество объяснено достаточно, его можно изменять СУБЪЕКТНО (сознательно и пр., как давно изменяется объясненная природа; см. Последний тезис о Фейербахе Маркса). Эксплуатируемые, в первую очередь самый зрелый из них пролетариат, МОГУТ воспользоваться ВОЗМОЖНОСТЬЮ более прямого и быстрого дохождения до неэксплуаторского коммунизма, если в них внести извне социалистическое, ОБЪЯСНЯЮЩЕЕ сознание, поднять до СУБЪЕКТА (сознающего объекта) истории. Тогда возможен социализм (не капитализм на базе капиталистических производительных сил, как в XX веке), даже без буксира коммунизма, и путь социалистической ориентации для докапиталистических стран на буксире хотя бы социализма. Понятно, что ПЕРВЫЕ образцы субъектного развития не гарантированы от краха. 
             С предложенных позиций – конкретное рассмотрение развития классового общества. 
                                                                              *     *     *
            Финал классового общества – коммунистические революции в развитых странах и на их буксире социалистические и социалистической ориентации страны отсталые (ОПЕРЕЖАЮЩАЯ попытка социалистического рывка XX века БЕЗ Буксира почти сорвалась). Есть основания считать, что естественный переход от (позднего) капитализма к (раннему) коммунизму в развитых странах идет. На базе научно-технической революции с середины XX века (Атом, Космос, Кибернетика и пр.) идет генезис коммунизма. Общество обретает черты, совершенно необычные для прежней истории. Уровень экономики обеспечивает продукт уже не прибавочный, а ДОСТАТОЧНЫЙ (для всех). Возникают массовые слои, предвосхищающие творческих тружеников коммунизма. Компьютеризация и т. д. создают научно-техническую базу коммунистического самоуправления. И пр. Все это делает отрицание классовых отношений уже ВОЗМОЖНЫМ. С другой стороны, новейшая военная техника, новейшие возможности вмешательства в генетику и психику людей, а также лишний вес людей, пресыщенность масс и пр.  делают замену классовых отношений на более совершенные уже НЕОБХОДИМОЙ. ЕСТЕСТВЕННЫМ антиципационным явлением межформационного перехода можно считать особенно НОВЫХ ЛЕВЫХ. Экономический кризис 1973 года оборвал восходящую линию позднего капитализма. Началась ПРЕДРЕВОЛЮЦИОННАЯ реакция новых правых, неоконсерваторов. Эта реакция в самом конце Тысячелетия начала сдавать. Возможно, АЛЬТЕРГЛОБАЛИСТЫ – уже ЕСТЕСТВЕННАЯ заявка на свержение (позднего) капитализма. Но!!! В ГЛОБАЛЬНОМ мире на ситуацию в самых развитых странах огромное влияние оказывают страны отсталые, сейчас формационно реакционные. Свержение эксплуататорского строя должно быть Мировой революцией. Но не только ОСОБЕННО “крах” опережающего рывка к коммунизму в некоторых странах стал удобным материалом для антикоммунистической пропаганды. “Реальный марксизм” не осознал новых явлений, МЕШАЛ новым левым и альтерглобалистам принять марксизм (без ЭТОЙ НАУКИ оба движения оказались бесперспективными).  “Крах социализма” укрепил финальный капитализм не только экономически на десятилетия. Но упертая неоконсервативная реакция конца прежнего тысячелетия УЖЕ сменилась менее кондовой неолиберальной (типа смены во Франции жесткой реакции Людовика XV расхлябанной Людовика XVI). Задача марксистов – скорее исправить ситуацию радикально (слишком долго затянувшийся капитализм может вызвать атомную бойню и даже что похуже).
                                                                                 *     *     *

          В (позднем) феодализме Англии XVI века, на базе т. н. малой промышленной революции шел генезис (раннего) капитализма: “новое дворянство” и пр. На рубеже XVI-XVII века новый уклад заявил о себе антиципацией: революционным кальвинизмом,  Оппозицией в Парламенте, философией Бэкона и Чербери, распространением коперникианства и пр. Абсолютизм ответил реакцией первой половины XVII века. Революция 1640 г. свергла феодализм с его абсолютизмом. Режим Кромвеля закрепил победу капитализма, что оттенила Реставрация 1660 года. С гашением революционных традиций уже ненужная буржуазии Реставрация была ею “Славно” (без развязывания активности народа и т. д.) отброшена. Установился ранний капитализм. Победа новых производственных отношений создала условия быстрому развитию производительных сил. На базе промышленного переворота шел генезис классического капитализма. Явления антиципации – подъем демократического движения с 60х годов XVIII века, прогрессивные реформы “новых тори” 80х и пр. На рубеже веков –  реакция постаревших “новых”. После наполеоновских войн, с 1815 года шла борьба классической буржуазии против ранней. Первый экономический кризис 1825 года обозначил господство классических производственных отношений, реформы Дж. Каннинга были в интересах классической буржуазии. С 1830 года шло закрепление победы классической буржуазии. Режим реставрации с 1841 года словами Р. Пиля заявил о своей лояльности к победителям. “Славное” премьерство Дж. Расселя с 1846 года означало полное торжество классической буржуазии. 50е-60е годы – канон зрелого классического капитализма. В 70е премьерство Дизраэли отразило переход к перезрелому капитализму. Формальная  дата начала этой ступени классического капитализма – 1886 года, когда либералы-империалисты примкнули к консерваторам. Перезрелый капитализм группы самых развитых стран стал ядром разноформационной мировой империалистической системы. Техническая революция с конца XIX века (электричество, двигатель внутреннего сгорания и т. д.) вызвала генезис позднего капитализма. Правительства Ллойд-Джоржа – важнейшее антиципационное явление (позднее Великая стачка 1926 года, первые правительства лейбористов и др.). Межвоенные правительства консерваторов, особенно мюнхенцев – реакция, формационно однотипная гитлеровской. Реакция кончилась с падением мюнхенцев в 1940 году и приходом к власти антигитлеровского правительства гибкого консерватора Черчилля, которое организовало участие Англии в разгроме нацизма, ослабило антикоммунизм внутри страны и т. п. А закрепили поздний капитализм лейбористы активной политикой СИЛЬНОГО государства в 1945-51 году.  Для переворота по странам вообще показательна социал-демократическая “реформация”. Потом был режим реставрации консерваторов 1951-64.  Затем – полное господство позднего капитализма (характерна политика СИЛЬНОГО государства). Его культура значимо отличается от классической. Формационная история других капиталистических стран имеет подобную структуру.
                                                                               *     *     *
           Феодальные (и более ранние) революции и перевороты (как и этапы формаций) исследованы хуже капиталистических. В Поздней Римской империи несомненна предреволюционная реакция Юстиниана в VI веке. Ее свержение и воцарение Фоки (условное превращение античной Римской империи в средневековую Византию), обрушившего на знать “якобинский террор”, означали переломный момент революции. Потом были “термидорианский переворот” Ираклия и режим закрепления иконоборцев VIII века (удар по владениям церкви, носителям рабовладельческой традиции). С 843 году – реставрация, “славно” увядшая с воцарением Македонской династии в 867. Почти одновременно со свержением (позднего) рабовладения в Греции, сокрушили его лангобарды на севере Италии и гражданская война в вестготской Испании. Веком раньше феодализм установили франки (Меровинги) на северо-востоке Франции и примерно синхронно с Фокой – короли Кента, затем других королевств Англии. Несколько позднее это произошло на юго-западе Германии. Но даже в Саксонии, где феодализм утвердили Каролинги только в IX веке, реставрационное восстание Стеллинга произошло даже раньше реставрации в Византии. Византия и другие “античные регионы” решающего опережения над “регионами варварскими” не имели; а у франков в мире был вообще один конкурент по времени – свержение (позднего) рабовладельческого строя маздакидами в Иране. Я отмечал, что формационную историю задает не один закон соответствия. Среди прочего играют роль инерция общества, ее гашения разными факторами. Италия к середине первого тысячелетия была социально-географически однородна. Но слом (позднего) рабовладения лангобардами на Севере произошел века на два ранее, чем без такого внешнего фактора на Юге (его отставание сохраняется до сих пор). А во Франции вообще античный Юг был более развит, чем полуварварский Северо-Восток (не говоря об Англии и Германии). Но на Юге рабовладение было сломлено Каролингами века через два после (синхронно слому “варварства” тоже Каролингами в Саксонии) того, как это сделали на Северо-Востоке Меровинги. Для революции характерны значимая королевская собственность и ранний аллод. Ранний феодализм стран мира типично характеризуется пережитками рабовладения (по регионам и “варварства”), свободным крестьянством (общинно-аллодным разных соотношений), крупным аллодом и кормлением-боклендом  в разных пропорциях. 
          В первых феодальных переворотах выразительны сильные режимы закрепления классического феодализма. Это: Норманы и Штауфены в Южной Италии середины XII – первой половины XIII; Каролинги VIII-IX века на Северо-Востоке Франции и Севере Италии, Уэссекская династия IX-X в Англии, Саксонская династия X на Юго-Западе Германии и Франконская XI в Cаксонии. В Византии явны: антиципация Никифора II и Иоанна I, с 976 сменившаяся  реакцией  Василия Болгаробойцы; гражданские войны за власть новых и старых сил в середине XI века, режим закрепления Комнинов с конца XI до конца XII века, реставрация 1182-85 Андроника I. Зрелый строй характеризуется ленно-крепостными отношениями, замутненными только пережитками прошлого и внешними влияниями. В переходный период типично происходит подъем городов (в агонизирующей Византии ЕЩЕ зилоты в Салониках 1342 года и пр.) и рост сопутствующих явлений, которые и характерны для перезрелого классического феодализма, размывают ленно-крепостную классику (канон – Франция, Англия, Германия XIII-XIV века). Переход к перезрелой стадии в Западной Европе показателен империализмом крестовых походов.
            Генезис позднего этапа выразился в изживании крепостничества и т. д. Антиципационные явления второй половины XIV века: союзы городов в Германии, Жакерия, восстание Уота Тайлера и пр. Потом была т. н. феодальная реакция. В результате острой борьбы XV века (война Роз в Англии и т. п.) классический феодализм был сломлен, РАННИЙ абсолютизм с конца XV века (в Германии по княжествам) закреплял феодализм поздний (показательна Реформация). Реставрационные явления с середины XVI века: правление Марии Кровавой в Англии, Шмалькальденская  война в Германии, Гугенотские войны во Франции; отчасти общеевропейская Контрреформация. После них – господство позднего феодализма (с ПОЗДНИМ абсолютизмом и культурой не средневекового вида). Его развитие сильно деформировали взаимодействия (Тридцатилетняя война и пр.) стран, выход Западной Европы на просторы мира с последствиями (революция цен и др.). Классический феодализм в Греции был сильно деформирован турецким завоеванием. Победа позднего феодализма в Греции связана с завоеванием ею национальной независимости в 20е гг. XIX века, ликвидацией турецких феодалов. Вообще, феодализм в Южной, Центральной, Восточной и Северной Европе существенно и по-разному отставал от феодализма в Европе Западной.
              В Японии революционная форма землевладения – надельная, объединившая королевскую и ранний аллод Западной Европы. Смена ее фактическим поздним аллодом в X веке означало наступление собственно раннего феодализма. В результате гражданской войны XII века ранний феодализм был свергнут (императоры фактически утратили власть), сегунат Минамото-Ходзе закрепил ленные отношения и феодальную зависимость. В XIII веке – господство зрелого феодализма, очень близкого западно-европейскому. Примерно в XIV поднялись города. В XV веке классический феодализм обрел сложность перезрелого (а прежняя культура, простая и суровая, как в Западной Европе, сменилась тоже утонченной и изощренной). Антиципационным явлением типа Жакерии стало восстание крестьян 1485 года. Затем была реакция, сломленная в гражданских войнах (типа войны Роз в Англии) второй половины XVI века. Абсолютизм Токугава в первой половине XVII века закрепил поздний феодализм, произошла конфуцианская реформация, формировалась культура, которую сравнивают с Возрождением. Япония ТОЖЕ подбиралась к Америке, но возобладал изоляционизм в духе раннего меркантилизма. Однако влияние Европы было значимым. Рубеж XVII-XVIII века – расцвет позднего феодализма, его культуры; с тем генезис капитализма. На рубеже XVIII-XIX века поздний феодализм стал реакционным. Реакцию свергла буржуазная Революция 1867-68. Ранний капитализм закрепили реформы последующих лет. Затем усилились реставрационные тенденции. Движение МИНКЭН УНДО не просто славно пресекло реставрацию, но повлекло за собой существенную модернизацию, дополнительную к “основной революции”. В начале XX века Япония – раннекапиталистическая. В Китае массовые движения начала VII века привели к свержению династии Суй (возможно, аналог династии Юстиниана I в Византии), воцарению Тан, закрепившей надельную систему. За полтора века до смены этой системы аллодом в Японии подобное произошло в Китае. За полтора века до установления ленно-крепостнических отношений в Японии режимом Минамото-Ходзе, подобное свершила Северная Сун (“новые законы” 1069-86 Ван Ань-ши, вероятно, выразили уже реставрацию). XII век – зрелый феодализм. Возможно, его специфика – слабая выраженность ленных отношений (может, они просто не успели вполне оформиться). Самые большие тогда в мире города Китая стояли, вероятно, на пороге какого-то “коммунального движения”. Но нашествие монголов отбросило Китай далеко назад, возможно до рабовладения. И только свержение господства монголов и восстановление (через семь с половиной веков) династией Мин порядков династии Тан обозначило развитие феодализма в Китае заново. Развитие было в деформированном виде и Китай отстал от Японии веков на шесть (оставаясь для нее сокровищницей культуры, как Византия для уже опережающей ее Западной Европы). В Большом Иране позднее рабовладение свергло движение маздакидов рубежа V-VI века; после ”термидорианской” расправы с уже не нужными маздакидами, ранний феодализм закрепили реформы Хосрова I. Последующая реставрация затянулась на век c арабским завоеванием. Аббасиды в 750 г. “славно” свергли реставрацию, начался расцвет вполне типичного раннего феодализма. Во второй половине IX века явны реакционные черты в режиме Аббасидов. Свергнувшие их в X веке (халифы стали вроде императоров Японии) Буиды и др. установили икта типа лена и жесткую феодальную зависимость. Примерно век господствовал зрелый строй. Во второй половине XII века имел место (и политический) подъем городов. В начале XIII века Иран объединили Хорезмшахи (одновременно с Филиппом-Августом Франции), начинался (тоже) перезрелый строй. Но и Иран монголы отбросили на века назад. Подобно свержению господства монголов в Китае свергли Чингизидов в Иране движения сербедаров, сеидов и пр. Правление Тимура закрепило ранний феодализм; деформированное течение формации началось заново. Абсолютизм Пехлеви в 20е годы XX века утвердил поздний феодализм (начавшуюся реставрацию славно пресек  в 1941 году ввод войск Антигитлеровской коалиции). Его свергла своеобразная буржуазная “белая революция” 60х годов, завершившаяся своеобразной реставрацией средневековья Хамейни (1979-89). Стоит отметить, что единственными конкурентами Западной Европы до монгольских завоеваний были Китай и Иран. Чингизиды оказались примерно так же полезны Западной Европе, как “Ельциниды” одной из двух сверхдержав. А если бы в Китае буржуазная революция победила века за полтора до революции в Японии, в Иране, возможно, и того раньше – весь мир был бы сейчас совершенно иным.
                                                                *     *     *
           В рабовладельческих революциях полисов афинского  типа и Рима выразительны режимы закрепления – последний век царской власти (политика синойкизма и пр.) в Греции и два с половиной столетия спустя век Этрусской династии в Риме. Падение в обоих случаях царской власти означало победу раннего рабовладения (строй описан особенно  в ОДИСЕЕ Гомера и в ТРУДАХ И ДНЯХ Гесиода). Сатира на режимы реставрации: буйство “женихов” БЕЗ ЦАРЯ в ОДИССЕЕ, славно пресеченное с возвращением Одиссея (а до того увидевшего идеальную для раннего этапа “монархию” коллегии “царей” у феаков). 
           В Греции и Риме в рамках раннего строя быстро развивались производительные силы, шел генезис классического рабовладения. Антиципационное явление в Афинах: заговор Килона в середине VII века с. э. Затем – Дракон(т)овская реакция. При Солоне ранее рабовладение было сломлено, при тиранах Писистратидах – закреплено классическое (как ранними тираниями и в других полисах). Затем была краткая реставрация, сметенная славной ”Революцией Клисфена”. В Спарте, сначала развивающейся по типу Афин, завоевание Мессинии реакционно затормозило переворот. Завоеванные стали илотами (форма раннего рабства), завоеватели – господствующим классом, Ликургов строй на века задержал развитие Спарты. Анахронизмы исторической традиции Рима, дублирования в ней политических преобразований с интервалом порядка века и пр. заставляют осторожно относиться к древнейшим из них. Возможно, антиципационными были некоторые события примерно через два с половиной века после заговора Килона, истолкованные традицией, как предвосхищения более поздних. Потом была патрицианская реакция. Ломка раннего рабовладения и утверждение классического происходили века двумя с половиной позднее афинских (с борьбы, обусловившей законы Лициния и Секстия, по закон Гортензия). Зрелый рабовладельческий строй – в Афинах (и полисах афинского типа) V века, в Риме – века на два с половиной позднее (наглядно: расцвет демократии, победы над грозными врагами). В IV веке в полисах афинского типа, на два с половиной века позднее в Риме – “кризис полиса” как отражение кризиса зрелого строя. В результате Союзнической войны 357-355 года навсегда распался Афинский морской союз, Греция дальше влачила жалкое существование. Века через два с половиной в результате Союзнической войны 90-88 года в унитарное государство сплотился “Римский сухопутный союз” Италии, подчинивший все Средиземноморье. Но в обоих случаях показательна империалистическая экспансия: эллинистическая; захват и освоение заморских владений Римом. С подчинением Римом Греции и др. формационное развитие романизированного Запада подчинило себе формационное развитие эллинизированного Востока. В неоднородной Ранней Римской Империи рубежа эр доминировало перезрелое рабовладение.
              В его рамках шел генезис позднего (перевод рабов на пекулий, “закрепощение колонов” и пр).  Антипационным явлением стала политика “хороших императоров” II века поддержки латифундий, основных очагов вызревания позднего рабовладения. С Коммода и до конца Северов реакционно поддерживался классический строй. В середине III века шла ожесточенная борьба старых и новых сил, одержавших победу. С конца века ранний доминат закрепил господство позднего рабовладения, произошла христианская реформация. Особенно ”контрреформация” Юлиана Отступника выразила реставрационные тенденции второй половины IV века, “славно” пресеченные Феодосием I, после чего Империя разделилась на Восточную и Западную. V век – господство позднего рабовладельческого строя (и неясный генезис феодализма).
                                                                                 *     *     *
            Особенно для Европы предложена не всеобъемлющая, но становая схема формационного развития: три классовые формции по три этапа, от рабовладельческой социальной революции до начала социальной коммунистической. В эту схему не вмещается Эгейская цивилизация (практически НЕ известная Классикам), на более низких производительных силах и с резко не “античной” культурой. Резонно предполагать и резко отличные от рабовладельческих (даже ранних) классовые производственные отношения. Расшифровка надписей на ахейском диалекте второго тысячелетия показала близость социальных отношений Эгейского общества социальным отношениям Западной Азии и Египта третьего-второго тысячелетия. Строй последних давно как-то противопоставлялся обществу региона первого тысячелетия с. э., достаточно явно рабовладельческому.  Для Египта и Месопотамии третьего и второго тысячелетий давно отмечены три основных этапа их истории. Со всем этим можно уверенно определить четвертую (первую по времени) трехэтапную классовую формацию, которую пока можно обозначить как “АЗИАТСКУЮ”, благо подобный строй существовал примерно тогда же на Инде и Хуанхэ, а Египет (вместе с Кушем) был гораздо больше связан с Азией, чем с Африкой за Сахарой. Эгеида тоже была больше связана с Азией, чем с остальной Европой.
             На базе ирригационных переворотов  Урукской культуры в Месопотамии и Амратской в Египте шел генезис классовых отношений (социального неравенства и пр.). В так называемый I Протописьменный период (начало третьего тысячелетия) Месопотамии уже явные классовые отношения, но государства еще нет, т.е. реакционно сохраняется и первобытная демократия. В Египте этому периоду соответствует Герзейская культура. По данным этнографии богатые соплеменники еще ВЫНУЖДЕНЫ делиться с бедными, первых в некоторых случаях можно даже убить и пр. Слом таких порядков есть первая в мире классовая революция в узком смысле. В Месопотамии во II Протописьменный период (примерно 2850-2750 год) “царственность спустилась с неба”, чтоб закрепить классовый строй. Скудные данные традиции говорят о нескольких “допотопных царях”, нескольких их “резиденциях”. Возможно,  каких-то “царей” и какие-то “резиденции” традиция назвала правильно. А потом на время “царственность вознеслась на небо” и произошел Потоп. Скорее всего, произошла какая-то реставрация первобытных порядков, а “без царственности” ирригационная система развалилась, вызвав немало даже и больших потопов. Менее вероятно, что грандиозная природная катастрофа отбросила общество до какой-то первобытности, ко времени способствуя реставрации. В Месопотамии после Потопа (Раннединастический период I) “допотопных царей” сменили “послепотопные”, господствовал ранний “азиатский” строй. В храмовых хозяйствах трудились больше общинники, верхушка от общин отделилась не сильно, государство было незрелым и пр. В Египте возникновение государства связано с условной “Нулевой династией”. На исходе ее можно полагать какую-то реставрацию, с завершением которой начался ранний строй; “дописьменных” фараонов сменили “письменные” I династии (конец четвертого тысячелетия) раннего строя.
            Рост числа прямых эксплуатируемых, резкое поднятие верхушки над основной частью общинников, отделение от общин храмового хозяйства и пр. составили содержание генезиса классического строя. С РД II в Месопотамии и с окончанием I династии в Египте я связываю реакцию раннего строя. В Месопотамии революционные переломы первого социального  переворота пришлись на время I династии Урука (примерно примерно XXVI век), закрепления – сильной I династии Ура (примерно XXV век). К власти пришли новые силы во главе с лугалями. Явлением реставрации можно полагать “реформы Уруинимгина” в Лагаше. В Египте революционный перелом первого переворота связан со II династией (примерно первая четверть третьего тысячелетия), а закрепление – с сильными III и IV (примерно вторая четверть). Две последние дали характерное “обрамление” Египту на столетия (Пирамиды и др.). При фараоне Шепсескафе имела место реставрация, отразившаяся в отрицании Пирамид и пр. Реставрации были “славно” пресечены в Шумере (отчасти Лугальзагеси) Саргоном, в Египте – с воцарением V династии. В Месопотамии и Египте примерно до второго тысячелетия господствовал классический “азиатский” строй, сначала зрелый, затем перезрелый (с чертами размывания классики). Храмы, государство эксплуатируют бригадным методом многочисленных тружеников типа гурушей (схожих и с рабами, и с крепостными, но и отличными и от тех и от других). Особенности: в Месопотамии в классическом строе сохранилась община, в Египте она исчезла (вся страна формально стала хозяйством фараонов). Но перезрелый строй в Египте (VIII-X династии) отличался распадом страны на полунезависимые номы, а III династия Ура жестко объединила храмовые хозяйства и общины в один комплекс. 
          Основные события революционного перелома второго переворота в Месопотамии – захваты городов амореями в XIX веке, закрепления – правление Хаммурапи в XVIII; в Египте примерные соответствия –XI и XII династии на рубеже тысячелетий. При позднем строе второго тысячелетия в Месопотамии и Египте гуруши и т. п. посажены на наделы. 
           Генезис рабовладельческого строя связан с появлением хозяйств нового типа, сплачивающихся вокруг храмов в новые общины типа полисов. В конце второго тысячелетия поздний “азиатский” строй Месопотамии и Египта свергается, в начале следующего тысячелетия господствует ранний рабовладельческий.
           Известные разные стороны Хараппской цивилизации, тогда же очагов классового строя в Иране и Средней Азии, государства гарамантов в Сахаре позволяют думать, что строй в них был “азиатский”. Весьма вероятно, “азиатским” был строй классовых обществ до европейцев:  Полинезии; Западной Африки; особенно наглядно Америки и номовых государств Гвинейского залива.
                                                                              *     *     *
            Общие черты разных формаций… Самые классические для формации (обычно наименее спорные) общественные отношения – на классическом этапе, особенно на зрелой стадии. На раннем этапе типично значительное число мелких собственников. С тем предшествующая революция (кроме “азиатской”, разумеется) превращает многих неимущих прежней формации в собственников последующей; а первый переворот – типично и аграрный. Зрелый классический строй –  типично с самой выраженной эксплуататорской демократией (вольницей), государственный аппарат типично слаб, но общество сильно базовой прочностью. Для более кризисного перезрелого строя типичны поиск выхода из кризисности в империалистической экспансии и раздвоение на два надстроечных варианта. Один, в интересах олигархии (эксплуаторская “демократия”), сохраняет разложившуюся эксплуататорскую вольницу: своеобразно Египет конца третьего тысячелетия; Греция последних веков с. э.; Германия XIII-XV века; Англия конца XIX века. Страны часто зависят от сильных соседей, в которых олигархия ищет защиту. Другой вариант, в интересах широких масс эксплуататоров (эксплуататорский “социализм”), отличается сильным государственным аппаратом, как-то перераспределяющим собственность и привилегии  в интересах всех эксплуататоров, урезая вольницу олигархии: Месопотамия III династии Ура конца третьего тысячелетия; принципат Ранней Римской империи рубежа эр; сословные монархии Франции и Англии XIII-XV века; Франция начала XX века при радикалах и с крайней антикоммунистической спецификой фашистская Италия (аналогичные поползновения нацистов в формационно близкой к Северной Италии Баварии, до того, как нацисты установили реакционную диктатуру для всей Германии перед победой в ней позднего капитализма в ФРГ). На позднем этапе формы эксплуатации типично смягчаются (нетипично и усиливаются – “рабство” позднего феодализма на Юге США и т. п.). На раннем этапе культура –  нетипичная и самая неяркая за формацию. На зрелой стадии она – часто простая, но выразительная, а на перезрелой –  более утонченная, но с декадансом. Культуры поздних этапов часто рвут с классикой: культура XX века; Возрождение; Поздней Римской империи; элементы науки, тенденции к философии и пр. в поздней “азиатской”. Для установлений поздних этапов показательны реформации (превращения прежних ересей в господствующие идеологии, предвосхищающие следующие формации). Для позднего капитализма это не только предкоммунистическая, потому светская, социал-демократия, но и Обновленчество 60х годов в католицизме (менее явно в других религиях).
             Не выдерживание формационного подхода выворачивается цивилизационными шатаниями, когда вместо формационных закономерностей акцент делается на этнических, региональных особенностях. Но это не все. Если ошибочно приравнивать синхронные, но разные этапы и даже формации, можно тоже заблудиться. Например, приравнивать ранний феодализм первой половины второго тысячелетия России к синхронному классическому феодализму Западной Европы. И классический феодализм первой к примерно синхронному позднему феодализму второй. Тогда изживание крепостничества 1861 года в России приравнивается не к его изживанию в XV веке во Франции и Англии, а к буржуазным революциям. И Россия начала XX века считается среднекапиталистической. Так доступней для западно-европейцев, более лестно для восточно-европейцев и более выгодно для “объяснения” Октября в (не столь!) отсталой стране для марксистов. А синхронные формационные не соответствия объясняются этно-региональными (цивилизационными) особенностями. Я этим переболел, знаю по себе. Подобные шатания понятны  для начальной марксистской исторической науки. Например, черновые разработки Маркса (им не опубликованные), имеющие тенденцией выделения “европейской цивилизации” с формационными ступенями и “азиатской” с неясной формационностью. После достижений советской и прочей марксистской науки XX века подобные шатания нетерпимы, но сейчас модны. Марксистам же нужно спокойно выявлять ЕДИНУЮ формационную историю ВСЕХ регионов (бывших кочевых и пр.), сквозь все этнические, региональные, эпохальные (цивилизационные) специфики, сквозь все асинхронности формаций и их  деформации внешними факторами.
                                                                           *     *     *
           Трехэтапные модели классовых формаций не отражают всех сложностей истории эксплуататорского общества. И дело не только в погромах (типа чингизидовских) передовых обществ отсталыми или насильственными ускорениями развития отсталых передовыми либо просто замены первых последними (в Америке и пр.). Преобладают в истории  не трехэтапные модели, а двухэтапные: ранний этап трансформируется сразу в поздний. Происходит, обычно, это без значимых военно-политических воздействий извне, но при мощном этнокультурном воздействии соседних трехэтапных обществ. 
            Образец – феодализм в Швеции. С XII века в результате гражданских войн к власти приходят феодалы, сильной властью Фолькунгов XIII – XIV века закрепляющие ранний феодализм, достаточно типичный. А в XVI-первой половине XVII века новая сильная власть династии Ваза явно утверждает классический феодализм. Но не с такой уж мощной общественной борьбой середины XVII века устанавливается достаточно типичный абсолютизм новой династии, закрепляющий достаточно типичный поздний феодализм. И раньше, чем во Франции, “младшие колпаки” 60х годов  XVIII век устанавливают (ранний) капитализм, а режим Густава III закрепляет его господство. Убийством Густава III начинается реставрация, славно закончившаяся свержением Густава IV в 1809 году. С тех пор Швеция всегда была в числе самых развитых капиталистических стран. Двухэтапный феодализм в Швеции реализовался на близком буксире стран “второго издания крепостничества” и более дальнем самых развитых стран. В рамках единого государства со Швецией подобный феодализм реализовался в Финляндии, вступившей в капитализм в рамках феодальной Российской империи в 1809 году – раньше, чем в результате буржуазных реформ 40х-60х годов в Эстония и Латвия, реформ в Польше и Литве после Польского восстания 1863 года. В 1814 капитализм победил в Норвегии, прошедшей двухэтапный феодализм при зависимости от крепостнической Дании, которая стала капиталистической только в 1848 году. Переход сразу от раннего феодализма к позднему около 1300 года в горных кантонах Швейцарии отразился в легенде о Вильгельме Теле. В Черногории  без всяких легенд он связан с деятельностью Данило Негоша (изгнание и истребление феодалов-потрученцев и пр.) в начале XVIII века. Наличие наряду с трехэтапной моделью еще и двух этапной делает задачу выведения формационной истории из социологических законов интересней и необязательно трудней. Здесь двухэтапная модель постулируется, дальше обосновывается интерпретациями фактов истории.
           Но сначала – Эгейская цивилизация. Разнородные и отрывочные сведения о ней позволяют все же их интерпретацию с позиций трехформационной модели. Самый первый классовый строй – резонно ранний “азиатскиЙ”. Какие-то бурные события XVIII века на Крите можно интерпретировать как проявления первого переворота и объединения острова. Возникновение линейного письма А естественно для учета при возникновении больших хозяйств в духе шумерских и египетских. В мифах о Миносе отразился зрелый строй, гегемония Кносса в Эгеиде. Затем (XV век) на Крите начинался кризисный перезрелый строй, а на Пелопонессе – первый переворот, что повлекло захват Крита ахейцами (Персеем?), с опорой на его достижения отлаживание и на материке классического “азиатского” строя. Дорийское нашествие (каким бы оно не было в реальности) ускорило (гашение инерции) смену классического “азиатского” строя иным. Уровень производительных сил последнего был выше, чем до “азиатской” формации. Традиция говорит о царях и т. п., археология социальное неравенство “не режет”. С формационных позиций я считаю строй Греции на рубеже второго-первого тысячелетий деформированным поздним “азиатским”. В Западной Азии и Египте на этом этапе “гуруши” были посажены на наделы, сблизившись со свободными общинниками. Подобное можно предполагать и в Греции. Но в Греции над работниками не было мощного государства, что, возможно, в том числе, избавило страну от сильной “азиатской” инерции, позднее обусловило историческую динамику рабовладельческой Греции.  В Афинах смена формы власти после убийства Кодра означала не просто переименование ванактов в архонтов. Единого для большого афинского государства ванакта сменили архонты по отдельным общинам, на которые распалось прежнее государство. Подобное наблюдалось в других областях. Шел второй переворот (Субмикенский период). Поздний “азиатский” строй типа греческого Темных веков (внешне напоминающий первобытный строй) был распространенным  при двухэтапном “варварском азиатском строе”.
           В Скандинавии на рубеже второго-первого тысячелетия с. э. явны признаки классового строя. Позднее они ослабли и изменились. Я интерпретирую все это как двухэтапную “азиатскую” формацию. В Швеции воздвижение “больших курганов” V I века над усопшими властителями – отражение начала революционного и закрепляющего режимов Инглингов рабовладельческой революции. Свержение нехорошего последнего Инглинга (ср. со свержением царской власти в Греции и Риме, осуждение за ущемление знати Агамемнона в Илиаде и Тарквиния Гордого в традиции) – завершение рабовладельческой революции, начало раннего рабовладельческого строя, близкого греческому. Позднее экспансия викингов напоминает Великую колонизацию Греции; росло число рабов. Но на рубеже тысячелетий первый рабовладельческий переворот пресекся, на два века установился строй с чертами позднего, свергнутый в ходе гражданской войны с конца XII века. Подобная социальная история прослеживается у разных этносов Европы, в том числе у славян до феодализма.
          В Японии древнейшее классовое общество с III века (культура древних курганов) имеет черты “азиатского” без его классической выразительности (“священные поля” типа храмовых хозяйств и пр.). Этот строй явно проходит два этапа. А в VI веке “священные поля” становятся частной собственностью правителей, общество претерпевает резкие перемены, появляется много рабов раннего типа, к власти приходит род Сога. Но этот ранний рабовладельческий строй в результате переворота Тайка (свержение Сога и пр.) середины VII века сменяется профеодальным поздним (еще сохраняется много рабов и пр.). Только примерно через полтора века после установления феодализма в Китае, в конце VIII века строй в Японии становится близким ему (реальную власть захватили Фудзивара, аналог Тан).
           В Китае бронзового века классического “азиатского” строя не прослеживается. Моя интерпретация… При Ся – “азиатская” революция. “Колодезные поля” при Инь и как-то иные при Западном Чжоу – какой-то аналог “священным полям” Японии на раннем и позднем этапах “азиатского” строя. На Китай не оказывали воздействие более развитые страны, но сильно влияли достижения более отсталых кочевников севера и земледельцев юга, в долине Хуанхэ вместе давшие большой эффект. В IX веке произошла рабовладельческая революция (свержение реакционера Ли Вана  и пр.), возможно как-то опять преобразовавшая  “колодезные поля” (ранний феодализм, поздний феодализма и ранний капитализм Швеции имели общие черты). В VI веке с. э. – первый рабовладельческий переворот (в том числе появление философии “античного типа”). Обе Хань – аналог Ранней Римской империи перезрелого строя. Восстание Желтых повязок рубежа II-III века смело классический строй, как “кризис III века” в Риме. По династию Суй господствовал поздний рабовладельческий строй, профеодальный, как везде.
         В заключении формационной “инвентаризации” – Индия … Хараппская цивилизация – несомненный аналог Шумеру, но с неясной историей. Первая половина первого тысячелетия с. э. – ранний рабовладельческий строй. С середины этого тысячелетия по середину следующего – классический  (Маурьи – аналог расцветам полиса Афин и Рима, Кушаны и Гупты – Ранней Римской империи). Далее до Великих Моголов – поздний рабовладельческий, естественно профеодальный.  Для предложенного классического, среди прочего, характерна культура самого близкого к греческой античной классике образца. С Моголов – свободные общинники и разного рода кормления. Классовая Южная Индия начинала позже, но развивалась быстрее. Утвердила ранний феодализм империя Виджаянагар с XIV века. Накануне английского завоевания на севере Индии – еще крепкая община угнетаемых свободных крестьян и кормления, на юге – уже выраженный аллод и, возможно, начало утверждения классического феодализма сильным государством Майсура.
          Для аргументированного опровержения “азиатских” шатаний требуется детальный формационный анализ всего классового общества Земли, включая тысячелетия якобы просто разложения первобытного строя. Это требует работы масштабов Советской ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ. Ни одному человеку такая задача не по силам, она невыполнима для любого и коллектива в принятых масштабах данной статьи. Я только предложил последовательный формационный подход к истории. Если кто заинтересуется – придется с позиций предложенного подхода проработать огромный фактический материал всемирной истории, как это сделал я. Рекомендую составления связанных асинхронных формационных таблиц для разных стран. Следующей ступенью надо полагать создание политэкономий всех этапов разных формаций. КАПИТАЛ – политэкономия самого типичного, зрелого капитализма и лишь с тем как-то капитализма вообще. ИМПЕРИАЛИЗМ, КАК ВЫСШАЯ СТАДИЯ КАПИТАЛИЗМА – набросок политэкономии перезрелого капитализма и с тем разноформационной глобальной системы империализма. Крайне актуальна политэкономия позднего капитализма, начавшейся коммунистической революции (наметки – ГЛОБАЛЬНЫЙ КАПИТАЛ Бузгалина и Колганова, другие разработки). А пока нет ясного понимания, например, политэкономического единства вариантов рабства по странам даже классического рабовладельческого строя, его политэкономического отличия от “рабства” нерабовладельческого строя накануне капитализма Юга США и др.
            Мои статьи по рассмотренной теме – на сайте mag-istorik.ru: Формационный подход к истории; Реконструкция прошлого; Формационный подход к истории культуры; Формационный подход к неформационным моментам; отдельные стороны в разных других статьях.
                                                                            *     *     *
            В заключении – формационная альтернатива построениям Симонова по России и СССР …
            Черты классового строя на территории нашей страны – еще в с. э. Мое мнение – есть основания полагать в регионе двух этапные “азиатский” и рабовладельческий строи (без разбивки на этапы какой-то рабовладельческий – мнение не только мое).
           Утвердила ранний феодализм (не аллодного типа, как в “послеантичных” Франции или Италии, а общинно-боклендного типа, как в тоже “послеварварских” Англии и Германии) у русичей сильная власть Киевских князей рубежа X-XI в, аналогичная, например, власти ранних Меровингов. Индикаторами феодальных революций многих стран Европы были принятия христианства “варварскими” сильными режимами. Классический (ленно-крепостной) феодализм утвердила в Русском государстве сильная власть Московских властителей второй половины XV-XVI века, подобная власти Каролингов во Франции и Северной Италии, Уэссекской династии в Англии, Комнинов в Византии и пр. Первая половина XVII века –  типичный зрелый строй. Переход ремесленников от работы на заказ к работе на рынок и пр. обусловили в середине XVII века волну городских восстаний, повлекших за собой вывод из под власти феодалов посадского населения (как и горожане в Англии с XII века, ставшего подчиняться напрямую монархии). Перезрелый строй обрел не надстройку типа сословной монархии, а (в результате петровских преобразований под влиянием западно-европейского позднефеодального абсолютизма) вроде абсолютизма (аналоги на полвека раньше в Дании, Пруссии, Австрии). И культура обрела вид позднефеодальной, послесредневекового образца; было проведено некоторое подобие Реформации англиканского или галликанского типа. Но строй остался классическим феодальным, перестроившимся отчасти в духе “второго издания крепостничества”, тоже под воздействием передовой Западной Европы.  Прогрессивные реформы 60х годов XIX века (как примерно на полвека раньше в Центральной Европе) утвердили поздний феодализм. Революция 5 года – аналог канонам буржуазных революций Англии и Франции, Революции 1848 года в Центральной Европе, Восстанию и реформам 60х годов XIX века в Польше и Литве; столыпинщина – режимам Кромвеля и Наполеона; распутинщина – режимам Реставрации; Февраль – “Славной революции” и Революции 1830 года. НО дальше были ПЕРМАНЕНТНАЯ революция без ожидавшегося буксира Западной революции,  субъектный рывок к коммунизму, сорвавшийся без Буксира не преодоленной отсталостью страны и выматывающей борьбой с более мощным капитализмом, особенно более развитых стран. Сейчас в РФ капитализм, вероятно, типа переходного от классического в позднему, но при необычности послесоциалистического состояния. 
          Наша страна, как все, естественно, всегда имела этно-географические особенности. Все более важным было все более деформирующее влияние синхронных более развитых стран, преломившееся в Октябрь и далее. И в Стране долго, наряду с определяющим ее формационную историю ЯДРОМ, были гораздо более развитые западные территории, несколько отстающие Кавказа и того более Средней Азии, еще более отсталые степей, тайги и тундры, что придавало Стране черты комплекса отдельно взятых стран.