Коммунистическое движение и "великий закон" развития общества

                КОММУНИСТИЧЕСКОЕ ДВИЖЕНИЕ И “ВЕЛИКИЙ ЗАКОН” РАЗВИТИЯ ОБЩЕСТВА

         Первые три абзаца статьи Боброва “Коммунистическое движение и законы развития общества” посвящены описанию проблем коммунистического движения. Вещи описаны известные. Это могло бы стать основой изложения “постулатов”, из которых автор корректно выводил бы свои “теоремы”, но этого нет. Я вижу другое – автор исходно позиционирует себя выше проблем коммунистического движения: его разобщенности, эклектичности споров и т. д.. А на мой взгляд – Бобров такой же элемент разобщенности, как любой из нас, пока не консолидирует, может быть, нас вокруг себя; но СНАЧАЛА ведь надо консолидировать. Можно показать у Боброва немалые эклектику, догматизм, ревизионизм. И у меня замечания к моментам понимания им названных проблем. Например – “… споры … опирающиеся на какие либо постулаты, зачастую в виде высказываний классиков научного коммунизма, да еще не редко и в довольно вольной трактовке…”. Т. е. вольная трактовка – дополнительный недостаток к постулатам в виде высказываний Классиков. И дальше: “… изучать надо не классиков (не все подряд их труды), а предмет (философию, политэкономию, законы развития природы и общества и т. п.), в том числе и на основе работ классиков научного коммунизма … если бы в школе мы изучали не математику, а математиков, возможно так бы и не выучили таблицу умножения, не говоря обо все остальном.” – На тщательное изучение всех трудов всех классиков не хватит времени, но творчество умных людей все же полезно изучать по возможному максимуму. Исходно МАРКСИЗМ изучать можно только на основе КЛАССИКОВ МАРКСИЗМА (лучше не только по их изложениям другими авторами), а не на “… в том числе и …” еще какой-то основе (были попытки эмпириокритиков и пр.). Но РАЗВИВАТЬ марксизм нужно, используя и то, что Классики не рассматривали (не успели, не знали и т. д.). А в школе (высшей и др.) изучают математиков – если не прямо их труды, то содержание трудов (таблицы умножения древних авторов и пр.). Азы этого содержания лучше изучать по учебникам умелых педагогов, лекциям хороших преподавателей, которые не обязательно гении математики. Но изучать умных математиков по возможности опять-таки полезно, а иногда и крайне желательно. Например, если бы Эйнштейн ждал хороших учебников по тензорам, а не изучал математиков Риччи и Леви-Чивиту – Общая теория относительности была бы создана позднее.

          С четвертого абзаца Бобров от критики переходит к позитиву: “… надо понять, в чем конкретно наши расхождения. Начиная от основ, от неоспоримых и обще признанных постулатов, логически доказывая каждое последующее утверждение … понять, до какого места мы солидарны, а где у нас начинаются расхождения. И только поняв это, мы сможем о чем-то конкретно договариваться …”. – Банально; вряд ли кто будет возражать в принципе. Только и сам Бобров вносит свой вклад в несогласия по неоспоримости и общей признанности постулатов, пристрастно отстаивает именно “свои постулаты”, спорит с доказательствами других авторов (и не обязательно принимает их логическими), фактически констатируя, что расхождения начинаются изначально; ведь “… коммунистическое движение … крайне разобщено …”, а Классиков сейчас нет. И кто-то может сказать Боброву, что неоспоримые и общепризнанные постулаты для марксистов изложены Классиками, “… что изучать надо … классиков …”. На мой взгляд – лучше каждому из нас без амбиций предлагать свои взгляды на суд критиков, не рассчитывая на безусловную неоспоримость и общую признанность именно того, что конкретному предлагающему кажется постулатами и логичными доказательствами – и без расчетов на быстрое решение проблем в любых случаях. Осмотрительными мне кажутся дальнейшие слова Боброва: “… начинать надо … с уточнения наших позиций по основным законам развития общества”. ЕСЛИ марксисты не согласны в чем-то с Классиками по основным законам общества, его развития, обязательно по каким-то выводам из законно, интерпретациям фактов с позиций этих законов – уточнять наши (с Классиками) позиции, разумеется, надо. Но думаю, что у многих читателей разбираемой статьи будут изначальные несогласия с Бобровым и по предлагаемым им “постулатам”, и по его “логическим доказательстам”. За себя – ручаюсь.

         Несколько абзацев (с шестого) Бобров посвящает разным аспектам постулируемого им основного, “ВЕЛИКОГО ЗАКОНА” развития, правда, четко не объясняя – развития части форм материи или всех; в последнем случае не конкретизируя “закон” применительно к отдельным формам материи. Для начала – веское подкрепление именем Маркса (но без цитирования) резонерства про “… общество как высшую форму развития живой природы …” и далее по тексту. По теме Маркс больше не поминается – но его имя “логически доказывает” марксистский характер личных представлений Боброва? Достаточно общие и, по-моему, поверхностные рассуждения Боброва ничего не прибавляют к давно известным общим соотношениям физического и биологического (см., например, исследования по теме Шредингера), биологического и социального, никак не выводят последнее из предпоследнего. Есть и неточности. Например – “Возникновение живой природы началось с синтеза живой клетки …”. – По современным представлениям собственно клетка (эукариотическая) возникла как объединение более примитивных биологических образований. А раньше синтезировались сложнейшие органические вещества – белки, нуклеиновые кислоты и др.. Насколько я знаю, конкретика “синтеза” наипростейших живых организмов из наисложнейших химических веществ пока неясна. При всем при этом Бобров резюмирует: “ВСЕ ЖИВОЕ, КАК ЛЮБАЯ ОТКРЫТАЯ СИСТЕМА РАЗВИВАЕТСЯ ПУТЕМ УДОВЛЕТВОРЕНИЯ СВОИХ ПОТРЕБНОСТЕЙ ЗА СЧЕТ ВНЕШНЕЙ СРЕДЫ. И это является отправной точкой в доказательстве (раскрытия) законов развития человеческого общества, основы формационной теории Маркса”. Я затрудняюсь в понимании: “великий закон” – это великое открытие Боброва; или замечание какого-то знаменитого исследователя; или общее место современной науки. Не снимает, а усложняет мое затруднение следующая фраза Боброва: “Как ни странно, но это приходится доказывать в кругах, именуемых себя (именующих себя необоснованно? – А. М.) марксистскими”. Круги обозначены таинственно (не названы известные имена и т. д.), но все же мне легче – не один я профан. Я ведь не считаю, что из общего “великого закона” жизни (своего или не своего) Бобров действительно выводит законы развития жизни общества, основы формационной теории Маркса.

         “Современные “марксисты” любят ссылаться на Маркса в том, что история развития человеческого общества это история борьбы классов, и это безусловно так.” – Поскольку “… это безусловно так”, ссылаться на Маркса можно марксистам и без кавычек. – “Только это вовсе не означает, что борьба классов и есть движущая сила развития”. – Борьба классов, например, при смене феодализма капитализмом, безусловно, есть движущая сила. Но Бобров, видимо, ставит вопрос о некоей самой первичной, общей движущей силе, которой полагает “… СТРЕМЛЕНИЕ ЧЕЛОВЕКА К БОЛЕЕ ПОЛНОМУ УДОВЛЕТВОРЕНИЮ СВОИХ ПОТРЕБНОСТЕЙ …”. Эту движущую силу Бобров считает, в сущности, биологической, ранее отмечая, что и “… живая клетка … может существовать и развиваться только … удовлетворяя свои потребности …”. Что социальное базируется на биологическом – понятно. Но попытки Боброва и многих других конкретно обосновывать социальное биологическим считаю, при нынешнем уровне науки, преждевременными и с тем неизбежно неудачными. Бобров некорректно использует “великий закон”, когда говорит о стремлении ЧЕЛОВЕКА, существа не только (или не столько?) биологического; при этом специфики такого существа и удовлетворения его потребностей никак не оговаривает, не объясняет, не ВЫВОДИТ. И Маркс не ставил задачу из физики (термодинамики и т. д.) вывести биологию (решение и этой задачи даже сейчас только намечается), из биологии – социологию. Исходя из качественного различия разных форм материи, Маркс (практически во всем вместе с Энгельсом) исторически обосновано сосредоточился на внутреннем анализе только одной, социальной. Маркс констатировал (не вывел), как исходное внутри общества развитие производительных сил, которые задают соответствующие своему конкретному уровню конкретные производственные отношения (основа развития общества). Маркс, скорее, констатировал (не вывел строго) качественные ступени развивающегося единства производительных сил и производственных отношений – формации. Маркс, скорее, обосновал (не вывел строго) преломление производственных отношений формаций в их классовых структурах. Маркс ДОЛЖЕН БЫЛ по логике производственного подхода констатировать, во-1, борьбу классов одной формации в рамках качественно особых ее производственных отношений за только изменение классовых статусов В РАМКАХ соответствующей формации (движущую силу внутри формации) – и, во-2, борьбу на уничтожение всех классов новой формации против всех классов старой формации при революционной СМЕНЕ формаций, т. е. их производственных отношений, на которых базируются классовые структуры соответствующих формаций (движущую силу революций). Маркс НЕ СДЕЛАЛ соответствующих констатаций. Особенно печально, что он ошибочно принял капитализм XIX века за финал формации и с тем интерпретировал начавшуюся борьбу классического пролетариата (борьбу внутриформационную как борьбу естественно революционную). Несомненно, сказались “детская болезнь левизны” молодого гения, молодость марксистской науки. Возможно, неправильно были приложены философские положения об антагонистических противоречиях и т. п.. Вероятно, повлиял и миф особенно Великой Французской революции о свержении старых угнетателей старыми угнетенными. На самом деле новые классы – ранние капиталисты (угнетатели), мелкая буржуазия, пролетариат – свергли поздних феодалов, МАССОВОЙ опорой которых были поздние, раскрепощенные феодально-зависимые крестьяне-вандейцы (угнетенные) ОТСТАЛЫХ по производительным силам и производственным отношениям регионов, ОЖЕСТОЧЕННО воевавшие с революционерами. Давно оставлена вульгарная концепция “революции рабов”. Не было свержения одних старых слоев другими при переходе от первобытного строя к классовому. Попытка в XX веке угнетенных капитализма перейти к коммунизму через свержение угнетателей капитализма на данный момент имеет крайне неоднозначные результаты. А по производственной логике только в самом конце капитализма, при перерастании производительными силами (постиндустриальное общество и т. д.?) капиталистических производственных отношений (общество потребления, чреватое пресыщенностью и т. д. даже трудящихся?), должны появиться (бесклассовые так или иначе?) предшественники бесклассового общества, которые и установят это общество. Социалистическая попытка в XX веке НЕ САМЫХ РАЗВИТЫХ даже тогда стран с позиций производственного подхода требует специального объяснения (мои предложения – на моем сайте mag-istorik.ru). Но до сих пор в марксистской литературе затирается факт свержения самого начального капитализма в Октябре и т. д. не в результате перерастания самыми высокими в капитализме производительными силами капиталистических производственных отношений, присутствует растерянность от недавнего “краха социализма“ и до сих пор сохранения капитализма даже в США. Также до сих пор, вопреки производственному подходу, капиталистов ищут чуть ли не в классическом феодализме и полагают Возрождение буржуазной культурой за века до первых буржуазных революций. И до сих пор в дворянах-землевладельцах ПОСЛЕ буржуазных революций (меняющих производственную основу классовой структуры, с тем сами классы) ищут что-то феодальное. И т. д..

          “Если же исходить из того, что не борьба классов является движущей силой развития, а стремление человека к более полному удовлетворению своих потребностей, то все можно поставить с головы на ноги. Тогда вся диалектика развития общества со сменой формаций … укладывается в стройную логическую цепь”. – Лаплас четко сформулировал мнение современников, что ЕСЛИ узнать все грави-механические параметры всех объектов мироздания, то по немногим общим законам Ньютона ФОРМАЛЬНО МОЖНО рассчитать как угодно далеко вперед все развитие этого мироздания. Но РЕАЛЬНО те современники решали более частные задачи, пользуясь более частными законами Кеплера, Гука и пр., либо общими законами Ньютона, но упрощая реальные частные ситуации. А после Лапласа выяснилось, что закон Гука из общей гравимеханики Ньютона не выводится, что физика шире классической гравимеханики (термодинамика и пр.), что законы последней – приближенные частности более общих законов (релятивистских, квантовых). Не знаю: может быть из “великого закона” формально можно вывести очень многое в развитии общества – но только при тайном или явном протаскивании в этот “закон” специфик многозначного человеческого, общественного фактора: удовлетворение потребностей человека, человечества, которые объяснять придется ДОПОЛНИТЕЛЬНО к биологии, долго и упорно и никогда до конца. Даже элементарная частица неисчерпаема, как атом (тем более человек и человечество) – материя бесконечна. И ведь изучение удовлетворения потребностей и неразумной амебы требует несравненно большего, чем констатация удовлетворения, а все многообразие развития, существования отдельной амебы, тем более вида, до сих пор не выведено из “великого закона”.

         “Стремление к более полному удовлетворению своих потребностей ведет к развитию производительных сил общества”. – Одинаково во всех случаях или преломляясь в бесконечных факторах конкретной ситуации, которые как-то подчиняются каким-то дополнительным законам? Или камень и пушинка в атмосфере падают совершенно одинаково под действием только общего Закона Ньютона, укладываясь в стройную логическую цепь анализа элементарной ситуации?

           “На определенном этапе развития производительных сил общества человек становится способным производить ощутимо больше необходимого …” – и далее в нескольких абзацах, с апелляцией к истории, но без конкретного исторического материала, популярное изложение (с неточностями) марксизма; и с БЕСПОЛЕЗНЫМИ поминаниями “великого закона”, но без ВЫВОДОВ из него. – Закон всемирного тяготения (хотя бы в формулировке Ньютона) действует в отношении всех объектов, например, Земли. Но движение, развитие этих объектов происходит очень во многом под действием и других законов, в лучшем случае лишь отчасти выводимых с учетом Закона Ньютона (плавание щепки, прорастание зерна и т. д.).

         Исторический экскурс Бобров завершает знаменитой цитатой из Маркса “Ни одна общественная формация не погибнет раньше …” и добавляет: “Формально никто не спорит с этим утверждением классиков научного коммунизма, но фактически, в своей практической деятельности, полностью игнорируется”. – Если без крайностей (“НИКТО не спорит”, “ПОЛНОСТЬЮ игнорируется”) – подтверждаю и иллюстрирую примером… В своей статье “Диктатура партии или класса?” (КЛ 89) Бобров проводит мысль, что пролетариат России начала XX века уже вполне дозрел до установления (помешали большевики, их партия) коммунизма – хотя с тех пор капиталистическая формация и в гораздо более развитых странах не погибла; тем более отсталая ТОГДА Россия не развила всех производительных сил капитализма, ЕСТЕСТВЕННО погибнуть он не мог при любом поведении большевиков.

         “Возможность перехода общества в следующую общественно-экономическую формацию определяется не тем, имеется или нет в наличии класс, готовый за это бороться. А тем, достигли ли производительные силы такого уровня развития, при которых их требования к соответствующему развитию производственных отношений уже не могут быть выполнены в рамках данной общественно-экономической формации.” – Ньютон отбросил разные концепции природы тяготения картезианцев и всей прочей натурфилософии. Он “просто” констатировал Закон тяготения, (почти) не строя гипотез о механизме тяготения. Но физика этими гипотезами занимается (самая разработанная, обоснованная и с тем признанная сейчас – Общая теория относительности). Если не впадать в мистику – должен быть путь, механизм приведения, например, феодальных производственных отношений в соответствие с уже капиталистическими производительными силами, смены классов феодализма классами капитализма. Этот путь, механизм достаточно нагляден на примере перехода от феодализма к капитализму в Англии. Завершение реставрационного режима Марии Кровавой в 1558 году означало завершение перехода от классического (ленно-крепостного) феодализма к позднему, господство производственных отношений последнего. А это господство обусловило бурный рост производительных сил (т. н. малая промышленная революция XVI века) и на базе его генезис капиталистических производственных отношений, новых классов (т. н. новое дворянство и пр.). По мере формирования новых классов необходимо формировались их новые интересы, идеи, духовная культура. На рубеже XVI-XVII века уже сформировавшиеся новые классы выработали новую, революционную идеологию (адаптированный кальвинизм), создали элементы своей политической надстройки (организации кальвинистов; ставший оппозиционным абсолютизму Парламент; и др.), задали новую культуру (физика и астрономия Гильберта; медицина, биология Гарвея; классицизм Иниго Джонса; материализм Бэкона и деизм Чербери; и др.). Старый строй, старые классы, абсолютизм в первой половине XVII века ответили реакцией Стюартов. Но неуклонно развивающиеся производительные силы, все более сознательные действия новых классов неуклонно меняли общество – прямо и опосредственно. В середине XVII века достаточно укрепившиеся новые классы уничтожили классы старые, феодализм с его абсолютистской надстройкой, пуритански отбросили прежнюю культуру. К XVIII веку ранний капитализм (уже нефеодализм, еще похожий на феодализм, особенно поздний) одержал полную победу. А господство ранних капиталистических производственных отношений, ранних модификаций классов капитализма (еще напоминающих поздние модификации классов феодальных) создали условия для бурного развития производительных сил в XVIII веке – промышленного переворота, базы перестройки раннего капитализма в классический века XIX. По производственной логике (раннее) послеклассовое общество должно зародиться в самом конце капиталистической формации, на базе перерастания производительными силами самых развитых стран капиталистических производственных отношений. По названной логике и основной эксплуатируемый класс капитализма – преломление производственных отношений именно капитализма – НЕ ДОЛЖЕН ЕСТЕСТВЕННО устанавливать коммунизм (о его СОЗНАТЕЛЬНЫХ, ИСКУССТВЕННЫХ возможностях – на моем сайте). Это должны делать какие-то слои самого финала капитализма, по производственной логике установления бесклассового строя – как-то бесклассовые.

          С изложенной точки зрения (надеюсь – последовательно с общих марксистских позиций) рассуждения Боброва о классовой борьбе и пр. в последних четырех абзацах я считаю отвлеченными и опрощенными.