Горбачевец о великих Октябре и Классиках марксизма.

                               ГОРБАЧЕВЕЦ О ВЕЛИКИХ ОКТЯБРЕ И КЛАССИКАХ МАРКСИЗМА
               Разбор статьи Б. Ф. Славина “О значении Октября и революционности К. Маркса”                
                                                           в  АЛЬТЕРНАТИВАХ 102.
                                                                                               “С точки зрения Б. Славина … в России 
                                                                                               сложилась парадоксальная ситуация …”
                                                                                                            Аннотация к статье Б. Славина.
          Первый абзац статьи поминает “… знаменательные даты … Великого Октября и … Карла Маркса – великого …”, толково излагает банальности марксизма. Потом три абзаца посвящены критике безграмотных или лживых оппонентов Октября и марксизма из числа и ревизионистов (в СССР числившихся марксистами). Ревизионистов критиковал каучуковый Каутский, считающий себя третьим после Маркса и Энгельса; откровенных ревизионистов и Каутского за скрытый ревизионизм – Ленин. Кому наследует Славин?
                                                                       “О МИФАХ РЕВОЛЮЦИИ” 
 – озаглавил Славин раздел, в котором на самом деле критикует “мифы” О Революции. Мифы, видите ли, ОШИБОЧНЫЕ представления. Да, они, конечно, ошибочны, но ошибочность имеет не гносеологические, а классовые корни; ошибочность осознанная, ИЗ ИНТЕРЕСА (демагогия и т. д.), классового, который Славин замазывает “мифологией”. – “… РЕВОЛЮЦИЯ вообще в отличие  от ЭВОЛЮЦИИ являются не закономерностями, а своеобразной аномалией … ”, “Нам нужна эволюция, а не революция”, “лимит на революцию уже исчерпан”, “не будет ни революций, ни контрреволюций” приводит Славин мечтания людей, которые после СВОЕЙ БУРЖУАЗНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ КОНТРРЕВОЛЮЦИИ (революции со знаком минус) 90х, УЧАСТНИКАМИ которой они были, ЕСТЕСТВЕННО мечтают теперь об именно эволюции капитализма без его революционного свержения (как после СВОИХ социальных революций французская и прочая буржуазия тоже мечтает только об эволюции капитализма; о бесконечных эволюциях своих формаций ПОСЛЕ своих революций не возражали бы рабовладельцы и феодалы). Этой публике политических проституток напоминать  марксистскую теорию революций (которую они успешно сдавали в советских ВУЗах и СДАЛИ потом) бесполезно. Но ткнуть их в ИХНЮЮ названную социальную контрреволюцию, напомнить о социальных революциях ИХ братьев по классу (Великую Французскую, 5 года и пр.) марксисту не лишне. Но Славин бесполезно просто помянул Маркса, ПЕРЕД ЭТИМ приведя “полезную аргументацию” БИОЛОГИЧЕСКУЮ!
             “… Октябрь 17 года, утвердивший Советскую власть, которую поддержало абсолютное большинство российского народа”. Успехи ОКТЯБРЯ 17 года УТВЕРЖДАЛИ месяцы Триумфального шествия Советской власти и в году 18. А потом большинство русских и не только заколебалось, что позволило успехи белого движения. Лишь когда названное большинство твердо встало на сторону Советской власти – она утвердилась надолго. Поверхностная, лозунговая агитация, особенно в теоретическом журнале, не в интересах марксистов.
           “ … Ленин обвинялся в связях с немецким Генеральным штабом …” и далее по тексту. “… вышеназванные якобы “неопровержимые факты” уже давно опровергнуты нашей исторической наукой”.  – Для отрезвления обывателей приходится опровергать разные якобы “неопровержимые факты”. Только обыватели АЛЬТЕРНАТИВЫ не читают. Но не обывателям часто приходится разъяснять, что большевики в 17 году рассчитывали на недалекую Мировую революцию с важным центром в Германии (Ленин и “левые коммунисты” расходились по ее ожидаемым срокам). А в МИРОВОЙ революции НЕ может быть предательства национальных интересов. Что Мировая революция не реализовалась пока – об этом Ленин, большевики узнали в 20х годах, а нынешние антикоммунисты о НЕ реализации ОЖИДАЕМОГО не знают или не хотят знать вообще: невыгодно для демагогии о “немецких деньгах” и т. д.
           “Противники Октября часто говорят о том, что он был не революцией, а … переворотом …”. Славин оспаривает это, но, похоже, несколько путается в нюансах революции. 7 ноября произошел ПЕРЕВОРОТ в Столице и некоторых других местах. Потом СОЦИАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ триумфально шествовала по стране дальше, осуществляя локальные перевороты; затем защищалась (как буржуазные в Англии, Франции и пр.) в гражданской войне. Противники Октября спекулируют на советской традиции НАЗЫВАТЬ Великой революцией примерно события ОДНОЙ ночи октября в Столице, которые (а не ПОЛНОЕ свержение власти буржуазии в Стране) их участники назвали и переворотом. Можно называть Великой Французской революцией ВЗЯТИЕ Бастилии, а потом путаться (или заинтересовано путать) в нюансах смены ФОРМАЦИЙ.
           “Какой характер имела Октябрьская революция … ? … Плеханов и меньшевики считали ее “буржуазно-демократической”, а большевики во главе с Лениным – ”пролетарской” или “социалистической””, НАЗЫВАЛИ также и рабоче-крестьянской (социалистическая, т. е.  пролетарская революция в крестьянской стране неизбежно и крестьянская; и нужен был такт в отношении “крестьянской” партии левых эсеров, второй по значению в Октябре). – Аргументы первых об отсталости России “… сегодня повторяют не только либерал-демократы”, но и некоторые “критические марксисты …”. Славин укорил своих коллег по АЛЬТЕРНАТИВАМ, но НЕ гораздо более многочисленных по СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИИ. Что касается отечественных либерал-демократов, то они в массе проходили марксизм в советских ВУЗах, знают марксистский закон соответствия. Про вторых Славин пишет: “… по их мнению, социалистический характер Октября определяется теми конечными целями, которые выдвигал рабочий класс и его партия … конкретными решениями Советской власти …”. А буржуазный характер буржуазных революций чем? Либерал-демократы апеллируют к марксистскому закону соответствия, а марксисты его игнорируют?
        { Советская историческая наука не доказала строго, но хорошо обосновала гипотезу Классиков, что смены формаций естественно происходят, когда новые производительные силы перерастают старые производственные отношения. Все три Классика полагали, что на каком-то рубеже XIX-XX века производительные силы развитых стран перерастали капитализм, с тем ждали ЕСТЕСТВЕННУЮ Западную революцию – буксир для перманентных революций в отсталой России и др. Но Каутский, Плеханов и т. д. этого ТОЛЬКО ждали. Хотя еще в последнем Тезисе о Фейербахе Маркс доступно разжевал, что мир объясняется для того, чтоб изменить его (а не ждать, когда он, объясненный, изменится сам). Это давняя практика сознательного преобразования природы. Это позиция искусственной ускорения, оптимизации естественных революций. Это основа концепции Классиков о перманентных революций в странах, до ЕСТЕСТВЕННОГО свержения капитализма НЕ дозревших. Это теоретическая предпосылка практической подготовки Октября. Но все Классики рассчитывали (Маркс и Энгельс уже в середине XIX века и Ленин до 20х годов XX), что субъектное проведение ОПЕРЕЖАЮЩИХ революций все же будет на буксире (в общем, тоже тянущем, НО СНАЧАЛА ТОЛКАЮЩЕМ) канонической коммунистической революции (оптимизированной деятельностью марксистов и сдетонировавшей от опережающих) естественно ДОЗРЕВШИХ стран. Практика XX века скорректировала представления Классиков прежде всего в двух моментах. Во-1, естественных коммунистических революций нет в самых развитых странах уже век после Октября. Во-2, общественный мир объяснен марксизмом достаточно, чтоб при  некоторых необязательных условиях (наличие гениального марксиста и др.) СУБЪЕКТНО реализовать ИСКУСТВЕННЫЕ рывки к коммунизму (по практике XX века: социалистические революции – и социалистические эволюции до коммунизма затем) раньше их естественной назрелости  и БЕЗ БУКСИРА.  “Ком первого блина” XX века подтвердил естественную трудность движения не по естеству (парусник против ветра и т. д.), оттенил объективную недостаточность субъектного фактора без Ленина, поставил задачу необходимости осмыслить уроки XX века, чтоб впредь действовать грамотнее, успешнее и независимо от случайностей наличия или не наличия Классика и др. Апология Октября Славиным (и не только) поверхностная, его отмахивание от ехидства “с марксистских позиций” ДРУГИХ СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТОВ и пр. – несерьезно, по сути – провокационно.}
                                         “УРОКИ РЕВОЛЮЦИИ И СОВЕТСКОЙ ИСТОРИИ”
           “… тезис некоторых современных провластных идеологов о том, что никакой необходимости в Октябрьской революции не было”. Что такой необходимости не было, это тезис социал-демократии уже ВЕК. Но и по естеству марксистских законов рывок к коммунизму в стране, едва вышедшей из феодализма – утопия. А тему субъектной подготовки и проведения Октября Славин комкает. 
          “ЕСТЬ ОБЩИЙ ЗАКОН СОЦИАЛЬНЫХ РЕВОЛЮЦИЙ: ОНИ ВОЗНИКАЮТ ВСЕГДА, ЕСЛИ ВЛАСТЬ ПРЕДЕРЖАЩИЕ НЕ ХОТЯТ РЕШАТЬ НАКОПИВШИЕСЯ В НАРОДЕ ОСТРЫЕ ЖИЗНЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ”. А почему были восстания Разина и Пугачева, другие во всемирной  истории массовые народные выступления? Были они революциями? Естественные революции типично возникают один раз в естественном конце формации, когда формационно ПРЕЖНИЕ власть предержащие НЕ хотят, РАЗУМЕЕТСЯ, решать жизненные проблемы формационно НОВЫХ социальных сил (феодалы – буржуазии и др., например). А социалистическая Революция произошла потому, что большевики даже БЕЗ БУКСИРА смогли решить накопившиеся в народе острые жизненные проблемы не так, как естественно требовал уровень производительных сил. В противном случае российская буржуазия как-то, не в интересах народа, нескоро, кроваво, но “решила бы” острые жизненные проблемы народа в СВОИХ интересах, как, по сути “… до нее это делали многие буржуазно-демократические революции …”.
           “УРОК ЭТОЙ РЕВОЛЮЦИИ СОСТОИТ В ТОМ, ЧТО ВЛАСТЬ НЕ ДОЛЖНА ПРЕНЕБРЕГАТЬ ВАЖНЕЙШИМИ ИНТРЕРСАМИ НАРОДА. ЕСЛИ ОНА … ЗАБЫВАЕТ О НУЖДАХ ПРОСТЫХ ЛЮДЕЙ – ЖДИ РЕВОЛЮЦИИ”. Детский лепет. Славин проговаривает мечту социал-демократов предотвращать Революции. Революция, установившая классовый строй и государственную власть, не произошла потому, что первобытная “власть” пренебрегала интересами первобытного “народа”. В революциях внутри классового общества старые эксплуататоры необходимо как-то пренебрегают интересами эксплуататоров новых. А в борьбе за власть те и другие играют на нуждах революционных или вандейских слоев простых людей. Но ВСЕ эксплуататоры ВСЕГДА забывают, ПО СУТИ, больше или меньше, о нуждах эксплуатируемых вообще. Поэтому еще до необходимой, естественной,  коммунистической революции, но при наличии зрелого марксистского движения – буржуазия, ЖДИ РЕВОЛЮЦИИ: возможной, искусственной, социалистической.
           “… левые  в России в то время не сумели найти политического компромисса друг с другом …”. В стране едва установившегося капитализма никто не мог пойти на антикапиталистическую революцию ЕСТЕСТВЕННО. МАРКСИСТ-ГЕНИЙ только с Апрельских тезисов СУБЪЕКТНО подтянул выше естества даже хорошо подготовленных ранее большевиков, которые повели за собой пролетариат и полупролетарское большинство народа; в том числе отчасти каких-то других левых политиков (позднее часть их доросла до вступление в большевистскую партию – другие перешли к борьбе, вплоть до вооруженной, с большевиками или отошли от политики). Политический компромисс правящих левых партий в странах народной демократии был при гегемонии коммунистов. А если бы большевики не субъектно СДАЛИ завоеванную ВЛАСТЬ пресловутому однородному социалистическому правительству или поддались на шантаж незрелых левых эсеров – страна в той или иной форме поплыла бы по стихии действия производительных сил раннего капитализма, т. е. к производственным отношениям ТАКОГО капитализма.
          “… КПСС распалась на множество разных больших и малых левых партий … эти партии … не могут найти общий язык … и выработать общую платформу социалистического или социал-демократического толка …”. Выше Славин, в общем, излагал воззрения матерого члена застойной КПСС, с тем неловко проговаривая и ее немарксистские поползновения. Теперь горбачевец прямо призывает к платформе откровенно социал-демократической (типа меньшевистской во времена Октября). Его “… платформа социалистического или социал-демократического толка …” – демагогическое прикрытие. Вроде, и нее обязательно  “социал-демократического толка”, но обязательно не коммунистического, а так, социалистического не рыбы – не мяса. Ведь речь не о социалистическом строе, а о не коммунистическом политическом течении, типично разновидности социал-демократии при капитализме. Правда, ньюсоциал-демократическая КПРФ запачкала и “коммунистические термины”, а ньюнационал-социалистические лимоновцы – и “большевистские”. Но социал-демократию и меньше социалистов откровенные антимарксисты, антиленинцы запачкали больше. А из горбачевской КПСС вышли не только Марксистская платформа, ее попутчики и осколки, но и Демплатформа с ее продолжениями, многие бандеровцы, прибалтийские антикоммунисты и т. д. Любое месиво из осколков КПСС (на социал-демократической платформе, в том числе) может быть только антимарксистским.
           “Обычно политику Военного коммунизма в советской историографии считали вынужденной … (такая) трактовка данной политики … затушевывает факт того, что в ней использовался явно утопический момент приступить сразу к созданию коммунизма …”. Фактом является опошление, запутывание проблемы Славиным. Немедленное ВВЕДЕНИЕ коммунизма в стране, только вступившей в капитализм, с позиций марксизма  – утопия. Немедленное начало движения к коммунизму на буксире коммунизма – теория Маркса и Энгельса, надежды Ленина. Практика показала ошибочность надежд на коммунистическую революцию в развитых странах век назад. Но победа Октябрьской революции (которую социал-демократ Славин “утопически” почему-то одобряет против Каутского и Плеханова) ИЗНАЧАЛЬНО потребовала какого-то движения к коммунизму даже при только ожидании Западной революции. Сразу после подписания Брестского ПЕРЕМИРИЯ (до ОЖИДАВШЕЙСЯ Западной революции) и триумфального шествия Революции, Ленин пишет гениальную работу “Очередные задачи советской власти”, где ВПЕРВЫЕ излагается политика ПЕРВЫХ подступов к коммунизму отсталой страны ПОКА без Западной революции. В конце18 года предполагалось введение фактически чего-то вроде продовольственного налога. Ленин (и не только) ТОГДА был не глупее, мягко выражаясь, Славина ВЕК СПУСТЯ. Но тяжелая ситуация вынуждала продотряды еще в ноябре 17 года и т. д. А затем пришлось не теоретически и через увлечение, а практикой выживания придти к ВОЕННОМУ “коммунизму”, элементы которого присущи режимам военного времени капитализма и который походил в отсталой стране на коммунизм будущих стран, более развитых, чем современные СЩА и т. д., примерно как “первобытный коммунизм”. ЕСТЕСТВЕННО, даже такой ситуационный “коммунизм” был симпатичен большевикам, рабочим, а революционный подъем на Западе позволял надеяться на ближайший там коммунизм, с которым идти к коммунизму в отсталой стране прямо от НЕИЗБЕЖНО СКОРРЕКТИРОВАННОГО после Войны “ВОЕННОГО коммунизма” вполне резонно. Естественное увлечение большевиков “военным коммунизмом” и трудно изживаемые надежды на скорую Западную революцию сказались тем, что УЖЕ НЕОБХОДИМЫЙ отказ от РАНЕЕ НЕОБХОДИМОГО “военного коммунизма”, опять переход к чему-то в духе “Очередных задач советской власти”, ЗАПОЗДАЛИ на МЕСЯЦЫ.
            {Славин, в духе начетничества партийных склок 20х годов и т. п., победно размахивает ВЫРВАННОЙ цитатой ОДНОГО из выступления Ленина, “покаянной” за “военный коммунизм” (ПСС, т. 44, с 151). Я не начетчик. Давно столкнувшись с вырванным фактом “покаяния” Ленина, я, с опорой на предметные указатели по “военному коммунизму” и НЭПу в ПСС, просмотрел по теме ВСЕ (не все одинаково тщательно). Во-1, Славин промахнулся с еще одним “покаянием” Ленина за “военный коммунизм” через три дня. (т. 44. с. 157). “Покаяния” были почти одновременно, когда еще шла борьба за ОТКАЗ от УЖЕ неоправданного “военного коммунизма” в пользу КАК БЫ новой экономической политики в духе “Очередных задач советской власти”, экономической политики 18 года. Славин не знает или не изволил напоминать, что после ДВУХ ЦЕЛЕСООБРАЗНЫХ “покаяний” в течение недели, Ленин за “военный коммунизм” НЕ КАЯЛСЯ НИКОГДА, писал о НЭПе как ВЫНУЖДЕННОМ отступлении (вроде “похабного” Брестского ПЕРЕМИИЯ), высказывал надежду, что все же Западная революция позволит отказ от похабного НЭПА. Ниже – более подробно.
             Итак, цитирование Славиным: “Мы рассчитывали – или, может быть, вернее будет сказать: мы предполагали без достаточного расчета – непосредственными велениями пролетарского государства наладить государственное производство и государственное распределение продуктов по-коммунистически в мелкокрестьянской стране. Жизнь показала нашу ошиибку”. Согласно марксизму, коммунизм на базе капитализма, особенно раннего, не ВВЕСТИ вообще (его можно долго строить через социализм), даже при Буксире. Второе “покаяние” через три дня (в Докладе раздел НАША ОШИБКА): “По заключению Брестского мира … казалось … можно было приступить к мирному строительству (в духе пронэповских “Очереных задач Советской власти – А. М.). Но мы обманулись (! –  А. М.), потому, что в 1918 г. на нас надвинулась настоящая военная опасность  (вместо ОЖИДАВШЕЙСЯ Мировой революции Запада его интервенция и масштабная поддержка белого движения – А. М.). … под влиянием этих обстоятельств и ряда других, мы сделали ту ошибку, что решили произвести непосредственный переход к коммунистическому производству и потреблению … Не могу сказать, что именно так (! – А. М.) определенно и наглядно мы нарисовали себе такой план, но приблизительно в таком духе мы действовали”! Больше “покаяний” Ленина, кроме двух в ЭТИ четыре дня, я не нашел. Первая цитата для Славина выгодней – Ленин говорит: “без достаточного расчета”. Во второй он “кается” за то, что “казалось … можно преступить к социалистическому строительству. Но мы обманулись …” НЕ ПО НАШЕЙ ВИНЕ. И далее: это НЕ определенно ПО ПЛАНУ, а ПО неожиданной ПРАКТИКЕ жизни. – Я не знаю, почему Ленин за три года в рамках лишь четырех днях “каялся”. ЧЕЛОВЕК дал какую-то слабину? Или проявил дипломатию по отношению упрямым приверженцам “военного коммунизм”? Подзабыл реалии (у Ленина его ПСС с предметным указателем и т. д. не было, а выматывающая непрерывная деятельность не могла не сказаться на деталях воспоминаний)? Еще что? Не буду гадать. Любой, кто не будет вырывать подходящие ему цитаты из всего наследия Ленина, может по его ПСС убедиться, что НАСТОЯЩЕГО покаяния у Ленина НЕ БЫЛО.
             Я не могу излагать все сказанное Ильичем в скольких-то томах по “военному коммунизму” и НЭПу, все тогда сделанное большевиками (но тому, кто интересуется освещением темы Лениным, а не Славиным, полезно прочитать все написанное, сказанное Лениным по теме). Напомню важнейшее, как я это понимаю. Еще в ноябре 17 года большевики, не предававшиеся утопии немедленного введения коммунизма в отсталой стране без ОЖИДАВШЕГОСЯ Буксира, ВЫНУЖДЕНЫ были создавать продотряды. Но ключевое в 18 году значение имели “Очередные задачи советской власти”, излагающие задачи подступов к строительству коммунизма до Буксира. В октябре был принят Закон о натуральном налоге, практически о продналоге. Но Буксира так и не  было, были белогвардейцы и интервенты, разруха на грани выживания рабочих и реальная угроза восстановления капитализма. В этих условиях не реализация каких-то утопических планов введения коммунизма, а эмпирически обусловленная череда мер военного выживания, отчасти перекликающихся с режимами военного времени буржуазных стран и когда-то кем-то (? – не знаю) названная “военным коммунизмом”. “Закон о налоге датирован 30 октября 1918 года … закон, вводящий натуральный налог … но в жизнь он не вошел. За его объявлением последовало в течении нескольких месяцев несколько инструкций (декрет СНК от 11 января 1919 года и др. – А. М.), и он остался у нас непримененным. С другой стороны, взятие с крестьянских хозяйств излишков означало такую меру, которая в силу военных обстоятельств была нам навязана с абсолютной необходимостью … “!!! Так Ленин при ВВЕДЕНИИ НЭПа, конкретно и без покаяний обрисовал ситуацию (ПСС, т. 43. с. 28; за полгода до “покаяний”). А ПОСЛЕДНЕЕ по предметному указателю объяснение сущности и необходимости “Военного коммунизма” (ПСС, т. 45. с. 74; через полгода после “покаяний”): “… в широчайшей крестьянской массе, на которую мы возлагали очень тяжелые повинности, оправдывая их тем, что война ни каких колебаний в этом отношении не допускает. И это оправдание, если взять его во всем объеме, было крестьянством принято (1 – А. М.), несмотря на все ошибки, которых мы не могли избежать …”, ПОТОМУ ПОБЕДА в Гражданской войне. ИТОГОВО – никаких покаяний, но признание НЕИЗБЕЖНЫХ, как в ЛЮБОМ деле (Октябре, например; или НЭПе), ошибок. И важнейший момент: “Конечно, когда мы намечаем политику, долженствующую существовать долгий ряд лет, мы ни на минуту не забываем, что международная революция, темп и условия могут изменить все” (ПСС., т. 43, с. 340; на X конференции, посвященной НЭПу). Как и все конкретное в наследии Классиков, это не очередное великое открытие, великая цитата на радость начетчикам; это приложение общего в марксизме (века назад) к конкретике. ТОГДА была надежда на ожидавшуюся всеми Классиками Мировую революцию, которая позволила бы оказаться от похабного НЭПа (в пользу “послевоенного коммунизма” с неизбежными чертами НЭПа), как начавшийся революционный подъем на Западе позволил отказаться от похабного Брестского мира. Я не знаю подобного высказывания Ленина позднее: Революция на Западе явно запаздывала, надежды на ее, БЫСТРУЮ, ослабевали.
            Может быть, легко быть богом Славину и другим ”марксистским” критикам “военного коммунизма”. А даже Ленин – всего лишь гений. Замена уже не необходимого “военного коммунизма” на НЭП в традициях отчасти экономической политики 18 года запоздала на несколько месяцев; увлечение  КОММУНИСТАМИ “военным КОММУНИЗМОМ” и не оправдавшаяся надежда на Западную революцию стоили  Кронштадта и антоновщины (за это МОЖНО было и покаяться). Это при Ление. Без Ленина, в 25 году коммунисты увлеклись НЭПом настолько, что углубили его дальше ленинских пределов. Это сталинско-бухаринское увлечение (Славиным не замеченное?) стоило ОПАСНЕЙШЕГО кризиса рубежа 27-28 года. Увлечение “военным коммунизмом” было преодолено без печальных последствий, с пользой для Партии, Советской власти – субъекта в движении к коммунизму очень отсталой страны, особенно без Буксира. Увлечение НЭПом было преодолено с началом конца Партии, подлинной Советской власти; с не КОММУНИСТИЧЕСКИМ совершенствованием НЭПа при общем его приручении и ужимании, а его неумным и преступным перечеркиванием.}
          “… Ленин приходит к … парадоксальным идеям: БОРОТЬСЯ ПРОТИВ МЕЛКОТОВАРНОГО ПРОИЗВОДСТВА С ПОМОЩЬЮ ЕГО ОЖИВЛЕНИЯ И РАЗВИТИЯЯ, БОРОТЬСЯ С КАПИТАЛИЗМОМ С ПОМОЩЬЮ ЕГО ПОДЧИНЕНИЯ ГОСКАПИТАЛИЗМУЮ … СОЗДАВАТЬ СОЦИАЛИЗМЮ ОБЪЕДИНЯЯ УСИЛИЯ ГОСКАПИТАЛИЗМ И СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ”. Парадоксальность преследовала СТАНОВЯЩИЙСЯ марксизм изначально. Признав капитализм (объективно до его хотя бы классического этапа даже в Англии) середины XIX века финалом формации, молодые Маркс и Энгельс приняли первые экономические кризисы симптомами перерастания производительными силами производственных отношений, а органичный класс капитализма – его естественным могильщиком (но могильщиком формации согласно ОСНОВАМ являются НОВЫЕ социальные силы САМОГО КОНЦА формации, которые формируются новыми производительными силами). Парадоксально Классикам пришлось пересмотреть роль экономических кризисов, конкретно Ленину – признать естественную тред-юнионистскую сущность пролетариата, который в антикапиталистическую силу парадоксально превращается с необязательным усвоением им марксизма ИЗВНЕ. Парадоксально капитализм был свергнут в отсталой стране начала XX века без буксира (хоть тянущего за собой, хоть перед собой толкающего) коммунизма в тогдашних развитых странах, которого нет в таких странах, теперь гораздо более развитых, даже через век. Потенции марксизма привели парадоксально к некапиталистической реальности в России, которую до коммунизма ПРИШЛОСЬ бы парадоксально развивать на базе капиталистических производительных сил, по меньшей мере, порядка века. И т. д. При Ленине еще была надежда на скорый буксир западного коммунизма (т. е. хотя бы косвенно коммунистических  производительных сил) до которого нужно продержаться ЛЮБОЙ ценой. Парадоксальная проблема движения к коммунизму на базе производительных сил капитализма (особенно БЕЗ БУКСИРА!), с сохранением рынка, политической надстройки и прочего докоммунистического, вполне ясно не осознана до сих пор. И с тем – пока не решена. А социал-путаники и социал-демагоги “парадоксально” смешивают проблемы неизбежного наследия капитализма в социализме (не коммунизме) и “проблемы” социал-демократического приглаживания капитализма в “социализм” (демократический, т. с.).
           “… проблема рынка становилась стратегической … ТАКОВ БЫЛ ГЛАВНЫЙ УРОК НОВОЙ ПОЛИТИКИ, КОТОРЫЙ СПУСТЯ ДЕСЯТИЛЕТИЯ ИСПОЛЬЗОВАЛСЯ В ГОДЫ ПЕРЕСТРОЙКИ, А ПОЗДНЕЕ В СОВРЕМЕННОМ КИТАЕ, РЕАЛИЗОВАВШЕМ ЕГО В ГОРЗДО БОЛЕЕ УСПЕШНЫХ ФОРМАХ, ЧЕМ ЭТО БЫЛО СДЕЛАНО В РОССИИ”. Главный урок социализма XX века, что он не естественная фаза послекапиталистической формации, а (недостаточно) субъектная изначально альтернатива капитализму на ЕГО производительных силах. Вести успешно такое общество к коммунизму МОЖНО, но только субъектно, сознательно, научно используя докоммунистические институты (из-за ОТСУТСТВИЯ коммунистических). Этого вполне при субъектности первой попытки и без Буксира не получилось нигде. Славин много темнит. Он затирает, что ЛЕНИНСКИЙ НЭП был при ДИКТАТУРЕ пролетариата (ДИКТАТОР –  верховный собственник, в данном случае определяющий формы и рамки рынка и прочего вынужденного наследия капитализма, указывающий нэпманам их место и т. д.), которой не было при горбачевщине и нет в современном Китае. Славин не смакует югославскую или польскую “модели социализма”, более нэпманские, чем советская. Чего это вдруг? Славин объективно  хитрит, сравнивая с ленинским НЭПом, социализмом, реальность современной России, капиталистической.
           Посвятив несколько абзацев сравнению ленинизма и сталинизма, Славин резюмирует: “ДОЛЖНЫ … МЫ ИЗВЛЕЧЬ УРОКИ ИЗ ПРОЙДЕННОГО ИСТОРИЧЕСКОГО ПУТИ, ЧТОБ НЕ ПОВТОРЯТЬ ТЕХ ОШИБОК, КОТОРЫЕ ВО МНОГОМ ДИСКРЕДИТИРОВАЛИ ДЕЛО, НАЧАТОЕ ЛЕНИНЫМ В ОКТЯБРЕ 17-ГО ГОДА”. Ошибки это … Не создание большевиками однородного социалистического правительства с социал-демократами (меньшевиками, т. е.), которые были против Октября? “Военный коммунизм”? Не снятие Сталина с поста генсека? Славин знает о крайней отсталости России начала XX  века, но не понимает (?), что естественно ничего послекапиталистического тогда в Стране быть НЕ могло. Все послекапиталистическое нужно было субъектно создавать (как марксистски просвещенный пролетариат, партию нового типа и пр.), субъектно же сохраняя неизбежное из капитализма, но ПОДЧИНЯЯ его марксистской субъектности. Что ждало бы однородное социалистическое правительство, показали судьбы учредилок в нашей стране и правительства “однородной социалистической партии” в Венгрии 1919 года. С “военным коммунизмом” Страна Советов просуществовала до горбачевщины, без него – не продержалась бы и пары лет. Просто снятие Сталина вряд ли что изменило бы принципиально. С гением Ленина субъектный фактор преодолевал естество стихии отсталой страны. Без него стихия сразу же начала размывать объективно ослабший субъектный фактор (затирание “Письма к съезду” основными лидерами большевиков, задетыми в Письме; нетоварищеские партийные склоки; и т. д.). Кто или что могло предотвратить такое развитие страны, недавно вышедшей из феодализма? Новый редкий гений? Вовремя такого не нашлось, потом такому уже не давали найтись. Единство талантливых большевистских лидеров? Их разборки начались еще при Ленине. Фантастический рывок марксистов в науке, в политическом умении? Без Классика, хотя бы единства талантов – фантастика. Революция на Западе? Коммунистической тогда быть еще не могло, а на социалистическую в более развитых, чем Россия, странах (перспективы движения мира к коммунизму были бы более благоприятны и при таком буксире) не сподобились социал-демократы, мешавшие коммунистам. В сущности, надо объяснять не многочисленные ошибки и “ошибки”, не итоговый “крах социализма”, а почему страна чуть ли не от феодализма хоть как-то социалистической существовала 70 лет – не по естеству действия всегда капиталистических производительных сил. Сталин с Берией, Горбачев со своим верным Славиным и др. – пешки в стихии приведения производственных отношений СССР в соответствие с производительными силами, капиталистическими; стихии, субъектно после Ленина так и не преодоленной. Повторюсь: ОДНО снятие Сталина ничего В ПРИНЦИПЕ не изменило бы, а на большее реальные большевики после Ленина были объективно не способны (или способны маловероятно, в зависимости от каких-то не реализовавшихся случайностей).
          “… сталинизм … заложил исторические и социал-политические предпосылки его (Советского государства) падения в конце XX века”, когда через горбачевщину “процесс дошел” (а вот братья Славина по социал-демократии у власти или при власти на капиталистическом Западе до сих пор!). Сталинизм – первая ступень конкретной формы не преодоленного субъектно приведения производственных отношений социализма в соответствие с капиталистическими производительными силами; с него “процесс пошел”. 
          “… ЛЕВЫЕ … ДОЛЖНЫ … УЧИТЬСЯ … РЕВОЛЮЦИОННОЙ НАУКЕ НЕ У СТАЛИНА, А У ЛЕНИНА”. Это как век “учатся” у Ленина социал-демократы, в нашей стране с меньшевиков и до  Горбачева включительно, что ли? Или еще какие левобуржуазные партии?
          “ПРОТИВОРЕЧИЯ СОВЕТСКОЙ ИСТОРИИ ЕСТЬ ВО МНОГОМ РЕЗУЛЬТАТ БОРЬБЫ ЛЕНИНСКОЙ И СТАЛИНСКОЙ ЛИНИЙ В ПОЛИТИКЕ”. Базовой основой борьбы названных линий была борьба стихии действия капиталистических производительных сил и все более изживаемым этим действием субъектным фактором (марксистская наука, идейность коммунистов, доверие народа и пр.), заложенным субъектно с марксизмом при Ленине, Революции. Горбачевщина съехала к естественной при капитализме социал-демократии – и борьба линий практически закончилась, возобладало задание производственных отношений производительными силами, капиталистическими.
            “… глубинные причины, а не некое “предательство вождей” объясняют, почему советский народ и рядовые коммунисты так молчаливо восприняли уход КПСС с политической арены”. Тем не менее, про “некое предательство” Сталина Славин пишет вполне определенно. А КПСС УБРАЛИ (ПРЕДАВ) с политической арены бывшие “партийные вожди” типа Ельцина, когда народ разочаровался в “партийных вождях” типа Горбачева, выпустивших из кувшина джина “вождей” типа Ельцина (Славин это замалчивает). Общее предательство всех этих “вождей” – проявление и следствие стихии естественного приведения производственных отношений в соответствие с производительными силами. Потому судом истории их судить, пожалуй, нельзя. Но, поскольку все они назывались марксистами, клеймить их судом марксистов надо. Как и марксистов-расстриг типа Бернштейна, прочих подобных социал-демократов, включая многих бывших членов КПСС (коммунистов, т. с).
          “… означает ли это тупиковость самого социалистического пути …?” Наступление послекапиталистической формации (коммунизма) на базе производительных сил выше любых капиталистических неизбежно – если гниющий капитализм не устроит атомный апокалипсис или что-то подобное. Для предотвращения этой опасности, для оптимизации коммунистической революции в любом случае необходимо ЗРЕЛОЕ МАРКСИСТСКОЕ движение. Движение к коммунизму через социализм (на базе капиталистических производительных сил) возможно, как показала практика XX века. Чтоб эта возможность стала коммунистической необходимостью, нужно глубокое осмысление социализма XX века, даже при той перспективе, что неразвитые страны будут взяты на буксир коммунизмом.
          “Нужно … не повторять тех ошибок, о которых предупреждал Ленин и о чем забыли его исторические преемники”. “Ошибки”, которые совершали меньшевики (и зарубежные социал-демократы) во время создания партии нового типа, потом Сталин, Горбачев и пр., забвение предупреждений Ленина – не от глупостей, не от забывчивости: из интереса. Это не ошибки, не забывчивость – это отторжение Ленина (и, СЛЕДОВАТЕЛЬНО, Маркса), социально обусловленное во всех случаях. Ленин научно объяснил социальную обусловленность измены вождей II Интернационала. Нужно так же научно объяснять корни “ошибок” Сталина и Горбачева.
          “СЕГОДНЯ … ОПЯТЬ ВОЗНИКАЕТ СТРАТЕГИЧЕСКАЯ ЗАДАЧА СОЕДИНЕНИЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ИДЕАЛА С МАССОВЫМ ДВИЖЕНИЕМ ТРУДЯЩИХСЯ”. При капитализме эта задача перманентная. Вопрос в выборе одной из двух главных целей: СВЕРЖЕНИЕ капитализма по заветам Маркса и Ленина, или его социал-приглаживание для его СОХРАНЕНИЯ по заветам Бернштейна и последующих социал-демократов.
                                                “ОБ АКТУАЛЬНОСТИ ИДЕЙ МАРКСА”
           “… я уже давно дискутирую с философом Вадимом Межуевым”. Дружеская дискуссия приятелей центриста и откровенного ревизиониста, вроде критики социал-демократом Каутским социал-демократа Бернштейна.
          “… в отличие от Энгельса, считавшего, что социалистическая революция должна сначала начаться на Западе, Маркс связывал революционное переустройство мира именно с нашей страной”. Не смею спорить, но хотелось бы доказательств: что Маркс не связывал наступление коммунизма прежде всего с перерастанием производительными силами капитализма в развитых странах – буксира перманентных революций в отсталых; что ЭКСПРОРИАТОРОВ ЭКСПРОПРИИРУЮТ относилось больше к феодальной России; что КРИТИКА ГОТСКОЙ ПРОГРАММЫ, ее тезис о диктатуре ПРОЛЕТАРИАТА адресованы в первую очередь крестьянской России. Письмо (с черновиками) Маркса к Вере Засулич ставит вопрос об ОБЩЕЙ ВОЗМОЖНОСТИ социалистической подвижки к социализму в отсталой России, но не об ее опережении коммунистической революции в развитых странах. Общие возможности подвижек к социализму очень отсталых стран продемонстрировал путь социалистической ориентации XX века даже в аратской Монголии и странах Черной Африки с ее общинами – НА БУКСИРЕ социалистических стран. Предисловие Маркса и Энгельса ко второму русскому изданию Манифеста конкретизирует ДАВНЮЮ марксистскую концепцию Мировой революции, говоря о дополнении друг друга пролетарской революцией на Западе и крестьянской в России. НАЧИНАТЬ Мировую революцию не в промышленной Англии, а в (полу)крестьянских Франции и Германии Маркс и Энгельс пытались еще в “мировой революции” 1848 года, никогда не осуждая соответствующие попытки в принципе. А Октябрь не стал началом настоящей Мировой революции на хотя бы ТОЛКАЮЩЕМ буксире идущих уже к коммунизму стран, подобным тем, на которые рассчитывали Маркс и Энгельс в конце 40х годов или в начале 80х. Перманентная революция в России и последующая эволюция к коммунизму происходили в гораздо более худших условиях, чем планировали подобное Первые Классики, чем рассчитывал до 20х годов Ленин: без актуального буксира коммунизма, с “буксиром” только опыта пролетарского движения и марксизма Запада. Ну, а про ОТЛИЧИЕ Маркса ОТ ЭНГЕЛЬСА, это здорово. Тогда остальные марксисты – вообще антагонисты!
           Дальше центрист свою не обязывающую “революционность” разворачивает в прямой ревизионизм ОСНОВ марксизма. “… не следует трактовать созданное Марксом материалистическое понимание истории сугубо абстрактно, сведя его к некоей “надысторической” концепции пяти формаций”. Мне непонятно, почему Славин историческую концепцию пяти формаций называет надысторической. Именно ПЯТЬ формаций – поспешное упрощение истории. О числе доклассовых и послеклассовых формаций пока можно только гадать, наброски Маркса об “азиатском способе производства” вывели на проблему четвертой (первой во времени?) классовой формации. И как быть с очень абстрактными законами Ньютона, началами термодинамиками, уравнениями Максвелла? Надо было их тоже третировать, возвращаясь к ДОНАУЧНОМУ ПОНИМАНИЮ природы? Но физика их сохранила – развив, обобщив, углубив. Тоже надо делать марксистам в отношении концепции формаций, всех ОСНОВ марксизма. Но для начала хотя бы правильно понять Наследие Классиков. История банально разнообразна, как природа. В них обоих не всегда быстро можно понять естественные явления с позиций науки. А ПОЗНАНИЕ естества позволяет дополнять естественное и искусственным (парусником, идущим против ветра; социализмом, существующим против действия своих капиталистических производительных сил; и др.). Не надо забывать последний Тезис о Фейербахе Маркса, концепцию перманентных революций, разработки Ленина и др, надо их осмысливать, развивать дальше. А Славин несколько абзацев после процитированного текста посвящает ревизии марксизма, ссылаясь на вырванные и непонятые им выдержки из Маркса.
          “… в 1877 году Маркс  подготовил … письмо для журнала “Отечественные записки, в котором … он был категорически не согласен с теми, кто видел в его очерке о первоначальном накоплении капитала “историко-философскую теорию общего развития”, которая может применяться “ко всем народам независимо от того, в каких исторических обстоятельствах они находятся””. Итак, сам Маркс считал марксизм не наукой, приложимой К ОЧЕНЬ МНОГИМ (историческим) явлениям, а набором рецептов к отдельным из них, вроде “химии” ремесленников Средних веков? Если Славин или кто другой отыщет  у Маркса прямое подобное заявление – я восстану на Маркса. Но пока для такого святотатства я не вижу оснований.
           {Начетчик Славин опять победно размахивает вырванными цитатами. А я, “Чтобы иметь возможность со знанием дела судить …” (Маркс в процитированном Славиным Письме), опять просмотрел более обширный материал по теме. Прежде всего, я проштудировал Письмо Маркса, интересное и полезное, как все Наследие Классиков. В зачеркнутом в рукописи абзаце Маркс пишет: “Если Россия будет продолжать идти по тому пути, по которому она следовала с 1861 года, то она упустит наилучший случай … и испытает все роковые злоключения капиталистического строя”. Обозначенный путь, несомненно, СОГЛАСНО  ОТКРЫТЫМ МРКСИЗМОМ ЗАКОНАМ, т. е. от феодализма к капитализму с его злоключениями. Что могло бы изменить естественный путь? Разумеется не политика хоть феодалов, хоть буржуазии. Но еще молодые Маркс и Энгельс говорили о перманентном переходе от феодализма к коммунизму – благодаря Буксиру более развитых стран. А сами в 40х годах попытались начать подобный переход в не самых развитых Франции и Германии еще ДО ожидаемой Революции в самой развитой Англии, фактически субъектно, благодаря особой сознательности пролетариата, усиленной марксизмом, способной повести общество перманентно не по его естеству, как можно грамотно вести парусник против естества ветра. В России XIX века сознательным субъектом можно было предполагать революционных народников, если бы их интерес к марксизму был основательней и результативней. Все по “традиционному” Марксу.
           Маркс пишет: “… мог извлечь мой критик … Только следующее. Если Россия имеет  (! – А. М.) тенденцию  стать (! – А. М.) капиталистической нацией по образцу (! – А. М.) наций Западной Европы … в лоне капиталистического строя, она будет (! – А. М.) подчинена его неумолимым (! – А. М.) законам” (включая уже и отмеченную ЕСТЕСТВЕННУЮ тенденцию), открытым марксизмом. “Вот и все” согласно марксизму. “Но … моему критику … непременно нужно превратить  мой исторический очерк возникновения  капитализма в историко-философскую теорию о всеобщем пути …”. А Маркс мечтал о всеобщем пути Мировой революции, чтоб отсталые страны, минуя весь капитализм или его части, шли к коммунизму перманентно благодаря Буксиру Запада, неизбежно для лидера мира прошедшего всю Формацию,  потому подготовившего экономический буксир коммунизма и субъектный фактор марксистского движения.
            Я считаю неудачным пример различных путей общественного развития при их сходстве, который привел Маркс в конце Письма. Он пишет о сходстве явлений разных капиталистической и рабовладельческой формации (при разного уровня производительных силах). А ведь вопрос стоит о различии перспектив одной формации, условий этого различия. Пример Маркса в принципе значим, его слабая приложимость к теме не страшна сама по себе. Но ведь есть страшные своей ограниченностью начетчики.
            Полезно и грамотное прочтение Письма к Вере Засулич, особенно с набросками к нему. Великолепный ПЕРВЫЙ набросок пути социалистической ориентации для докапиталистической страны на Буксире, когда, в том числе, “… можно ввести у себя машины, пароходы, железные дороги и т. п. …”, не тратя века на их придумывание. Как и на создание основы субъектного движения – марксизм. Практика XX века как-то подтвердила теоретические разработки века XIX. А основное содержание материалов на тему письма Засулич задано Марксом так: “Если бы в момент освобождения крестьянская сельская община  была сразу поставлена в нормальные условия развития … ”. Нормально  не с естественной точки зрения феодалов, не по естеству действия феодальных производительных сил. Нормально с точки зрения марксистов, рассчитывающих на Мировую революцию разных стран при коммунистическом буксире (сначала, может быть, толкающем); в феодальной России УСВОИВШИХ МАРКСИЗМ НАРОДНИКОВ, типа молодых Плеханова, Веры Засулич.
         Славин некорректен и в том смысле, что смешивает проблемы социалистического рывка в России уже капиталистической и пути социалистической ориентации в стране еще феодальной. А ведь РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ Ленина (и др.) вполне  обозначило ситуацию существенно иную, чем та, которую освещали Маркс и Энгельс (на место революционной прослойке народников шел революционный рабочий класс и пр.). В этих условиях особенно значимо лапидарное изложение сути всей специфической ленинской ступени марксизма до 20х годов в статье СОЦИАЛ-ДЕМОКРАТИЯ И ВРЕМЕННОЕ РЕВ, ПРАВИТЕЛЬСТВО (ПСС, Т. 10, с 14)… “Революционный социал-демократ … будет мечтать, – он обязан мечтать, если он не безнадежный филистер, – о том, что после  гигантского опыта Европы, после невиданного размаха рабочего класса в России, нам удастся разжечь, как никогда, светильник революционного света перед темной и забитой массой, нам удастся, – благодаря тому, что мы стоим на плечах целого ряда революционных поколений Европы, – осуществить с невиданной еще полнотой все демократические преобразования, всю нашу программу-минимум; нам удастся добиться того, чтоб русская была не движением нескольких месяцев, а движением многих лет, чтоб она привела не к одним только мелким уступкам со стороны властей предержащих, а к полному  ниспровержению  этих властей. А если это удастся, – тогда … тогда революционный пожар  зажжет Европу; истомившийся в буржуазной реакции европейский рабочий поднимется в свою очередь и покажет нам, “как это делается”; тогда  революционный подъем Европы окажет обратное действие на Россию и из эпохи нескольких революционных лет  сделает эпоху нескольких революционных десятилетий …”. Великолепное изложение итога полувекового развития теории перманентной революции, общий практический план подготовки и проведения Октября. Реальность отстала от ТОЙ мечты Ленина на 12 лет; оказалась ошибочной надежда на Западную революцию (хотя послевоенный революционный подъем в Германии и других помог России: похоронил Брестский мир и пр.). В остальном – не прибавить, не убавить в принципе, только развить дальше (учесть неравномерность развития стран империализма и пр.), конкретизировать ситуационно, практически подготовить Октябрь, прибавляя и убавляя не принципиальное.
            И еще: нарушение формационных закономерностей развития отдельных стран внешними влияниями – банальности всемирной истории. Западная Европа, слабо затронутая южно-европейской Античностью, во втором тысячелетии обогнала Грецию и Италию, притом и Северная Италия – Южную. Западная Европа опиралась на производительные силы Южной, но имела менее выраженные рабовладельческие производственные отношения, к тому же более сильно подорванные варварскими нашествиями. А более выраженные рабовладельческие отношения Северной Италии были очень сильно подорваны особо варварским нашествием лангобардов, при сохранении основных производительных сил. Закон соответствия – основной в существовании и развития общества, но не единственный (как камень при падении испытывает действие не только закона тяготения Ньютона, но и закона Архимеда, действие ветра, температурных перепадов и пр.). Общество, заданное конкретными производительными силами, и испытывает естественную инерцию, и создает механизмы сохранению себя от перемен с ростом производительных сил. Варвары погасили инерцию рабовладения, мало разрушив производительные силы. Цивилизации Америки первой половины второго тысячелетия формационно соответствовали  древним Египту и Шумеру третьего тысячелетия  с. э. Европейцы не только завезли в Америку извне новые производительные силы – они грубо погасили инерцию прежнего развития. Америка сразу шагнула в феодализм и с тем позднее даже в самый развитый капитализм. Феодальная формация канонически проходит три этапа: ранний (общинно-аллодный), классический (ленно-крепостной) и поздний (послекрепостнический и пр.). Но в Финно-Скандии, особенно наглядно в независимой Швеции, начавшийся в XVI веке переход от раннего феодализма к классическому, в XVII  веке, даже без особой классовой борьбы, сменился переходом сразу к позднему. В Швеции свержение не набравшего сильной инерции феодализма произошло раньше, чем в США, Франции и без классовой ВОЙНЫ (с 1765 года и далее правительство “младших колпаков”, “наполеоновский” режим Густава III; режим реставрации Густава IV и его “славное” свержение). В Скандинавии не было нашествия извне, но было извне воздействие более развитой Западной Европы (хотя РАНЬШЕ ее же ВОЗДЕЙСТВИЕ задало Второе издание крепостничества в регионально ИНОЙ Европе Центральной). Завершение Второй мировой войны привело к определенным разрушениям производительных сил Западной Германии. Но главное – антигитлеровские режимы погасили инерцию ПРЕЖНЕГО (классического) капитализма (как варвары – рабовладельческую). ФРГ стала одной из самых динамичных стран капитализма позднего (используя и такой внешний фактор, как завоз на расчищенное место разрушенной техники самой новейшей техники из развитых стран, от Войны выигравших). Итак, развивающие по марксистским законам страны сложно взаимодействуют друг с другом, нарушая формационную чистоту развития друг друга. Но особенное значение обретает возникшая возможность субъектного изменения естественного развития общества.}
             Итог своим зачем-то “доказательствам” (ссылками на наработки Маркса в плане пути социалистической ориентации  для феодальной России при Буксире Запада) ВОЗМОЖНОСТИ давно РЕАЛИЗОВАВШЕЙСЯ ДЕЙСТВИТЕЛЬНОСТИ – Октября – на базе РАЗВИТИЯ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ, Славин победно завершает цитатой “Новый строй будет возрождением в более совершенной форме общества архаического типа”. Понятно, что отрицание классового общества будет ДИАЛЕКТИЧЕСКИМ (относительным, противоречивым и пр.) “возрождением первобытного коммунизма”, который отрицало классовое общество. А капитализм относительно Возродил рабовладельческую культуру. И пр. Но марксисты никогда не предлагали возрождать дикий первобытный строй (сказки про счастливых дикарей, возрождающие античную легенду о Золотом веке, это наивности Просвещения и его отрыжек). А буржуазия в лучшие свои времена была антирабовладельческой. Старания Славина для чего-то понизить Маркса до незрелости народничества нелепы и непонятны (намерены?), особенно ПОСЛЕ уже ПРОЛЕТАРСКОЙ революции, хотя бы и в крестьянской стране.
         “Марксово видение логики развития истории (“сугубо абстрактной”, “надысторической”? – А. М.), связанное с возможной перспективой русской общины … не до конца осознано общественной наукой”, венчает свою “феодальную в огороде бузину” Славин. И с великолепной “логикой” выворачивает на  “капиталистического в Киеве дядю”: “В тоже время, оно … показывает: пока жив капитализм – будет жить и социальная философия Маркса”. Несомненно. Но не потому, что Славин считает Маркса примерно народником. “Мухи” Славина отдельно, “котлеты” Маркса отдельно.
          Дальше Славин излагает банальности, регулярно ссылаясь на Маркса, но иногда придавая марксизму причудливый вид. Например: “…  трактовка сугубо эволюционного превращения капиталистической системы в ее противоположность, на мой (! – А. М.) взгляд, поверхностна без учета революционного фактора”. Не ревизия марксистского учения о революционном свержении отживающих формаций, а лишь поверхностное суждение об эволюционных их превращениях без учета одного из факторов – так, мелочь – революционного; да и то последнее лишь по скромному мнению Славина? Видимо, оговорка Славина? Ведь он с Горбачевым и всеми прочими социал-демократами всегда яростно мечтали о революционном факторе! Эволюция – ничто, конечная Революция – все; по завету Бернштейна!!!
         “Конечно, Маркс … допускал … ошибки и противоречия … Как философ и ученый он ясно понимал неизбежность наступления революции и социализма, но как политик порой ошибался в сроках их наступления (но все-таки не “порой” предсказал Октябрь 17 года или еще что? – А. М.). Это … драма личности Маркса …” и дальше подобный вздор. – Ни одна наука не возникает разом. Астрономические расчеты по Копернику стали расходиться с реальностью через несколько десятилетий. Положение качественно улучшали Кеплер, Ньютон и пр. Маркс и Энгельс свершили коперникианский переворот в обществознании со слабой потенцией прогнозов, только на уровне формаций (коммунизм – после капитализма; через революции канонические коммунистические и перманентные; и пр.). Но от какой именно ступени капиталистической формации должен быть канонический переход к коммунизму, как должны протекать переходы к коммунизму перманентно, если вдруг без Буксира и т. д. – этого марксизм Классиков выработать не успел. Марксистские наука и практика XX века, особенно советские,  в чем-то вульгаризировали (больше в практике) Классиков, в чем-то пошли (больше в отстраненных от практики всемирной истории, философии естествознания и др.) дальше Классиков. ЧЕРЕЗ ВЕК после Классиков понятно, что канонической коммунистической революции (буксира для перманентных) век назад быть не могло нигде. Органичный эксплуатируемый Класс Формации в объективной середине Формации не мог быть ЕСТЕСТВЕННЫМ ниспровергателем капитализма, каковой ЕСТЕСТВЕННО должен возникнуть только в конце Формации (где-то сейчас). И т. п. Марксистам нужно лучше понимать Классиков, осмыслить практику и теоретические наработки XX века и пойти дальше Классиков, как даже не гениальные астрономы после Коперника пошли дальше Гения, при этом не списывая несовершенства ПРЕЖНЕЙ науки на личные несовершенства личностей ее творцов.
            “Последний тезис, который я хочу высказать, полемизируя с Вадимом Межуевым, касается его определенного отождествления Ленина со Сталиным. До каких же пор можно отождествлять эти две противоположные фигуры в политике и марксизме?!” инфантильно возмутился Славин. Объясняю. Пока существует эксплуататорский строй, его идеологи будут отождествлять позитивное и негативное в реальных марксизме, социализме и т. д. Особенно ловко и страстно это делают перевертыши-ревизионисты типа Бернштейна и Межуева. А благодушные к ним центристы типа Каутского и Славина будут замазывать ситуацию своим бестолковым и бесхарактерным отстаиванием ”противоречивого марксизма”. Эта традиция социал-демократии – от Бернштейна и Каутского.
           “Что касается отношения Ленина к методу насилия, то оно наглядно прослеживается в его оценке политики “военного коммунизма”. Как известно, Ленин после признания им ошибок, связанных с этой политикой … “. Выше я показал вздорность  тезиса об якобы признании Лениным ошибочности “военного коммунизма”.  – “ … выдвинул положение о том, что нужно изменить “всю нашу точку зрения на социализм”. Когда стало ясно, что  коммунистический буксир Запада “запаздывает” сверх приемлемых сроков, пришлось изменить всю прежнюю точку зрения Классиков на движение отсталых стран к коммунизму на буксире коммунизма (теперь якобы уже коммунистические производительные силы Запада приходилось использовать через мирное сосуществование с ним). – “Что это значило? Решительный переход от методов гражданской войны к мирным методам создания социализма”. Надо было к мирным методам перейти (договорившись об этом с белогвардейцами и интервентами?) во время НЕИЗБЕЖНОЙ Гражданской войны, считает Славин? Методы “военного коммунизма” в мирные 30е годы – преступление против социализма, народа. Такие методы некоторое время по инерции после Гражданской войны – понятная ошибка. “Военный коммунизм” в разгар Гражданской войны – политика выживания, чтоб не было реставрации помещичьего землевладения и т . п. Малограмотные крестьяне это поняли (в отличие доктора философских наук), после колебаний рубежа 18-19 года активно поддержали (потому ПОБЕДА в Гражданской войне) Советскую власть с ее еще политикой “военного коммунизма”. А вообще, про РОЛЬ НАСИЛИЯ В ИСТОРИИ, про “повивальную бабку истории”, про ДИКТАТУРУ пролетариата Славин мог бы почитать и у Первых классиков.
           “… Сталин … Фактически … начал строить социализм по собственной модели”, меняя субъектно естественное развитие общества, как Ленин? Сталинизм (без Сталина это общественное явление называлось бы не по имени этой фигуры, несравненно менее значимой в социальных процессах, чем Классики) – следствие и форма выражения начала приведения производственных отношений в соответствие с не самыми развитыми производительными силами капитализма из-за снижения субъетного фактора без Ленина. Никакой МОДЕЛИ социализма у Сталина не было, были ловкие перманентные подлаживания под эмпирию, стихийно задаваемую отсталостью страны. Зато сам Славин придумал модель социализма ““азиатского” толка. Это смесь разработок Марксом темы “азиатского способа производства”, реального социализма и отсебятины Славина? Какое место “модели” в ряду формаций?
             В следующем абзаце горбачевец гордо говорит о своем несогласии в Горбачев-фонде с соратниками, “… которые считают сугубо марксистскими поздние работы К. Каутского и Г. Плеханова”, ТОЖЕ социал-демократов. Бескомпромиссная непримиримость, как у левого меньшевика Мартова с правым меньшевиком Плехановым во время большевистского Октября!
            Далее Славин пеняет Украине за национализм и РФ за антикоммунизм. Славину “… становится стыдно за нынешнее российское государство”, за антикоммунизм ДРУГИХ коммперевертышей.  Для меня нынешний режим коммрасстриг в РФ – враг; мне за врага не стыдно (у меня к нему другие чувства). А Славину стыдно! Логично. И он, и нынешнее российское государство вышли из антикоммунизма горбачевщины. Родня. А за родню можно и постыдиться.
                                                                                *     *     *
             Как справедливо отметил выше Славин – КПСС распалась на множество элементов. Одни элементы множества посыпались направо вплоть до нацизма. Другие твердо стоят на лево-консервативных позициях. Между крайностями – золотая середина немногих марксистов вверху и множества неоцентристов внизу. Классические центристы век назад заявляли свою “марксистскую ортодоксальность” и попрекали Ленина, большевиков за “ревизию” марксизма, Октябрь и СССР – за “неправильность”. Есть такие и сейчас, но центризм сейчас более многолик. Есть и  ортодоксальные ленинцы на словах, платонические приверженцы уже далекого Октября. Почти вся такая – КПРФ, например. Славин занимает среди центристов достаточно специфическое положение. Онпоругивает столпов давно минувших дней социал-демократии Каутского и Плеханова, критикует меньшевиков и хвалит большевиков, но является социал-демократом – не коммунистом хотя бы по названию (как Зюганов и т. д.). Он превозносит Октябрь, но активно участвовал в окончательном пресечении октябрьской традиции – горбачевщине, выведшей на лиходейство 90х. Можно верить, что Горбачев и Славин по-мещански хотели как лучше – но получилось как получилось (в силу и их недомыслия?). А судят по делам.            
           Специфика Славина хорошо выражается в его рассмотрении исторических событий. Он сверх меры смакует утратившие актуальность еще до Октября поисковые разработки Маркса в плане участия феодальной России в Мировой революции. Он страстно агитирует, что  Октябрь, следовательно, Ленин, большевики – это хорошо, вопреки мнению коллег Славина по социал-демократии век назад (включая российских меньшевиков и западных соратников самих Маркса и Энгельса) и сейчас. Но дальше … Большевики, самоотверженно взяв власть против сопротивления меньшевиков, потом должны были разделить с ними власть! А “военному капитализму” белогвардейцев в Гражданку должны были противопоставить рискованный и в мирное время, полукапиталистический НЭП (капитализм под контролем диктатуры пролетариата в опасной ситуации КТО-КОГО даже без белогвардейских армий). Социализм после Ленина – в основном негатив, до горбачевщины, луча света в темном царстве. Но Горбачеву, как плохому танцору, что-то помешало, начался нехороший (не социал-демократизированный, т. е.) капитализм. Славин за Революции в прошлом. А при Горбачеве и сейчас? Славин гордо попрекает Зюганова за тезис “лимит на революцию уже исчерпан”. Сейчас. ДАЛЕКИЙ Октябрь Зюганов, в общем, не трогает. А Славин, в отличие от Зюганова, сейчас готовит Революцию, как Ленин готовил Октябрь? Неприлично для приличного социал-демократа, горбачевца. Впрочем, в известных мне Материалах Славина я такого его отличия от Зюганова не заметил.