Другой взгляд

                                                                          ДРУГОЙ ВЗГЛЯД

          К заявлению исполкома РПК “У последней черты”.

         У меня нет особых возражений по констатациям первого абзаца и первого предложения второго абзаца ЗАЯВЛЕНИЯ. Но я хотел бы напомнить и состояние в Германии начала 30х годов XX века – : “Массовые протесты … народ … устал от бесправия …от антисоциальной политики и авторитарных замашек власти … В то же самое время трагизм ситуации … что широкий социальный протест … был использован … -наци(онали)ст(иче)ской оппозицией …”. Сходство ситуаций в Германии и лет через 80 на Украине немалое. По результатам ситуации начала 30х годов в Германии у марксистов давно устоявшееся мнение. С тем я не могу принять “выводы” ЗАЯВЛЕНИЯ из означенных констатаций.

           “В силу своей организационной слабости основная масса противников майдана связала свои надежды с помощью России…”. – Хорошо, конечно, помечтать, как стальные пролетарии, в силу своей организационной силы, заданной их идейными зрелостью и единством, сломали бы шею майдановским капиталистам и люмпенам на Украине, вообще всем буржуазным движениям – в РФ и во всем мире. Но СЕЙЧАС пролетарии не сплочены идейно в МОЩНУЮ организованную силу, марксисты их СЕЙЧАС организовать в такую силу НЕ МОГУТ. Естественный ход событий и усилия марксистов смогут вывести на нужную реальность в будущем, но майдан угрожает СЕЙЧАС. СЕЙЧАС-ТО противникам майдана с чем связывать свои надежды? С буржуазной системой международного права? По-моему, весьма вероятно, что если бы не угроза путинской РФ силой пресечь “насилие над соотечественниками” на Украине – СЕЙЧАС пролетариев (не олигархов!) ее особенно юго-востока, больше русскоязычных, захлестнул бы кровавый террор (написано около 7 апреля 14 года). Кто-то сомневается в потенциях НИКАК не обузданных бандеровцев или рассчитывает на гуманизм украинских олигархов и “толерантного” Запада, которые оттащат своих кровавых собак не слишком поздно? Рад ошибиться, но пока не сомневаюсь в первых и не рассчитываю на второй. Или “русские украинцы” должны без-помощно принести себя в жертву ради подпитки империализма не РФ, а более опасного сейчас империализма Запада? Нам, марксистам, не возбраняется за высокие принципы идти на смерть и т. п. – но мы не можем ТАКОЙ жертвенности ТРЕБОВАТЬ даже от беспартийных пролетариев; это было бы изуверством от марксизма.

           “Сторонники майдана, революционного свержения … не хотят обсуждать вопрос о нелегитимности новой … власти, о степени вмешательства западных государств …”. – Вообще-то, сторонники революционного свержения не обязаны апеллировать к прежней легитимности (скорее – ИМЕНЕМ РЕВОЛЮЦИИ!). И вмешательства Великой Французской революции с ЗАПАДА помогли свержению феодализма в Бельгии, Западной Германии, Швейцарии. А советское вмешательство свергло меньшевиков в Грузии и т. д.. Но я о другом. Со школы привык понимать революции по-советски, в духе марксизма, как ПРОГРЕССИВНЫЕ события, связанные со СМЕНОЙ ОБЩЕСТВЕННЫХ СТРОЕВ. Майдановцы общественный строй не сменили (закрепляют сохраняемый), прогрессивных перемен не реализовали (наоборот). Назвать бандеровцев РЕВОЛЮЦИОНЕРАМИ (как Ленина и т. д.) – у меня язык не поворачивается. На постсоциалистическом пространстве за последние десятилетия революции стали пониматься по-буржуазному – как всякие перемены любой исторической направленности и разных масштабов, но чтоб было побольше стрельбы, резни, разрушений или, хотя бы, одной шумихи. Лично я устал в своих статьях спорить с таким пониманием революционности. Теперь особо и не спорю – но употребляю революционную терминологию все же по-советски. Считаю это правильным для всех марксистов.

          “Особенно удивляет отказ либеральной части … дать адекватную оценку бандеровцам … потребовать от своих либеральных единомышленников … отмежеваться от этих неонацистов.” – Действительно, просто удивительно (СТРАННО – по терминологии начала Второй мировой), что либеральная буржуазия в определенных обстоятельствах сдает (нео)нацистам (которые не буржуазной природы?) буржуазно-демократическую Украину – как лет 80 назад сдавала Веймарскую Германию, Республиканскую Францию и пр., в чем ей помогали либеральные единомышленники, прямо не сдававшие. Удивительно это, конечно, именно для марксистов. ЗАЯВЛЕНИЕ – по определению не исследование для внутреннего марксистского пользования, больше агитка для воздействия на немарксистские силы. Но в МАРКСИСТСКОЙ агитке – если это не фактическое прошение к буржуазии удивленных и удивительных марксистов – правильней, по-моему, не просяще удивляться, а обличать неудивительное.

          Выше – плохо “с одной стороны”. Ниже – тоже плохо – “с другой стороны”. В общем – с позиций хорошей “золотой середины”, стоящей выше неразумных крайностей. “Диалектика”, т. с..

        “Противники майдана … слышать не хотят об опасности развязывания вооруженного конфликта между двумя славянскими народами … При этом они оправдывают империалистический характер путинской России проявлениями агрессивной сущности империализма США … ставя интересы защиты русского населения … Украины … выше норм международного права … “. – Если бандеровцы помогут укрепить АГРЕССИВНЫЙ БЛОК НАТО на восток, если этот блок почувствует себя гораздо сильнее РФ – усилится опасность разрешения империалистических и неимпериалистических противоречий военным путем, возможно по сценарию, близкому к сценарию в отношении Югославии 1999 года. Особый ужас войны между именно славянскими народами для интернационалистов, естественно, естественен; вот если бы славяне воевали с немцами, англосаксами или французами, то другое дело. Правда – РФ не только славянская, но это мелочь, часто третируемая российским официозом ТОЖЕ. РФ в недавнем прошлом – не только субъект империалистической политики, но и ее объект. Даже сейчас еще минусы растущего великодержавия РФ в какой-то мере нейтрализуют более опасные минусы однополюсного империализма США недавних лет. И в моей голове не укладывается тезис, что интересы НАСЕЛЕНИЯ (народа, масс, трудящихся – пролетариев в большой мере) ставятся ниже норм международного права, которое сейчас – прежде всего воля доминирующих в мире отрядов буржуазии, возведенная в закон, этот закон легко отбрасывающих, если их волю выгоднее реализовывать через линчевание.

           “… даже левые … уходят от вопросов о незаконности смены власти в Крыму под вооруженным контролем русского спецназа, о влиянии этих событий на предстоящие выборы на Украине, о допустимости блокирования с националистическими и правительственными силами.” – У национально-освободительных движений, как и у социальных революций (и соединений того и другого, вроде буржуазной революции в США в форме революции национально-освободительной) есть такая манера: незаконность смены прежней власти. Не марксистам сильно печалиться о буржуазной законности. ЗАЯВЛЕНИЕ говорит о праве наций на самоопределение – и требует, чтоб русские крымчане до греческих календ упрашивали всегда националистический послесоветский Киев (тем более актуально – бандеровский) легитимно отпустить их, крымчан на волю под контролем украинского спецназа, который еще до Марта становился бандеровским и дополнялся Правым сектором. Успехов референдумам на законном бандеровском основании без контроля русского спецназа на Юго-Востоке! А если бы не “события” – на президентских выборах бандеровцы демократически отдали бы то, что недемократически взяли в Феврале? Или бандеровцы – лишь временное, само собой быстро изживаемое помешательство украинской и Западной буржуазии? И мне совершенно непонятна фраза “о допустимости блокирования с националистическими и правительственными кругами”. Имеется в виду именно ДОПУСТИМОСТЬ левых блокироваться с националистическими и правительственными кругами любых или подобранных стран? Либо – ошибка в написании и имеется в виду как раз НЕДОПУСТИМОСТЬ такого блокирования?

         После рассмотренных странностей странно выглядит изложение марксистской азбуки по национальному вопросу. И странно содержание этого изложения перечеркивается знаковым НО.

          “Но реализация … права (наций на самоопределение) направлено и против русского национализма … (грамматическая нестыковка затрудняет четкое понимание написанного, но общий смысл ясен – А. М.)”. – Реализация права наций на самоопределение по определению направлена против национализма угнетателей. И в данном случае право русского большинства крымчан на самоопределение ПРАКТИЧЕСКИ направлено против угнетающего русского национализма тоже, наряду с украинским?

         “Референдум в Крыму … не может получить международно-правового признания, если ему не будет предшествовать вывод российских вооруженных сил …”. – Горе-то какое для марксистов, если международная правовая система буржуазии, признавшая “Генрику” Югославии, захват Ирака и т. д., В ЛЮБОМ СЛУЧАЕ не признает РЕФЕРЕНДУМ в Крыму. В каких воздушных замках марксистам надо предаваться мечтаниям, что если русские вооруженные силы ужмутся на Черноморском флоте, то бандеровцы, которые, выражаясь дипломатическим языком ЗАЯВЛЕНИЯ, “пришли к власти в Киеве”, будут лояльно ждать, стойко не переходя Турецкий вал, любых результатов референдума и мужественно признают самый вероятный ответ большинства, больше русского?

          “Когда левые … России … поддерживают ввод российских войск, они играют на руку украинским и крымско-татарским националистам”. – Несомненно. Но прежде всего они играют на руку большинству крымчан (части украинцев и крымских татар, в том числе), право которых на свободное самоопределение никогда не признали бы ни бандеровцы, ни их западные покровители (им Севастополь в качестве базы НАТО нужен даже больше, чем бандеровцам), т. е. международное право современности, говоря языком вроде бы марксистского ЗАЯВЛЕНИЯ. Реальность классового общества такова, что часто с самыми лучшими намерениями ПРИХОДИТСЯ выбирать между плохим и еще более худшим.

           “Они (левые!) выступают не за мирное и демократическое (и хуже того: не за социалистическое? – А. М.) разрешение украинского кризиса, а за опасную эскалацию конфликта, которая может привести к кровопролитию и началу военных действий.” – Со времен до Союза Коммунистов левые типично выступают не за по буржуазному мирное и легитимно-демократическое разрешение кризисов (превратить кризисную империалистическую войну в войну гражданскую и т. д.). Я давно отстаиваю мнение, что известная “повивальная бабка истории” при ядерном оружии и т. п. становится реакционеркой. И в любом случае насилие, атрибут докоммунистического общества, для приверженцев коммунизма – зло, даже если неизбежное. Но если мы, марксисты позволим себя запугать опасностью этой “бабки”, этого неизбежного сейчас зла – тогда нам надо откровенно заявлять себя мирными реформистами (логично только в рамках существующего строя). Не желая насилия, понимая опасность эскалации его конкретных явлений до масштабов атомной войны – мы не можем отменить насилия эксплуататоров, не можем исключать наше ответное насилие. Наша проблема по теме – уметь проходить, как по тонкому лезвию бритвы, между крайностями массовой бойни и отказа от борьбы с насильственным обществом (которое все более опасно масштабным насилием). Если бы бандеровцы захватили Крым – насилия там хватило бы при самом смирном поведении РФ, а провокации против ЧФ, семей моряков в Севастополе вполне вероятно обернулось бы эскалацией военного конфликта очень опасных масштабов. Розовый сироп процитированного предложения отдает ДЕКЛАРАЦИЯМИ буржуазных пацифистов, социал-демократов, мюнхенских умиротворителей.

          “Вмешательство России все более напоминает рейдерский захват части территории Украины. При этом российские власти цинично используют в своей … работе весь арсенал советских и имперских лозунгов.” – Подпишутся и бандеровцы, и их “толерантные” хозяева, особенно про никак не оговоренные СОВЕТСКИЕ лозунги (не цинично нужны, надо понимать, антисоветские?). Лучшей отмазки рейдерскому захвату Западом не части Украины, а всей ее, не придумать. Ведь бандеровский захват – лишь “превентивная” мера (вроде “превентивных” агрессий Гитлера) – против рейдерства РФ?

          “Ими (российскими властями) движет не только желание “воссоздать империю” (СССР, что ли? – А. М.), но и стремление уйти от социальных требований трудящихся России, подменив их казенным “ура-патриотизмом”.” – Проклятые именно российские власти! Нет, чтоб создавать неоколониальную империю демократическими ухватками Запада и уходить от социальных требований трудящихся по демократическим рецептам бандеровцев – с получением международно-правового признания именно Запада и через мирное и демократическое разрешение в духе именно бандеровцев (но без украинского ура-шовинизма?). Тогда и российские власти критиковались бы меньшей частью ЗАЯВЛЕНИЯ. Или буржуазный режим только РФ вообще ОБЯЗАН поступать в духе грядущего коммунизма?

              “Поступая так, российское руководство … способствует окончательному расколу с Украиной, отдавая ее под влияние западных либералов. Результатом … станет приход войск НАТО в Украину, превращение Украины в заповедник радикального национализма. Аннексия Крыма окажется пирровой победой, с катастрофическими для взаимоотношений народов России и Украины последствиями”. – Значит, до “поступания так” российского руководства раскол был, но не страшный, бандеровцы радикальным национализмом не маялись, а Юго-Восток с нетерпением ждал прихода русофилов из Правого сектора, который мягко сгладил бы ничтожный прежний раскол? И до названного “поступания” западные либералы пользовались на Украине малым влиянием, а бандеровцы занялись СВОЕЙ ликвидацией раскола страны против влияния западных либералов? А уж прихода НАТО на Украину (как в Прибалтику, Польшу и т. д. дальше обещанных натовцами рубежей), к границам РФ, без “поступания” не было бы абсолютно точно или он был, хотя бы, маловероятен? Так может приятель Меркель – Путин – просто немецкий шпион, ОПЯТЬ сдавший за немецкие деньги почти не расколотую и свободную от влияния Запада Украину + “пиррово” и Россию?

           Риторическое упражнение “Мы не знаем …” делает контрастнее то, что “Мы знаем …”. А именно – “Мы знаем”, что военные столкновения провоцирует нефашистский режим РФ, а не смирные бандеровцы и экспансия Запада. Действительно: уступи одна из конфликтующих сторон – войны нет (есть капитуляция). Так пусть ЛУЧШЕ уступит РФ, а не Запад и его бандеровские клиенты?

            “Опыт военных конфликтов конца XX – начала XXI века показывает, как трудно остановить эту логику (военных столкновений) даже при международном посредничестве и вводе миротворческих сил”. – Опыт агрессий почему-то НЕ называемого ЗАЯВЛЕНИЕМ Запада рубежа веков вполне показывает, что международное посредничество и т. н. миротворческие силы при всевластии в мире Запада – в основном демагогия. Когда нет противовеса ЗАПАДУ в виде сильного социалистического блока – в борьбе против всевластия Запада приходится опираться и хоть на какие-то оппозиционные ему факторы (крымчане – на РФ и пр.), которые только и придают хоть какое-то значение международному посредничеству и миротворческим силам. А полностью опасаясь военных столкновений, надо вообще не брыкаться (только ЗАЯВЛЯТЬ, может быть) против самой мощной военной силы современности, которая и существует для того, чтоб гарантировать невоенные формы господства Запада.

           “Проще и гуманнее использовать дипломатические усилия для предотвращения войны на основе тех принципов международного права, которые были разработаны после победы над фашизмом во Второй мировой войне”. – Как жаль, что авторы ЗАЯВЛЕНИЯ не проявились раньше со своим сентиментальным слюнтяйством. Растолковали бы темному человечеству эту божественную истину десятилетия назад – не было бы НАТО, СЕАТО и т. д., Варшавского договора, многих военных конфликтов, СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНОГО Карибского кризиса, Войны США во Вьетнаме и т. д. и т. п.; бандеровского путча на Украине, наконец. Но теперь просвещенное человечество просветлеет, вспомнит потуги Лиги Наций и того ранее. Остается лишь просветить еще его, что эксплуатация человека человеком, социальное неравенство, негуманное насилие – нехорошие бяки – и не нужны будут марксистское движение, Революция. Это проще и гуманнее в рамках принципов международного права при международном господстве буржуазии, прежде всего Запада.

           “Вот почему мы призываем левые силы России и Украины объединить свои усилия для мирного разрешения украинского кризиса”. – Т. е., чтоб сломить бандеровцев, пресечь происки Запада, остановить политику РФ и пр. В успехе можно не сомневаться – ведь левые силы Украины и РФ уже десятилетия демонстрируют свои мощи (не в смысле останков святых). Дело за малым – сложить эти две мощи в неодолимую силу. Жаль, что этого не было сделано раньше – многолетнего украинского (и российского?) кризиса не было бы вообще. Ай-яй-яй на наши левые головы. Но теперь прозрели и будем объединять усилия для смирного даже свержения капитализма с опорой на буржуазное мировое право и миротворческие силы капитализма?

           “Наша программа будет поддержана большинством трудящихся наших братских народов (есть интернационализм братский и есть неродной? – А. М.), если она будет включать в себя следующие пункты …”. – С ЭТИМ заявлением – уже включает. Следовательно – огромные массы трудящихся, по крайней мере, братских народов, в едином порыве нас поддержали. Ура! Дело за малым: на практике вывести войска РФ и Украины, провести референдумы, сформировать переходное правительство, национализировать собственность олигархов, разоружить бандеровцев (предпоследние и последние этого с нетерпением ждут – не дождутся).

           “Опыт истории показывает, что все прежние революции в России возникали в обстановке несправедливых, захватнических войн. И если такая антиолигархическая революция объединит в своей борьбе трудящихся России и Украины, пусть власть и крупную собственность имущие в наших странах не апеллируют к принципам легитимности и территориальной целостности. Если народы поднимутся под лозунгом “Мир хижинам, война – дворцам”, то эти принципы уже не будут иметь для них никакой юридической силы”. Вот вам, сами будете виноваты! – ТАКАЯ революция в России – это какая: как 1905 года, Февральская, Октябрьская? Или как отмена крепостного права? А антиолигархическая революция в марксистском понимании – антикапиталистическая, социалистическая? Тогда почему суть затемняется использованием нацистской терминологии? Или такая революция должна установить какую-то, неведомую ранее формацию (тогда это творческое развитие марксизма нужно прямо объявить)? Глупые олигархи Рф и Украины – в прежних революциях рассудительные свергаемые силы обеспечивали себе право апелляции к прежним легитимности (якобинцы – к феодальной, например) и территориальной целостности, юридические принципы свергаемых режимов сохранялись полностью, даже когда народы поднимались под названными лозунгами.

                                                                                               * * *

             Меня одолевают сомнение, что ЗАЯВЛЕНИЕ – провокация, разосланная какой-то антимарксистской службой от имени РПК для ее дискредитации. Хотелось бы, чтоб было так (раз уж было), а не хуже (хуже – ПОЛНОЕ сползание марксистов на позиции оппонентов Путина справа – диких либералов Немцова, Новодворской и т. д.). {Сомнения снял только полученный номер КЛ} ЗАЯВЛЕНИЕ почти не находит собственных слов для осуждения профашистского режима Украины, опирающегося на формационно самый гнилой капитализм Запада (цитирует Левый фронт), но зато находит много слов для осуждения Рф, которая еще недавно была зависимой страной, вроде Турции век назад. Путин для коммунистов не больший подарок, чем Ататюрк, но против доминирующего в мире империализма ведущих стран – тоже союзник, конечно тоже ненадежный, опасный. ЗАЯВЛЕНИЕ в мире буржуазных права и легитимности для реализации своих идей взывает к существующим буржуазным гуманности, праву и легитимности, в том числе международным. А ведь международные современные гуманизм, право и легитимность задаются в СВОИХ ИНТЕРЕСАХ, прежде всего, ведущими буржуазными странами, особенно в последние десятилетия попирающими собственные гуманизм, право и легитимность, когда они менее эффективны, чем простой разбой. Марксисты никак не должны уподобляться беззубым пацифистам, квакерам и т. д.. с их филантропскими причитаниями. Марксисты нацелены на устранение буржуазных права и легитимности в принципе – и не с позволения буржуазии. ЗАЯВЛЕНИЕ поминает марксистское признание права наций на самоопределение вообще – но конкретно это право для крымчан отдает на откуп легитимности бандеровской Украины и международному праву палачей Югославии. Коммунистам не за что любить Путина – но тем более профашистов Украины и их лицемерных хозяев Запада. А верить в свободный референдум при господстве буржуазии, особенно бандеровцев – ребячество. И поскольку СЕЙЧАС рассчитывать на могучее международное марксистское движение или как бы социалистический Китай (давно играющий роль хитрой обезьяны, с дерева наблюдающей, как внизу грызутся другие звери) не приходится – марксистам иногда приходится выбирать наименьшее зло, смыкаться с буржуазией менее реакционной, менее профашистской против иной.

            При свержении капитализма нелепо отбрасывать все из этой самой прогрессивной эксплуататорской формации – в том числе и все из ее международной и национальных правовых систем. Но при социальной революции (не только коммунистической) из прошлого берутся (больше или меньше) только отдельные элементы – как строительные материалы нового; не системы права и пр. целиком. В рамках капитализма многие его нормы – самые прогрессивные в классовой истории – могут и должны использоваться марксистами для борьбы против его откровенно антинародных и т. д. норм. Но ставить нормы буржуазного права и т. п. выше защиты “населения” (подобрано же слово в документе от имени защитников трудящихся классов!) для марксистов – невозможно. Марксисты должны разоблачать отступления буржуазных режимов от провозглашенных ими благостных принципов, использовать эти отступления для агитации – но преступно апеллировать к буржуазным принципам, как высшим для марксистов ценностям. И нетерпимо за претензиями к режиму, от которого претерпеваешь непосредственно, не видеть еще больших пороков режимов, от которых трудящиеся, марксисты при тех режимах претерпевают еще больше. А так же не видеть, что такие режимы – марионетки прилизанных режимов самых развитых стран, которые своих трудящихся угнетают более тонко, разлагают за счет эксплуатации трудящихся отсталых стран с их марионеточными режимами, которые своих марксистов изолируют более умело и материально обеспечено, чем марионетки отсталых стран. Путинский режим прагматично, цинично использует русский фактор (ср. первое громкое заявление Медведева о “национальных интересах” РФ за ее рубежами во время ЗАЩИТЫ Южной Осетии в 8 году). Путинский режим неумелой политикой может втравить РФ, Украину и все человечество в большие проблемы. И в самом лучшем варианте этой буржуазной политики марксистам найдется, за что ее жестко критиковать. Но я считаю приемлемым для реализации права народов на самоопределение опираться на одни империалистические силы против других (не всегда; и главное – не ошибиться в выборе). Втравить в большие проблемы можно при любой неумелой политике, более вероятно – подпевая реакции “золотого миллиарда”. А марксисты должны критиковать – так или иначе – любую буржуазную политику (не только путинскую), использовать соответствующую критику для борьбы за свержение капитализма. А чего марксисты не должны делать – так это взывать при капитализме: “Ребята – давайте жить дружно!”.

                                         ФОРМАЦИОННОЕ ПРЕЛОМЛЕНИЕ НЬЮ-ДРАНГА

          Для понимания сути Событий и их последствий на Украине и вокруг нее считаю полезным попытаться подойти к ним с позиций конкретного формационного подхода, мало популярного в последние десятилетия (обычно популярны неконкретные общие формационные рассуждения и молчания, неформационные метания в частностях). Мои предложения по этому подходу – в статьях на моем сайте mag-istjrik.ru и в КОММУНИСТЕ ЛЕНИНГРАДА, конкретно по теме – особенно в статье “Нью-дранг на майдан залежности”.

             Я считаю, что капитализм самых развитых стран с середины XX века – поздний этап формации (вроде позднего рабовладельческого строя Поздний римской империи IV-VI века, позднего феодализма после изживания крепостничества). И более того – поздний этап капитализма себя к XXI веку в самых развитых странах формационно уже исчерпал. Сейчас такой капитализм формационно – как поздний феодализм последних десятилетий перед буржуазными революциями в Англии и Франции (времен “золотого века” при Людовике XV), примерно последнего десятилетия перед Революцией 5 года в России. Т. е. названный капитализм формационно – реакционен, есть канун необходимого перехода к новому строю.

               Поздний капитализм имеет сходство с поздними этапами предыдущих формаций. Важнейшее сходство – качественное улучшение положения основного эксплуатируемого класса (перевод рабов на пекулий; раскрепощение феодально-зависимых; изменение положения пролетариата настолько, что многие марксисты поздний пролетариат вообще потеряли). Но при этом именно “смягченные” этапы прежних формаций свергались социальными революциями – как предстоит и позднему капитализму. А специфику позднему капитализму относительно поздних этапов предыдущих формаций задал не имеющий аналогов в предыдущей истории социализм XX века – рывок к грядущему строю отсталых стран задолго до естественного изживания формации. Мое мнение об его формационной сути – в моих обозначенных выше статьях. Рывок, в общем, не удался, сути позднего капитализма не изменил, но сильно повлиял на его развитие. А “крах социализма” укрепил уже дышавший на ладан поздний капитализм. С тем реакция позднего капитализма стала и злее (особенно в неоколониях), и демагогичнее (больше в неометрополиях).

            Кризисные страны “второго издания капитализма” стали предметом вожделения со стороны формационно реакционных режимов “золотого миллиарда”, в первую очередь – страны европейские (включая РФ), в бытность социалистическими – самые развитые из них. По уровню развития производительных сил они всегда отставали от стран позднего капитализма, сейчас по этому уровню соответствуют где-то уровню самых развитых стран примерно к середине XX века, когда (перезрелый) классический капитализм (основа мировой эпохи империализма) в тех странах переживал агонию (Великая депрессия, фашизм, Вторая мировая война) и сменялся поздним капитализмом (с 30х годов в США и Швеции, в послевоенные годы в других развитых странах). Т. е. по действию закона соответствия характера производственных отношений уровню производительных сил и без “социалистического фактора” самые развитые постсоциалистические страны – где-то на переходе от (перезрелого) классического капитализма к позднему. Но естество этого перехода сильнейшим образом деформировано социалистическим прошлым и деформируется уже формационно реакционными странами “золотого миллиарда” от уже позднего капитализма. Этой группе стран, относительно сплоченных многолетней борьбой против социализма и за неоколниальное подчинение стран Третьего мира, не нужны новые конкуренты позднего капитализма, им выгоднее неоколониальная эксплуатация всех более отсталых стран. Только самая развитая страна социализма, ГДР, превратилась в часть позднекапиталистической страны. Остальным была предназначена смягчено неоколониальная роль сателлитов, поставляющих (как давно Турция и пр.) пролетариат классического типа (и тем способствующих разложению позднего пролетариата “золотого миллиарда” в рабочую аристократию), люмпен-пролетариат (проституток и пр.), сырье, помойки для вредных производств и т. д.. В интересах “золотого миллиарда” в этих странах должны быть “банановые режимы”, по формационному месту типа нацистского в Германии – режима сохранения классического капитализма любой, хотя бы неклассической, ценой. Разница: нацистский режим – в первую очередь для своей национальной буржуазии; “банановые” – значимо в интересах зарубежной. И современные реакции классического капитализма не столько грубо тиранические, сколько демагогические – как и реакции позднего капитализма Запада. Но часть постсоциалистических стран уже сумела преодолеть реакцию классического капитализма. Первой была Белоруссия – затем подключилась РФ (по тому же пути пытаются идти и еще некоторые соответствующие страны). Режимы этих стран фактически утверждают поздний капитализм. Они – не позднекапиталистические реакции “золотого миллиарда” и не как бы классические капиталистические реакции его сателлитов. Они формационно – вроде НОВОГО КУРСА в США или еще довоенного правления социал-демократов в Швеции, послевоенных антифашистских режимов в других развитых странах.

               Страны реакционного цепляния за классический капитализм в интересах стран капитализма позднего – постсоциалистические Балкан, Центральной Европы, Прибалтики. В этих странах заметны неонацисты, их близкие подобия. Страной, фактически идущей в поздний капитализм скорее по социал-демократическому варианту Швеции и др. – Белоруссия. Больше, чем в США при Рузвельте, как при антифашистс ких послевоенных режимах других развитых стран в Белоруссии реакция классического капитализма, покровительство ей Запада, давится. Особая роль среди постсоциалистических стран – крупнейших из них РФ и Украины. Капиталистическая контрреволюция 90х годов в них обеих выступала реакционной даже по меркам капитализма. Лиходеи 90х в обеих странах устанавливали капитализм классический (“рынок все сам расставит по своим местам” и т. д.), самыми развитыми странами пройденный, уровню производительных сил РФ и Украины уже не соответствующий; и не такой относительно отлажено-приглаженный, как в Центральной Европе. В начале 30х годов XX века самые передовые страны капитализма – США и Германия – переживали общий кризис (перезрелого) классического капитализма, обостренный Великой депрессией. Но США были все же несколько более развитые – и в силу набора второстепенных факторов несколько более благополучные. Германия формационно несколько отставала – и несла бремя поражения в Первой мировой, буржуазия страны была напугана мощным коммунистическим и социалистическим движением, близостью СССР. С тем практически одновременно США приняли НОВЫЙ КУРС перехода к позднему капитализму, а Германия предприняла судорожную попытку спасти классический капитализм через его зажатие нацистской диктатурой. “Новый курс” в Западной Германии начался после разгрома нацизма.

                 РФ и Украина к концу XX века имели примерно равные уровни производительных сил, по естеству действия закона соответствия без “социалистического фактора” уже требующих поздних капиталистических отношений. РФ при Путине приняла свой вариант “нового курса” (своеобразный, но скорее американского, нежели скандинавского вида), а Украина два десятилетия барахталась в бестолковой реакции классического капитализма (типа в Германии непосредственно перед нацистами); это формационное различие близких по развитию производительных стран – следствие разных комплексов второстепенных факторов. Сколько Украина еще бы барахталась на собственной основе – сказать трудно. Но это барахтанье надоело Западу. Да и длительный кризис капитализма для него в любом случае опасен. Тоже с подачи национальных олигархов (как в Германии начала 30х), но с особой поддержкой из-за рубежа реальные неонацисты свергли (тоже, как гитлеровцы, используя отчаяние масс и даже апеллируя к “антиолигархической революции”) гнилой буржуазно-демократический режим Киева. Нацистский режим в Германии в любом случае не мог длиться (как любая реакция) бесконечно. В новых исторических условиях и формационно аналогичный нацистскому бандеровский режим тоже должен раньше или позже кончиться. А тогда либо для Украины сразу начнется ее “Новый курс” перехода к позднему капитализму по какому-то приближению к Белоруссии и РФ, либо сначала будет формационно прежняя, но уже прилизанная реакция в духе режимов Центральной Европы (либо социалистическая революция в слабом звене капитализма?). Здесь будет важна роль внешних факторов; Запада и РФ в первую очередь. Сейчас взаимоотношения Украины и РФ – это некоторая формационная аналогия отношений Германии и США на каком-то рубеже 30х – 40х годов XX века. Современные США и Западная Европа выступают по отношению к неонацистским потугам на Украине и везде в качестве нью-мюнхенцев. Классические мюнхенские режимы – варианты, наряду с нацистским, реакции отжившего классического капитализма. Нью-мюнхенские режимы – реакция позднего этапа капитализма, поддерживающая реакцию постсоциалистических стран, формационно аналогичную нацистской и классической мюнхенской.

              С предложенных позиций мое мнение: место марксистов – в союзе (временном, относительном) с “новыми курсами” Белоруссии и РФ, с другими буржуазными и сомнительно социалистическими (типа в Китае) режимами мира, так или иначе противостоящими самой опасной реакции “золотого миллиарда” и его “банановых” сателлитов. В конкурентной борьбе разных сильных стран капитализма и современного Китая неизбежны империалистические моменты. Но не в них самая суть современной ситуации. Марксисты – не только РФ – не могут влиться в общий ура-патриотизм своей страны (как КПРФ), не имеют права подчинить себя любому буржуазному режиму (как компартия США в 1944 году), должны критиковать неприемлемое даже в самом распрекрасном буржуазном режиме, готовить свержение капитализма. Но при альтернативе: формационная реакция “золотого миллиарда” и извращенная реакция холуйского, неоколониального классического капитализма постсоциалистических стран, особенно откровенно неонацистская реакция бандеровского Киева – либо формационно еще прогрессивные “новые курсы” РФ и Белоруссии (по сути – и юго-востока Украины) – выбор однозначен. Особенно Белоруссия и меньше РФ еще до Событий на Украине “выбрали союзником” СССР. А на юго-востоке Украины вообще – “И вновь продолжается бой, и сердцу тревожно в груди. И ЛЕНИН …”, и “Красные знамя труда”, и “слово гордое товарищ”, разные советские песни, которые поют пролетарии. Марксисты не могут требовать от Путина и Лукашенко, от Юго-Востока большего, чем в свое время от Черчилля и Рузвельта, от Движения сопротивления. Но с кем марксистам ЗАВЯВЛЯТЬ сейчас союз – для меня однозначно, при всей неизбежной неоднозначности оценки “союзников”. В предположении об естественно надвигающейся Мировой революции век назад ЛОГИЧНО было национальным отрядам марксистов НАЧИНАТЬ со своей национальной буржуазии, для более успешного начала желать поражения в войне буржуазному режиму своей страны. Сейчас близкие перспективы любой Революции неопределенны, уже НАЧИНАТЬ РЕВОЛЮЦИЮ в своей стране немедленно – нереально. А формационная реакция самых развитых стран, как главная в мире, как главный ЦЕНТР любых реакций в мире – для меня несомненна. Потому непосредственной задачей марксистов по странам я вижу борьбу с любой реакцией, но больше с подпитываемой из ЦЕНТРА. И в любом случае очень важна борьба с откровенно неонацистской реакцией. В этой борьбе союз слабых сейчас марксистских сил с нефашистской хотя бы буржуазией не развитых стран как-то оправдан – против полного неприятия и неонацистских режимов не развитых стран, и опекающих их пока больше демагогических реакций “золотого миллиарда” с ЕГО, в первую очередь, международной правовой системой, миротворческими силами и пр..