Классики марксизма и советские историки, а не Волков

Текст....                            КЛАССИКИ МАРКСИЗМА И СОВЕТСКАЯ НАУКА, А НЕ ВОЛКОВ
                   Разбор статьи В. В. Волкова “Маркс или Магдушевский”, КЛ 136-137.
          “… Магдушевский … обрушился на меня … не вникнув в суть и содержание вопроса”. Таково личное мнение Волкова. Мое личное мнение – вник: суть и основное содержание вопроса Волкова – ревизия формационного подхода к истории особенно в отношении феодальной и отчасти капиталистической России, также СССР, походя перечеркивание советской исторической науки (см. изложение в КЛ 130 доклада Волкова). Мне очень жаль, что на этот ревизионизм в КЛ обрушился я один.
          “… по Марксу для АСП характерна …” только некоторая сторона производственных отношений разных формаций, ЗДЕСЬ уверяет Волков. По Марксу конкретный СП – единство конкретных производительных сил и соответствующих им производственных отношений, нередко как-то похожих в разных формациях (найм в древнем и современном Риме, рабство в античности и США, др.). – “… в России АСП существовал в виде данничества …” и прочего, что советской наукой считалось феодальным не только в России (см., например, советскую ВСЕМИРНУЮ ИСТОРИЮ). Волков не разбирает положения советской науки, не ссылается на чей-то соответствующий разбор, просто советскую (как-то марксистскую, в отличие от послесоветской) науку, мягко говоря, игнорирует. – “… в пореформенное время в связи с переводом всех (! – А. М.) крестьян в состояние свободных (не крепостных! – А. М.) сельских обывателей и развитием буржуазных (не неоазиатских! – А. М.) отношений…”. Но в КЛ 130, с. 26, про то же: “Государственная власть … создала НОВУЮ ФОРМУ КРЕПОСТНИЧЕСТВА …” (акцентировано Волковым) для СВОБОДНЫХ обывателей при развитии БУРЖУАЗНЫХ отношений! Вот тебе, бабушка, и Юрьев день. – “… характеристика социального положения российского крестьянства … вновь (!? – А. М.) ставит вопрос о характере русской революции”. Если кто-то наивно век полагал, что имело место перманентное (почти по Марксу и Ленину) перерастание буржуазной революции в социалистическую – то вот вам: логично вновь вопрос, поскольку Волков придумал неоазиатский неологизм. 
           Ну, и шедевр: “Крестьянство, не выдержав наступления на него нарождающейся буржуазного способа производства (на основе соответствующих производительных сил? – А. М.) в 1902 году (ОДИН из пиков крестьянских  выступлений ДО буржуазной Революции 5 года – А. М.) восстало и к 1921 году завершило свою (ВО ГЛАВЕ с Лениным) антикапиталистическую (по Марксу = коммунистическую – А. М.) революцию (до антиКАПИТАЛИСТИЧЕСКОЙ революции – капитализм, согласно Марксу и просто логике понятий – А. М.), утвердив … вариант неоазиатского (= коммунистического? – А. М.) способа производства (на базе соответствующих производительных сил? – А. М.) … НЭП воссоздала … АСП (с некоторыми нюансами: выдающееся открытие Волкова – А. М.) … В 30-е годы … сторонники Сталина … осуществили государственно(надстроечно? – А. М.)-социалистическую … революцию (! – А. М.) … уничтожив … неоазиатский способ производства (базисный? – А. М.)”, утвердив анонимный другой. Коротко и ясно, свежо и оригинально; хватит марксистам дурить себе и другим головы бреднями о ПРОЛЕТАРСКОЙ революции, диктатуре пролетариата, роли Ленина, большевиков, о сталинской малой КОНТРреволюции, о социализме и его “крахе”.
             “Что же не понравилось “критику” … ?” Действительно – ведь такая прелестная концепция!  Оказывается, “… не понравилась правда (во, как! – А. М.) об истинных (заверил лучший знаток – А. М.) взглядах К. Маркса … оказалась ближе советская (ужас; то ли дело антисоветские теории при антисоветском строе! – А. М.) “пятичленка” и прочие искажения (ай-яй-яй! – А. М.) марксизма”. Рвать на себе (и других) тельняшки “во имя правды” стало модно во времена Капстройки, сейчас в интернете и не только излагают “всю правду”, как было “на самом деле” и т. п. свободные обыватели. Выше названная Волковым “правда” – это подмена понятия способа производства, как единства конкретных производительных сил и соответствующих производственных отношений, надуманным понятием о части производственных отношений, схожих при разных способах производства, т. е. искажение марксизма. СОВЕТСКАЯ пятичленка – отчасти наследие Маркса его ПОСЛЕДНИХ лет, более того Энгельса  (которого Волков не цитирует) и Ленина (с учетом искажения понимания Революции, ключевой роли в ней Ленина, затирания его взглядов на АСП, я предполагаю, что Ленин для Волкова – жалкий “критик”), результат острых дискуссий 20х-30х годов, проверенный, уточненный столь же острыми дискуссиями после XX съезда. Перечеркнула пятичленку, доминирующую в советской (как-то марксистской) исторической науке, не научная критика, а социальная контрреволюция конца XX век (то-то рад Волков?), деморализация, ренегатство бывших “ситуационных марксистов”. Мне НЕ ПОНРАВИЛОСЬ, что претендующий на марксизм правдоноситель-самозванец на свой манер подсюсюкнул результатам контрреволюции (марксистам-то сейчас раздолье!), в унисон ей лягнул очень многих квалифицированных советских историков. Этакий Аника-воин антисоветского режима. Что касается меня, то я никогда не считал, что именно 3 (а не, скажем, 5) классовые формации следуют из основ марксизма, года с 1970 твердо придерживаюсь гипотезы о дорабовладельческой классовой формации (с дорабовладельческими производственными отношениями на базе дорабовладельческих производительных сил), УСЛОВНО обозначаемой мною ТЕРМИНОМ (в моих КАВЫЧКАХ) Маркса “азиатской”, но существовавшей во ВСЕХ частях света, кроме Австралии и Антарктиды. Я еще в прошлом веке задался вопросами о числе доклассовых и послеклассовых формаций, переходности от биологической формы материи к общественной и от нее к грядущей, общей переходности общества от предыдущей формы материи к последующей. Когда я еще только просто принял пятичленку, то уже четко понимал, что это не просто 5 формаций, а 1+3+1, десятки лет назад использовал термин МЕГАФОРМАЦИЯ в отношении доклассового, классового и послеклассового обществ. – “Не мог же он открыто (забоялся; кого? – А. М.) признать себя приверженцем “Краткого курса” или умалить лик святого. Магдушевскому нужна не теория Маркса, а его икона”. Про “Краткий курс” я узнал в Капстройку (никогда его не видел), когда мои исторические воззрения уже в основном сложились и когда к этому “курсу” массово апеллировали тогдашние антимарксисты. Волков – из их числа или эпигон? Вряд ли все те антимарксисты хотя бы держали “курс” в руках. А Волков? Про лик святого и икону – это про “истинные взгляды К. Маркса”? Приверженец я советской исторической науки (не как иконы; см., например, статью ФОРМАЦИОННЫЙ ПОДХОД К ИСТОРИИ на сайте mag-istorik.ru).  Но по словам “советская “пятичленка” и другие искажения марксизма” можно предположить, что для Волкова советская наука и Краткий курс – качественно одно и то же, даже после XX съезда.
           “… “критик” … выдвинул ОБВИНЕНИЕ … за ним скрывае(ю – А. М.)тся наши существенные с ним разногласия” (с этим согласен – в этом отношении разногласия нет). И цитата из моей статьи: “Советская историческая наука … “азиатский способ производства” ЗАКЛЮЧАЛА ОБЫЧНО В КАВЫЧКИ …” (акцентировано Волковым), что НЕ ТАК. Я полвека МОЙ термин “азиатская формация” заключал в кавычки (ПРИВЫК), всегда считал, что в БЕЛОВИКАХ “азиатский” термин без кавычек по теме не приемлем, действительно встречал этот термин в кавычках (правда, сейчас НАСКОРО смог его, неоднократно, найти больше в понятии “азиатского” общества). А тут еще Волков в названии своего доклада “азиатское слово” поставил в кавычки. Потому мой ЛЯП (ляпы оппонента я обосновывал выше, буду и ниже). Оппоненту резонно воспользоваться моим ляпом. Он может не принять моих объяснений и посчитать, что я, зная реальное положение, нагло врал, в глупом расчете на то, что моя наглость проскочит. Или еще как. Но, по-моему (и, считаю, не только) твердому мнению, в дискуссиях нельзя за любыми ляпами оппонентов прятать суть полемики. Наша полемика – по формационной концепции марксизма, а не по кавычкам; мои возможные глупые или низменные ляпы должны фиксироваться, клеймиться, но не использоваться для увода полемики в сторону. А Волков не просто ткнул меня в мой ляп – делает из него далеко идущие выводы. – “Вопрос о кавычках сдал Магдушевского … с головой (! – А. М.). Он либо не читал “материалы разных дискуссий”, либо дезинформирует нас (Вас? – А. М.) о присутствии кавычек”, в любом случае врет, и НИКАК ИНАЧЕ. А раз так – чего стоят любые аргументы лживого человека? Волков приводит несколько примеров использования термина АСП без кавычек. Сыграю смиренно в поддавки. Я ТЕПЕРЬ в ранее просмотренной литературе нашел таких примеров гораздо больше. Урок, что читать надо внимательнее, не “по диагонали”, то, что написано, а не что думается, постараюсь учесть на всю жизнь, в том числе в данной статье (без гарантии; даже Маркс говорил: ничто человеческое мне не чуждо – а Волкову?). Для Волкова мой ляп, с одной стороны, не выгоден. Ведь советская историческая наука не столь уж плоха, если термин АСП писался по Волкову, а не по Магдушевскому. Но, с другой стороны, Волков пытается выжать из моего ляпа по третьестепенной частности дивиденды в главном вопросе.
           “Вопрос о кавычках есть проверка “на вшивость” (Генка, гад, гони гребенку, гниды голову грызут – А. М.) Магдушевского и (! – А. М.) по более серьезной проблеме (горе побежденным! – А. М.) – понимания им сути формационного и цивилизационного (чего ради? – А. М.) подходов к изучению истории их соотношения”. Мои проблемы от моего ляпа оказались не зря – благодаря ему Волков прямо сознался в своем искажении марксистского, формационного подхода, буржуазным, цивилизационным (см. всю статью Волкова)! Я-то в статье АЗИАТЧИНА В СОВРЕМЕННОМ МАРКСИЗМЕ так старался (КЛ 134), а Волков преподнес на блюдечке. Собственно, дальше с откровенным (полу?)цивилизационщком марксисту спорить нужды нет. Волков свою антимарксистcкую ““вшивость”” ПО КОРЕННОМУ ВОПРОСУ выдал с головой. Хотелось бы лишь, чтоб редакция КЛ и его читатели сделали должный вывод из признания Волкова. К сожалению, в этом плане у меня сомнения. Потому продолжу.
          Оппонент цитирует меня: “… Волков дальше тихой сапой смещает акцент с исторического, формационного (марксистского, особенно в беловых работах Классиков) подхода на примерно цивилизационный (буржуазный)”. И комментирует: “Из этих слов Магдушевского следует, что в “черновых” работах Маркс формационный подход не развивал. То есть классик марксизма втихаря был и классиком антимарксизма?”. Из МОИХ слов следует (не по “логике” Волкова), что у Классиков – формационный подход; в черновиках – не особенно выдержанный (МАРКСИСТСКИ ЧЕРНОВОЙ, что приемлемо для черновиков). Из ляпа Волкова следует, что он тихой сапой переиначивает смысл моих слов ради своего скрытого антимарксизма. – Далее Волков цитирует “работу … которая стала фундаментом марксизма и никогда классиками (Энгельсом и Лениным?   –  А. М.) сомнению не подвергалась … предисловие “К Критике политической экономии” (от 1859 года – А. М.)”. Фундамент марксизма создавался в 40е годы. А в названной работе как никогда ранее лапидарно изложена суть этого фундамента – материалистического понимания истории. Здесь четко представлен формационный подход к истории, четко обозначены качественно и для любого региона ВО ВРЕМЕНИ РАЗЛИЧНЫЕ формационные ступени, ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНО сменяющие друг друга ПО мере роста производительных сил. Это не азиатско-рабовладельческо-феодальная эклектика Цивилизационщика применительно к Киевской Руси, не его феодально-буржуазно-неоазиатская эклектика применительно к России широкого рубежа XIX-XX века. Марксом приводится список способов производства в их исторической последовательности, соответственно развитию производительных сил. Первым назван АЗИАТСКИЙ (без кавычек) строй – ДОрабовладельческий (доантичный по терминологии документа), тем более исторически далекий от феодального и еще более от буржуазного, что режет эклектические потуги Волкова, если способы производства понимать по Марксу, а не как синхронные цивилизационные “потоки” по Волкову. Ленин, в отличие от путаника Волкова, писал о переходе в России от формации феодальной (предшествующей по схеме Маркса) к буржуазной (последующей). В данном тексте Маркс доступно для даже не очень понятливых заранее объяснил, что эксплуатация мелких свободных собственников (общинников и пр.) посредством государства не может быть одним способом производства и в Шумере третьего тысячелетия с. э., и в России тысячелетия второго э. н. – из-за ОЧЕНЬ разных уровней производительных сил, основы, стороны любого способа производства, что ЗДЕСЬ игнорирует Волков. А примерно полвека “МОЯ” последовательность классовых формаций: ”азиатская”, рабовладельческая, феодальная, капиталистическая (см. сайт mag-istorik.ru). – И далее Волков торжествует: “… в 1872 году … Маркс подтвердил верность своих выводов 1859 года”. Т. е. Маркс подтвердил, что способы производства – последовательные ступени истории, а не синхронные цивилизационные “потоки”.  Чему радуется Цивилизационщик?
           {В НЕМЕЦКОЙ ИДЕОЛОГИИ 1846 года называется первобытная формация. Я не знаю деталей, но Первые классики не могли считать, что общество возникло сразу как классовое, должны были предполагать предшествующее, более примитивное. А в названной работе первобытная формация полагалась С РАБСТВОМ. Позднее Классики начали разрабатывать (Энгельс тоже) очень неясный азиатский способ производства, дорабовладельческий в последовательности способов производства. А тут еще Дарвин впервые веско заявил, что человек произошел от обезьяны, открывались каменный век, останки древних людей. Короче говоря, в становящейся марксистской исторической науке с древнейшими ступенями развития человечество были неизбежные неясности. Но уже к смерти Маркса и того более до смерти Энгельса общая схема этого развития была установлена. Оставалось развивать установленное (доказывать гипотетическое; уточнять детали; выяснять число формаций доклассового, классового и послеклассового общества, что будет за последним; и т. д.). Это прекрасно делала (для диалектиков естественно, что сделала не до невозможно абсолютного конца) особенно советская историческая наука. Марксистам следует развивать ее далее, отбрасывая устаревшее; последнее С ПЕРЕХЛЕСТАМИ делают околомарксисты.}
          “Все указанные четыре способа производства Маркс относит к ОДНОЙ общественной формации – ЭКОНОМИЧЕСКОЙ, которую он в другой (! – А. М.) своей работе называет ВТОРИЧНОЙ ФОРМАЦИЕЙ, следующей за первичной, архаической и предшествует третичной (коммунистической). И попытка Магдушевского приписать мне три формации Западной Европы, а Марксу – “пятичленку” вызовут смех у любого образованного марксиста … над  “марксистом-ленинцем” Магдушевским”. К марксистам-не ленинцам цивилизационщик причисляет себя, третируя советских историков (приверженцев формационной концепции) как марксистов необразованных, ленинцев? Свои построения Волков преломляет в филологических упражнениях. В советской науке основные ступени истории НАЗЫВАЛИСЬ формациями, причем в одну кучу доклассовое общество, классовые формации, послеклассовый коммунизм не мешались. Я их давно для себя обозначил как мегаформации (насколько мне не изменяет память, этот термин используют и другие), а Волков применяет термин суперформации. Если Маркс просто называл ФОРМАЦИЯМИ “мегаформации”, суперформации, то разница не в понятиях (в понимании), а в терминах (знаках). А о терминах не спорят – договариваются, возню из-за терминов устраивают несерьезные люди или демагоги. Волков своей победоносной и непоследовательной возней с уже традиционными терминами затирает значимость того, что Маркс перед классовыми формациями (я придерживаюсь устоявшейся советской терминологии; Маркс – не икона, особенно в терминах) ИТОГОВО поставил архаическую (родоплеменную по позднейшей терминологии) формацию, доклассовую, которой в предисловии “К критике политической экономии” не было. И когда родоплеменная формация (первобытноОБЩИННАЯ без ЭКСПЛУАТАЦИИ и ГОСУДАРСТВА) была марксизмом принята – азиатская (черново: ОБЩИННАЯ с ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЭКСПЛУАТАЦИЕЙ) в работах Классиков перестала существовать, чего не понимает или не хочет понимать Волков (Волков может найти Цитату, где азиатский, классовый способ производства назван вместе с архаическим, родоплеменным?). В марксизме тогда закрепились пять (четыре УЖЕ УСТАНОВЛЕННЫХ и коммунистическая) формаций. Из основ марксизма никак не следует, что их должно быть какое-то конкретное число; конкретное число формаций надо уточнять и после Маркса, что время от времени прерывалось (и в СССР) дискуссиями не только о черновом в марксизме АСП, но и общими вопросами о числе формаций и пр. – А по поводу моих “приписок” … Мой текст:  “Волков … между античной и феодальной формациями и в ЮЖНОЙ ЕВРОПЕ (конкретизировал более ТИПИЧНУЮ смену рабовладения феодализмом я, как чувствуя, что Волков переадресует в ЗАПАДНУЮ; или просто нечаянный ляп Волкова? – А. М.) … мимоходом “вставляет” фактически “формацию АЗИИ”” (АЗИАТСКУЮ в ЕВРОПЕ, т. е.). Текст Волкова: “По мысли К. Маркса, становление трех добуржуазных способов производства (а это античный, азиатский и феодальный) …” БЕЗ ГЕОГРАФИЧЕСКОЙ КОНКРЕТИЗАЦИИ. Порядок формаций в предисловии “К критике политической экономии” строгий, формационный. У Волкова – в лучшем случае безразличный (какая разница, если в истории России – “формационная” мешанина “цивилизационных потоков”). Волков не оговаривает “мысль К. Маркса” географически, т. е. относит ее и к Южной Европе. Но в Южной Европе, насколько мне известно, даже сторонники АСП между рабовладением и феодализмом АСП не вставляют (а марксисты изучают феодальную революцию). Волков тянет Маркса в свои заморочки. Что касается пятичленки … Формационная мешанина Волкова в отношении России и пр. говорят о том, что он (с анонимными “образованными марксистами” не ленинцами?) хихикает не над именно пятью формациями, а над формациями вообще.
          “”Критик” Магдушевский потешается надо мной: “ВОЛКОВ ВСЕ ВОСТОЧНЕЕ КЕЛЬНЯ В АЗИЮ ЗАПИСАЛ””. Это не мой текст. Цитирую Волкова: “На Востоке (а под Востоком мы понимаем все, что находится за пределами Западной Европы) …”. Мой текст: “ВЫ можете понимать под Востоком и все, что находится за пределами, скажем, Кельня …”. Я не пишу, что Волков все восточнее Кельня в Азию записал, я Азию вообще не вспомнил. Я признал право Волкова считать СВОИМ Востоком все, что находится за пределами, НАПРИМЕР, Кельня (можно Страсбурга и др.). Такое право есть и у меня, и у кого угодно. Какая уж тут потеха. Разве, что Волкова над самим собой. – “Восток у Маркса – это не только Азия, но и Перу, и Мексика, и древние кельты …”. Во-1, это ведь “Магдушевскому нужна не теория Маркса, а его икона”. Почему же Волков, как религиозный изувер, фанатично ссылается на отнесение Марксом к Востоку Перу и Мексики из Западного полушария, скорее к западу, чем к востоку, от Западной Европы? Чтоб “не умалить лик святого”? И во-2, кельты добрались до Малой Азии, но их исходный плацдарм, по доминирующим СЕЙЧАС представлениям специалистов, находился в Западной Европе. Т. е., по пафосной аргументации Волкова и Западная Европа – часть Востока? А где же Запад, если даже несколько процентов территории Западной Европы от всей Суши благодаря Волкову (и, согласно ему, якобы Марксу – без цитаты не поверю) с кельтами тоже относятся к Востоку? – “… азиатский способ производства – это не способ производства Азии … (и у кельтов, например; тогда АСП без кавычек не в черновике – не корректно, даже у Маркса, если он не икона – А. М.) … а пласт (прошу  читателей запомнить ЭТОТ термин – А. М.) производственных отношений, опирающийся на соответственный уровень развития производительных сил, который мог при определенных условиях существовать в любой точке земного шара”. В России рубежа XIX-XX века уровень развития производительных сил соответствовал (нео)азиатско-феодально-буржуазной помеси производственных отношений (но почему-то без античных, промежуточных между азиатскими и феодальными согласно и не итоговой схеме Маркса?), на помеси производительных сил разных формаций? – “Например … есть статья И. Л. Андреева “Пережитки азиатского способа производства в современном африканском обществе”. Да, веско: ведь Андреев второй Классик после Маркса (возможно, не все марксисты об этом знают), правда, непонятно – ведь советский историк (вот если бы послесоветский!). А без иронии … Страны мира тысячи лет имели разные уровни производительных сил и, соответственно, разные производственные отношения. Что хочет доказать Волков статьей участника острой дискуссии по АСП (была ведь такая в СССР, вопреки выпадам Волкова против советских историков, К ОДНОМУ из которых апеллирует Волков; ср. с его апелляциями по кавычкам в “азиатской” тематике)? Банальность, что любой “… пласт производственных отношений, опирающийся на соответствующий уровень развития производительных сил … мог при определенных (! – А. М.) условиях существовать в любой точке земного шара” (но не в каждой одновременно, при любых производительных силах?). Суть позиции Андреева, что “… азиатский способ производства вполне логично укладывается в общепринятую схему формаций, как самая примитивная классовая форма …”. Я тоже считаю, что “азиатская” формация вполне логично укладывается в общепринятую схему классовых формаций как первая, самая примитивная из них, что в Мали (которое в качестве примера у Андреева) до колонизаторов существовала эта формация. – “И получается, что хваленные Магдушевским (и больше при антисоветском режиме никем? – А. М.) советские историки (например, Андреев) не только не поддержали “критика” и не закавычили термин “азиатский способ производства”, но еще и все южнее Сицилии причислили к этому феномену”. Получается чистое ребячество Волкова (за исключением пресловутых кавычек). Получается, что ругатель советских историков Волков и здесь апеллирует к НИМ, сославшись лишь на ОДНОГО. А Андреев считал “азиатскими” в своем понимании южнее Сицилии и Северную Африку с древнейшим Египтом, и строй первобытных бушменов? По моему мнению, почти вся Африка примерно между пустынями Сахары и Калахари до европейцев была или “азиатской”, или переходила к этой самой примитивной классовой форме – и что вся эта самая примитивная классовая форма(ция) не имела никакого отношения  к УЖЕ феодальной России, ее переходу УЖЕ к капитализму, отношения к СССР. –  “Вот так якобы (! – А. М.) “географический кретинизм Маркса” (цитата? – А. М.) выявляет “кретинизм“ Волкова (я НЕ предложил ругань в чей-либо адрес, только процитировал Волкова). – “Когда Маркс пишет о капитализме во всемирном масштабе, то это по Магдушевскому формационный подход, а когда он фиксирует в разных уголках планеты азиатский способ производства, то это уже буржуазный грех и цивилизационный подход”. Мне бы цитату из Маркса про капитализм во всемирном масштабе, эта тема сложная. В XVII веке единственно буржуазные Нидерланды и Англия почти поделили океаны и подчинили некоторые добуржуазные страны. Но доминировал капитализм в мире после буржуазных революций рубежа XVIII-XIX века в становящихся США, во Франции и на ее буксире в Бельгии, Западной Германии, горных кантонах Швейцарии, в Финноскандии. Полное политическое господство капитализма ВО ВСЕМИРНОМ МАСШТАБЕ установилось ПОСЛЕ Маркса, при завершении колониального раздела мира; в части мира (картину смазывал социализм) экономическое – после неоколониального подчинения отсталых стран развитым. Все это понимается с позиций формационного подхода. И известны в разных странах мира до сих пор разные способы производства, вплоть до родоплеменного в анклавах, а в Африке (возможно, не только) “азиатский” способ производства – настолько, насколько он не разложен “капитализмом во всемирном масштабе”. Фантазии Волкова – ляп, никак не следующий из моего текста. – “… а знает ли автор “критики”, вообще, что такое цивилизационный подход и чем он отличается от формационного?” – Совсем не знать невозможно (о Тойнби, Данило-Данилевском и др. знаю десятилетия, книгу Гумилева “В поисках вымышленного царства” перечитывал не раз, другие его книги листал – и пр.), особенно после контрреволюции конца XX века, когда формационный подход марксистов стал при буржуазном режиме массово выдавливаться (или искажаться) цивилизационным; а детально знать – мне неинтересно (дискомфорта от этого не испытываю, поскольку я приверженец подхода формационного). Что формационный подход враждебен цивилизационному – знаю. А Волков своего знания ОТЛИЧИЯ не представил.
          “Касательно … фразы … что “под Востоком мы понимаем все, что находится за пределами Западной Европы” … речь идет не о досконально географической, а о “политэкономической” …”. Такие пояснения лучше делать до критики, а не после. ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА по умолчанию понимается географически (хотя можно по национальному духу, пассионарности и еще какой цивилизационной белиберде). А если политэкономически – то надо включать в “Западную Европу” и Северную Америку, Австралию с Новой Зеландией, Японию (это как минимум). – “Как Маркс использовал метафору “Восток” …  так я логично (!; “себя не похвалишь …” – А. М) применил метафору “Западная Европа””. Маркс использовал МЕТАФОРУ в черновых работах в отношении неясного тогда общественного строя. От метафоры без кавычек в отношении обозначения общественного строя отказался даже я. Волкова не устраивают не “метафоры” не только марксистов БУРЖУАЗНЫЙ СТРОЙ, КАПИТАЛИЗМ? – “Ведь не понимаем же мы сейчас при экономическом и политологическом исследовании под “Западом” то, что расположено именно в этой стороне света”.  В СТОРОНЕ света не может располагаться ничего – это направление. Насколько я могу судить … Во времена Киплинга и ранее (при Марксе, в том числе) под Западом СТАРОГО СВЕТА не жестко понималась больше Европа, под Востоком – больше лежащие к юго-ВОСТОКУ от нее Азия и Африка; НОВЫЙ СВЕТ и Австралия не жестко были на особом счету. А на моей памяти под Востоком больше понималась социалистическая система к востоку от стран НАТО, под Западом – примерно страны этого блока.  Но дело не в филологических нюансах. Маркс назвал в черновиках АЗИАТСКИМ ВОСТОКА неосмысленный еще строй. За каким лядом нужно цивилизационно Западной Европой назвать давно осмысленный капитализм (и Марксом в “Капитале” – не в “Западной Европе”), в который “Мы включаем … и Австралию, и Новую Зеландию и даже (это уж точно: даже – А. М.) Японию”. Я могу представить только две причины: либо Волков не намеренно запутался в своих стараниях НА СЛОВАХ выдать себя, цивилизационщика, и за марксиста, либо сознательно путает других. – ““Критик” не понимая этой тонкости (где уж мне! – А. М.), не унимается”. Бедный утонченный Волков: пишет так тонко, что понять его могут только такие же утонченные, а не выученики не тонких советских историков. 
          Следует ОЧЕНЬ большая цитата из моей статьи. И далее … “Оставим на совести Магдушевского все его додумывания за меня мыслей о типичности восточного человечества и о каких-то “патологиях” и “мутациях” человечества западного и обратимся к тексту”. Обратимся. Здесь текст Волкова: про ДОдумывание к ПРИДУМАННОМУ Волковым восточном человечестве и западном. Не здесь текст Волкова: “… под Востоком мы понимаем все, что находится за пределами Западной Европы”. Т. е. логично (что приятно “логичному” Волкову) восточное и западное человечества качественно различны (иначе зачем огород городить?) и западное человечество – малая величина по сравнению с восточным. Теперь остается логично принять, что подавляющая часть человечества (не обязательно, но скорее всего, НОРМАЛЬНО) – норма, а ГОРАЗДО меньшая – отклонение от нормы, во всяком случае в плане ОБЩИХ закономерностей истории.  
                                                                               *     *     *
             А дальше большие “тексты Маркса, отредактированные и любезно представленные … Progressor-ом с моими незначительными поправками” (поправляется Маркс или Прогрессор?). Волков посоветовал мне не делать из Маркса иконы, а сам представил целый иконостас (не часто встретишь такое обширное цитирование). Как отредактировал Прогрессор и что поправил Волков, я не понял. Отличие текста в советском Собрании Сочинений и представленного Волковым сводятся к не Марксовым выделениям жирным шрифтом и подчеркиваниям. А важным в НАСЛЕДИИ Волков считает банальность, что формационная история – не просто линейная формационная схема для всего человечества. Действительно, если бы все страны развивались одинаково линейно, то самыми развитыми были бы сейчас Египет и Ирак (или пионеры производящего хозяйства; или регионы возникновения Человека Разумного; или его каких-то предшественников …). Для понимания этой банальности нет нужды редактировать и править Маркса (или какого-то Прогрессора), лучше обратиться к конкретным фактам истории. 
          Человечество тысячелетия очень наглядно демонстрирует, что по регионам оно развивается крайне асинхронно (Россия века на века отставала от Западной Европы и пр.) в формационном смысле и очень неравномерно в смысле военно-политических возможностей. С тем неизбежно сильное влияние относительно линейного развития одних стран на относительно линейное развитие других. Свою лепту вносят извне разные природные процессы. А Маркс и Энгельс предложили и концепцию перманентного перерастания буржуазных революций в отсталых странах в коммунистические на буксире коммунизма стран передовых и благодаря субъектному фактору. Своеобразно реализовали эту концепцию (и даже при крайне условном буксире Запада) большевики под руководством Ленина (Волков с этим не согласен, но КЛ читают и марксисты, ленинцы).
          Самая грубая форма влияния – нашествие, не обязательно более развитых, но типично более сильных врагов. И тогда: либо полное уничтожение объекта нашествия (европейцами индейских обществ в Америке и др.); либо торможение его развития (Чингизидами Китая, Ирана, Киевской Руси и пр.); либо напротив, гашение инерции прежней формации и более быстрое установление новой (типа франками в северной Галлии и лангобардами в Северной Италии уничтожение позднего рабовладения – радикальные феодальные революции; в южных частях обеих стран феодализм установился века на два позднее, обе южные части до сих пор отстают от северных); либо практически без значимых последствий (например, остготы и первоначально вестготы лишь захватили власть в позднем рабовладельческом обществе, практически не изменив его).
          Другая форма влияния – мирно культурно-экономическое, иногда при целенаправленной поддержке внутренними силами объекта влияния. Итак-то не самая развитая в Европе Русь монголами, Ордой была приторможена еще века на полтора. Затем она была на слабом буксире Южной и Западной Европы. При Петре отставание России было сокращено с опорой на Западную Европу, но все же крепостничество было изжито в России на сотни лет позднее, чем во Франции и Англии. Зато поздний, послекрепостнический феодализм – в Англии и Франции сотни лет – Россия на буксире прошла за десятилетия. Революция 1905 года отстала от Великой Французской революции уже лишь на век с небольшим, а свержение режима реставрации (распутинщины) в феврале 1917 года – и того меньше от Революции 1830 года. 
          {Самая значимая для мировой истории форма следования культурно-экономическому буксиру – два этапа формации вместо трех. В Швеции, долго отстающей даже от России, к середине XVII века еще только переходила к классическому, ленно-крепостному феодализму. Но в середине века не такая уж сильная внутренняя борьба, но при сильнейшем влиянии Западной Европы, привела к переходу СРАЗУ к позднему феодализму. И капитализм устанавливали уже два правительства “младших колпаков” 1765-72 года, раньше Наполеона закреплял капитализм Густав III, режим реставрации Густава IV был свергнут на два десятилетия ранее Революции 1830 года. Есть основания считать, что в Швеции двухэтапному феодализму предшествовали двух-этапные (тоже без классических) рабовладельческий и “азиатский” строи, что нигде не было тысячелетних разложений  родоплеменного строя прямо в феодализм (вопреки представлениям советских историков), а были предшествующие ему двухэтапные формации на буксире трехэтапных (во всей Финноскандии, в Японии и пр.). Первые требуют объяснения с общих марксистских позиций, но менее трудного, чем прямой переход от родоплеменного строя сразу к феодализму (при каких производительных силах?), минуя целую рабовладельческую формацию (да еще “азиатскую”?).}
           Что касается “иконостаса”, предложенного Волковым … ОН цитирует Маркса, но расставляет “ЖИРНЫМ ШРИФТОМ и подчеркиваинями” акценты Прогрессора и свои. Дальше мои комментарии к частям “иконостаса” без их редактирования Руматой (ему не понравилась Базисная теория) или еще какими прогрессорами; по Девятитомнику Маркса и Энгельса. Итак, слово Марксу (я не подменяю цитирование Волкова другим, а существенно сокращаю его “иконостас”, выделяя то, что считаю главным; но считаю правильным (пере)читать процитированные документы полностью). 
           ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ЗАПИСОК. “Если Россия имеет тенденцию стать капиталистической (из феодальной, согласно схеме Маркса от 1859 год – А. М.) нацией по образцу наций Западной Европы, – а за последние годы она немало потрудилась в этом направлении (РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ, т. с. – А. М.), – она не достигнет этого, не превратив предварительно значительной части своих крестьян в пролетариев; а после этого, уже очутившись (! – А. М.) в лоне капиталистического (не ньюазиатского! – А. М.) строя, она будет подчинена его неумолимым (! – А. М.) законам (марксистским внутриформационного развития – А. М.), как и прочие (! – А. М.) нечестивые народы … этого моему критику слишком мало. Ему … нужно превратить мой исторический очерк возникновения капитализма в Западной Европе в историко-философскую теорию всеобщего пути” (теория всеобщего пути без конкретики именно Западной Европы изложена Марксом в 1859 году). НИГДЕ в ПИСЬМЕ Маркс не пропагандирует (нео)азиатский путь России. Он пишет в духевывода, который был сделан в итоговом совместном документе Маркса и Энгельса – Предисловии ко второму русскому изданию Манифеста: “Если русская революция послужит сигналом пролетарской революции на Западе, так что они дополнят друг друга (! – А. М.), то … русская общинная собственность … может (! – А. М.) явиться исходным пунктом коммунистического развития”, не неоазиатского. На буксире других стран, хотя бы и толкающем, конкретная страна может проскочить какие-то ступени формационного развития, нарушая его линейный канон в случае изоляции – примеров в истории масса. С марксизмом особе значение обрел субъектный фактор сознательного изменения достаточно объясненного естества общества. Через десятки лет после Предисловия Маркса и Энгельса Россия перманентно перешла от буржуазной революции к социалистической, благодаря субъетному фактору – марксистской партии нового типа во главе с гениальным Лениным (проблема сознательного нелинейного развития четко поставлена в его статье “О нашей революции)”. А предположение Маркса и Энгельса времен позднего феодализма в России больше предвосхитило путь социалистической ориентации XX века (НЕкапиталистический путь развития) самых отсталых стран, когда революционное движение самых отсталых стран и социализм дополнили друг друга.
          ПРЕДИСЛОВИЕ КО ВТОРОМУ ИЗДАНИЮ ”КАПИТАЛА”. Критикуемый Марксом “Автор, описав так удачно то, что он называет моим действительным методом, и отнесшись благосклонно к моим личным приемам применения этого метода, тем самым описал не что иное, как диалектический метод”. И что? Из этого следует, что прав Волков, априори диалектик, а не я, априори антидиалектик? Или это ДОКАЗЫВАЕТ, что именно я не диалектик? 
          ПИСЬМО (к) В. И. ЗАСУЛИЧ. “Анализ, представленный в “Капитале”, не дает, следовательно, доводов ни за, ни против жизнеспособности русской общины. Но специальные изыскания которые я произвел … убедили меня, что община является точкой социального возрождения России, однако для того, чтоб она могла функционировать как таковая, нужно было бы прежде всего устранить тлетворные влияния, которым она подвергается со всех сторон, а затем обеспечить ей нормальные условия свободного развития”. При своевременной Западной революции, которая если бы и не устранила совсем тлетворное влияние генезиса капитализма на общину в позднефеодальной России, то могла бы сильно попридержать его, а затем обеспечить общине НОРМАЛЬНЫЕ для НОРМАЛЬНОГО социализма условия свободного развития. В реальной истории без Западной революции тлетворное влияние разлагало общину до буржуазной революции, а столыпинская реформа превратила остаточную общину в анахронизм в рамках раннего капитализма. Использование общины для движения к социализму понятны для пути социалистической ориентации. Но какое отношение ВСЕ это имеет к азиатско-неоазиатским в рамках феодализма и капитализма изысканиям Волкова, исходным в дискуссии? Далее цитируются ЧЕРНОВЫЕ наброски к Письму, сильно дублирующие друг друга.
          ПЕРВЫЙ НАБРОСОК. “… ЭКСПРОПРИАЦИЯ ЗЕМЛЕДЕЛЬЦЕВ. Радикально она осуществлена пока только в Англии … Но ВСЕ ДРУГИЕ СТРАНЫ ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ идут по тому же пути” становления КЛАССИЧЕСКОГО капитализма УЖЕ В РАМКАХ формации, ПОСЛЕ буржуазной революции. ПОСЛЕ Маркса многие МЕНЕЕ РАЗВИТЫЕ страны тоже прошли по пути Западной Европы (естественно, позднее ее); Россия к 1917 году тоже продвинулась в этом направлении, а потом по-новому реализовала надежды Маркса и Энгельса в их Предисловии ко второму русскому изданию Манифеста. Но какое отношение ВСЕ это имеет к азиатско-неоазиатским в рамках феодализма и капитализма изысканиям Волкова, исходным в дискуссии?
          ВТОРОЙ НАБРОСОК.  “Таким образом процесс, который я анализировал … ЗАМЕНИЛ                                                                                                                                                                                                     ОДИН ВИД СОБСТВЕННОСТИ ДРУГИМ (в РАМКАХ КАПИТАЛИЗМА – А. М.). Как это можно применять к России, где земля не является и никогда не была “частной собственностью” землевладельца?”. Применялось это особенно после Маркса так, как ранее в странах Западной Европы, включая свержение формации с феодальной собственностью формацией с собственностью капиталистической, естественно ТОЖЕ в ходе буржуазной революции. Но какое отношение ВСЕ это имеет к азиатско-неоазитаским в рамках феодализма и капитализма изысканиям Волкова, исходным в дискуссии?                                        
          ТРЕТИЙ НАБРОСОК. “У русских крестьян пришлось бы … ПРЕВРАТИТЬ ИХ ОБЩУЮ СОБСТВЕННОСТЬ В ЧАСТНУЮ СОБСТВЕННОСТЬ. Признают или отвергают неизбежность этого превращения, доводы за или против этого не имеют никакого отношения к моему анализу происхождения капиталистического строя”. Не вполне законченное превращение произошло и в России с победой капитализма. Но какое отношение ВСЕ это имеет к азиатско-неоазитаским в рамках феодализма и капитализма изысканиям Волкова, исходным в этой дискуссии?
          {В ходе буржуазных революций собственность феодального общества сменяется собственностью общества капиталистического. В Англии основная масса феодально-зависимых (копигольдеры) стала полупролетариями с какой-то землей. Во Франции основная масса феодально-зависимых стала мелкой буржуазией. В процессе дохождения до классического капитализма те и другие экспроприировались, как получастные полусобственники и частные собственники соответственно. В ходе буржуазной революции России основная масса феодально-зависимого крестьянства стала полупролетарской, которой при естественном капиталистическом развитии предстояла экспроприация по типу, скорее, английской. Декрет о земле сделал крестьянство как-то мелкобуржуазным, типа во Франции. Но СССР пошел другим путем.}
          “… обширные выдержки из произведений К. Маркса позволяют (кому? – А. М.) сделать следующие выводы: 1) Маркс, предвидя (? – А. М.) и наблюдая (и предвидеть, и, одновременно, наблюдать, это круто! – А. М.) появление магдушевских (мне, понятно, интересно было бы четкое определение этой категории; а заодно уж и категории ВОЛКОВЫХ – А. М.), признал (так не хотелось; но лестное для меня предвидение магдушевских заставило? – А. М.) универсальность своего метода изучения истории, но отказал (набрался мужества, наблюдая магдушевских? – А. М.) и себе, и другим в универсальной трактовке хода и закономерностей истории человечества и его цивилизаций …” во множественном их числе, прямо заявляет приверженец ЦИВИЛИЗАЦИЙ, в другом месте торжествующе цитирующий схему Маркса из четырех УНИВЕРСАЛЬНЫХ ФОРМАЦИЙ. Я недоумевал, к чему оппонент приводит цитату про диалектический метод Маркса. Теперь понятно: хотя бы марксистской диалектике – ДА (ведь Волков подает себя марксистом), универсальной трактовке марксизмом хода и закономерностей истории человечества – НЕТ (Маркс, не икона, не дорос); да здравствуют разноприродные цивилизации, например российская с ее феодальным, буржуазным, (нео)азиатским “потоками”. Во всяком случае, откровенно. – “… 2) (заострение вывода 1 – А. М.) Свои политэкономические исследования капиталистического способа производства и выводы по ним он ограничил рамками только западноевропейской цивилизации” – оставив все к востоку от нее (через Россию и Японию – по Америку?) категории волковых? Поздравляю всех марксистов, в том числе историков советской традиции и редакцию КЛ, с этим разъяснением Волкова.  
          Приведя цитату из моей статьи, Волков пишет: “Из этого потока (цивилизационного? – А. М.) сознания следует, что его автор не понимает суть термина “квазикапитализм”, введенного в оборот советским (ужас! – А. М.) историком В. В. Крыловым …”. Дело обстоит гораздо хуже – я даже не знал ни о “квазикапитализме”, ни о Крылове, ни о развитии его идеи В. Г. Растянниковым, ни о самом и этом советском (ужас! – А. М.) историке. Я прочел цитату из последнего автора, приведенную Волковым, но не увидел в ней ни цивилизационности, ни азиатчины в духе Волкова. Как и в материалах в интернете по названным авторам. – “Однако задолго до советских историков сущность квазикапитализма раскрыл К. Маркс, используя свою собственную терминологию …”, не волковскую, т. е. НЕ ПОНИМАЯ, что он раскрыл сущность именно квазикапитализма! – “Если кратко, то квазикапитализм по Марксу (честно по Марксу, не по Волкову? – А. М.) – это КАПИТАЛИСТИЧЕСКАЯ ЭКСПЛУАТАЦИЯ БЕЗ КАПИТАЛИСТИЧЕСКОГО СПОСОБА ПРОИЗВОДСТВА”.  “… приведем в качестве доказательства (! – А. М.) весь (? – А. М.) текст К. Маркса …”. Приводится большой текст из ЭКОНОМИЧЕСКИХ РУКОПИСЕЙ 1861-63 года, когда поиски Маркса в плане специфики азиатского общества еще не сменились принятием в качестве дополнения к классовым формациям доантичного (дорабовладельческого в советской традиции) общества архаического (в советской традиции первобытнообщинного или четче родоплеменного). Я не понял, что мне доказывает цитата, даже если она не из черновика. Я вижу первичный еще анализ вообще плохо изученного общества, с черновыми идеями от 1861-63года (а позднее?). Об Индии считаю правильней судить по серии ДРЕВНЯЯ ИНДИЯ, ИСТОРИЯ ИНДИИ СРЕДНИХ ВЕКОВ и НОВАЯ ИСТОРИЯ ИНДИИ (созданной усилиями марксистов через век после Маркса, потому с РАЗВИТИЕМ его наследия), другой литературе советских историков. А цитата из Маркса ничего не доказывает в плане цивилизационного размывания формационной концепции. Как и термин КВАЗИКАПИТАЛИЗМ, которым как-то отметились Крылов и Растянников, и который использован некоторыми авторами применительно к СОВРЕМЕННОЙ РФ. А началось все с того, что я обыграл использование невнятного термина КВАЗИКАПИТАЛИЗМ Волковым в отношении явления России времен генезиса капитализма в рамках позднего феодализма. Время генезиса последующей формации в рамках предыдущей – необходимый момент любого межформационного перехода. Новый уклад еще в рамках старого строя и какие-то стороны этого строя – неизбежно как-то квазибудущее, т. с.; например – квазикапиталистическое (уже как-то капиталистическая эксплуатация еще без капиталистического способа производства, т. е. до победы буржуазной революции). Это – с позиций марксистской концепции формаций. Но потоку подсознания цивилизационщиков поток сознания марксистов – не указ. 
           Дальше Волков описывает процессы в послекрепостнической России до буржуазной революции, пристегнутые им к возможно ПОХОЖИМ процессам неясной формационной ступени                       в Индии, анализировавшимся Марксом, а формационно подобные процессам послекрепостнических Англии, Франции и пр. до буржуазных революций, разумеется с неизбежными территориально-национальными и понятными эпохальными отличиями. 
                “… господин-товарищ Магдушевский … Вы игнорируете формационный подход Маркса, заменив его “пятичленкой” (пять НЕ формаций, господин Волков? – А. М.) Ленина-Струве-Сталина и в итоге Вам оказалась недоступной логика развития формаций”. Выше я обосновывал неверность позиции Волкова. Судить читателям. Здесь отмечу, что этот “марксист” не приводит обоснования азиатской формации цитатами из последних лет жизни Маркса, когда Маркс, ознакомившись с новейшей тогда литературой, прежде всего Л. Моргана, перестал писать о классовой азиатской формации, но начал говорить об архаической, доклассовой (из последнего десятилетия Маркса Волков протаскивает лишь мнение, что Маркс создал формационную концепцию только для цивилизации Западной Европы). Формаций в его схеме без азиатской осталось пять. Господин “марксист” НИ РАЗУ не вспомнил БЛИЖАЙШЕГО единомышленника Маркса. Понятно: ведь “пятичленку” четко заявил именно Энгельс, которого ревизировал Волков (в отличие от Энгельса Марксу не только ближайший друг, но и БЛИЖАЙШИЙ единомышленник).  Ее поддержал Ленин и тщательно ОБОСНОВАЛ обширным фактическим материалом Струве (и другие советские историки, при буржуазном строе третируемые антимарксистами). И для антимарксистов типично привязывания Ленина к Сталину (для квазимарксистов – и отрыв Ленина от Маркса). А логика развития формаций лапидарно изложена Марксом в 1859 году: производительные силы по мере роста меняют производственные отношения (Маркс никогда не говорил, что эта логика развития формаций, закон соответствия имеют место только для Западной Европе, хоть в географическом, хоть в волковском смысле). Эта логика недоступна Волкову. Хотя ниже он на словах декларирует обратное. 
                                                                         *     *     *
         Ниже цивилизационщик, придержав свои цивилизационные пристрастия, с пафосом ВДРУГ излагает, пусть коряво и с отсебятиной, банальности формационной концепции – не цивилизационной! Крутой изворот!
           “… к середине XIX века (т. е. до того, как Маркс начал использовать термин АЗИАТСКИЙ СПОСОБ ПРОИЗВОДСТВА – А. М.) в философско-историческом сознании (чьем? – А.М.) помимо прочих (буржуазный плюрализм? – А. М.) сложилось представление о прогрессивности социальной эволюции, ее естественном характере, обусловленным ростом производительных сил (вспомнил их Волков – А. М.) … в пределах трех- или четырех-ступенчатого (неясно Марксу или Волкову? – а. М.) поступательного развития”. В переводе с невнятного на марксистский: к середине XIX века были созданы положения марксизма (при существовании “прочих”, буржуазных представлений) об естественной эволюции формаций, естественно сменяющихся в социальных революциях; в основе такого развития лежат закон соответствия и устойчивый рост производительных сил. Формаций к середине XIX предполагалось ПЯТЬ: неясная ПЕРВОБЫТНАЯ, античная, феодальная, капиталистическая и коммунистическая. Волков делает из терминологии Маркса икону, ссылаясь на его обозначения доклассового, классового и послеклассового обществ формациями. О терминах не спорят, я принимаю терминологию советскую: ФОРМАЦИИ – доклассовая родоплеменная; классовые “азиатская” (у некоторых авторов), рабовладельческая, феодальная, капиталистическая; послеклассовая коммунистическая (и, возможно, пока не известные). 
           “Добавление еще одного критерия, предложенного К. Марксом (тот или иной тип получения прибавочного продукта) позволяет расчленить вторую суперформацию еще на две: добуржуазную и буржуазную”. Т. е. Волков считает возможным разделить классовое общество по ОДНОМУ моменту производственных отношений, “предложенных” Марксом? Почему именно по этому моменту? Ближе к началу своей статьи Волков пишет: “Единственный мой грех (без кавычек, т. е. без иронии или ерничания? – А. М.) состоит в том, что я в свое время вслед за Марксом и Илюшечкиным разделил вторичную суперформацию на два пласта: добуржуазный … и буржуазный … Но об этом чуть позже” (в следующем абзаце путаник пишет и о пласте АСП в рамках пласта добуржуазного – сколько же пластов?). Теперь время пришло. Волков опять впал в грех без кавычек. Кивок на Маркса он цитатами не подкрепляет (а Цитата говорит об азиатской, античной, феодальной и капиталистической формации, без их группировки в пласты), два пласта суперформации” или ее три пласта “пока” в науке не популярны. 
          “Выделенные таким образом (! – А. М.) четыре общественные формации …” (не по Цитате от 1859 года, которой Волков уел меня) – это доклассовая, два (а не три? – А. М.) пласта классовой и послеклассовая? Среди читателей КЛ не один я учился у советских историков, нам открытие, раз оно кем-то ДОКАЗАНО, ЧЕТЫРЕХ пластов (если не цепляться и к азиатскому пласту по Волкову) нужно подносить не мимоходом, а с чувством, с толком, с расстановкой. – “… имеют в своей основе четыре исторических типа (не уровня – А. М.) производительных сил …” (обрисовываются). В принципе как-то группировать классовые формации имеет смысл, но необязательно по-волковски и обязательно с не по-волковски легковесным обоснованием. Суть конкретных производительных сил не их материальная форма, а их экономическая эффективность (лишь КАК-ТО связанная с материальной формой). Для стран больше походят подушевые общие экономические и технологические (подушевые произведенная энергия, переработанная информация и пр.) показатели. Дело сложное, сейчас поставлено слабо. Например, подушевой ВВП зависит от природных монополий и пр. По моим прикидкам, лучше всего уровень производительных сил экономически сейчас отражает подушевое производство в обрабатывающей промышленности. Но строго научное определение уровня производительных сил, его меры (и с тем формулы: производственные отношения = функция от производительных сил) – дело будущего.
            Дальше Волков возвращается к своей ревизии формационной истории России, уже обезопасив себя показной преданностью марксизму. “Полное непонимание проблемы показывает “критик” при анализе пореформенной России (это субъективное мнение Волкова – А. М.) и моей концепции неоазиатского способа производства (этот факт подтверждаю – А. М.)”. Мне непонятно, например, на каком типе производительных сил базируется неоазиатский способ производства. Второго типа по Волкову, как и азиатский? Или четвертого типа, поскольку установился (по Волкову) после антикапиталистической революции, т. е. (по Марксу) коммунистической? Для внятного ответа на эти вопросы от Волкова не “потребовался бы еще один авторский лист”. 
         “Магдушевский возмутился по поводу моей фразы о том, что государственная власть в ходе Крестьянской реформы (не антикрепостнической? – А. М.) создала НОВУЮ ФОРМУ КРЕПОСТНИЧЕСТВА (идея, что реформа 1861 года создала крепостничество, при этом свободных обывателей – должна заинтересовать особенно учащихся, которые плохо изучают историю – А. М.)”. И в Западной Европе, и в России (и в других странах) между “старой” формой крепостничества и буржуазными революциями имели место некрепостнические формы ФЕОДАЛЬНОЙ зависимости. Мне непонятно, почему эти ПОСЛЕкрепостные формы феодальной зависимости нужно называть опять крепостничеством, пусть и новым. До Волкова историки и Западной Европы, и советские, и послесоветские обходились (в массе, по крайней мере) без этого терминологического фокуса, возможно допустимого в агитационной литературе. В других случаях это – только путанье терминов и понятий (от недомыслия или в каких-то хитрых целях?). 
          А дальше начинается самое интересное. Приводится мой большой текст и затем Волкова. Я вынужден повторить их. Итак, МОЙ текст. “Можно в агитационной литературе назвать эксплуатацию пролетариата наемным РАБСТВОМ, подчеркивая моменты крайне тяжелого положения рабочих; и т. д. Но всерьез смешивать формы эксплуатации РАЗНЫХ формаций – против марксизма, недомыслие (последнее слово Волков подчеркнул, не указав своего авторства – А. М.). Это относится и к формам эксплуатации на разных этапах любой классовой формации. На раннем этапе феодализма чаще доминирует государственная эксплуатация лично свободных собственников – при пережитках рабства, на классическом – лично зависимых крепостных; на позднем – лично зависимых (моя описка: надо ФЕОДАЛЬНО-ЗАВИСИМЫХ – А. М.) свободных, появившихся в ходе раскрепощения. Позднефеодальная эксплуатация, конечно, не сахар, но поднимать СЕЙЧАС не существующих уже феодально-зависимых позднего феодализма на борьбу агитационным сравнением их положения с крепостными – неумный анахронизм (последние два слова Волков подчеркнул, не указав своего авторства – А. М.). А придумывать раскрепощенных крепостных в любом другом случае – это в духе придумывания неоазиатского способа”. 
         Комментарий Волкова: “После этого пассажа хочется и плакать, и смеяться одновременно. Вот уж действительно … УЧИСЬ СЛУШАТЬ, ЕСЛИ НЕ УМЕЕШЬ ГОВОРИТЬ … Если не может Магдушевский хотя бы дочитать фразу до конца, то пусть и не показывает свой огрех (грехи без кавычек, это монополия Волкова? – А. М.). Привожу свою фразу полностью …” И фраза Волкова: “Государственная власть в ходе Крестьянской реформы создала НОВУЮ ФОРМУ КРЕПОСТНИЧЕСТВА – государственно-корпоративное давление на крестьян, при котором государство посредством традиционных институтов обеспечило перекачку прибавочного продукта непосредственных производителей в государственно-капиталистический, капиталистический и помещичий уклады”. Волков добавляет: “А далее я отсылаю читателя к таблицам (перечисляются – А. М.) … И вот после всего этого человек в упор не видит, что речь идет не о промышленном пролетариате, а о крестьянстве”, свободных обывателях – новых крепостных.
           Эка с больной головы да на здоровую. Показываю огрех Волкова без кавычек … Где Волков узрел, что я увидел промышленный пролетариат, да еще, понимаете ли, рабочий? Я пишу о позднем феодализме, о раскрепощенных (Волков не оспаривает). Таблицы подтверждают, что и расскрепощенные, – все равно феодально-зависимые (естественно любом ФЕОДАЛИЗМЕ), а не свободные обыватели при развитии буржуазных отношений, как заявил Волков в другом месте. Так было при позднем феодализме всех стран, в том числе Западной Европы. Пролетариат (без тавтологии РАБОЧИЙ) я упомянул не в связи с поздним феодализмом, в котором сам ВОЛКОВ упоминает капиталистический уклад (генезис которого, включая пролетариат, в позднем феодализме действительно идет) , а в связи со старой агитационной фразой, что тяжелое положение пролетариата – наемное рабство, как пример не научного использования понятий, оправданного в агитации. “Но всерьез смешивать” капиталистический найм и античное рабство – НЕДОМЫСЛИЕ, что по форме бестактно, но по-сути правильно Волков подчеркнул в моем тесте. “Это относится и к формам эксплуатации на разных этапах любой классовой формации”. НЕДОМЫСЛИЕ всерьез смешивать крепостнические формы эксплуатации классического феодализма и некрепостнические позднего. А “… поднимать СЕЙЧАС несуществующих уже феодально-зависимых на борьбу агитационным сравнением их положения с крепостными – НЕУМНЫЙ АНАХРОНИЗМ (эти два слова по форме бестактно, но по сути правильно подчеркнул Волков – А. М.)”. Мне непонятно, почему после этого “пассажа” Волкова потянуло на рыдание и хохот (истерика Волкова?). Или он все-таки не согласен, что поднимать НЕ СУЩЕСТВУЮЩИХ УЖЕ феодально-зависимых на борьбу – неумный анахронизм? Или человек в упор не видит, что феодально-зависимых СЕЙЧАС уже нет (и, может быть, тайно мечтает поднять их на борьбу, а я нечаянно коснулся ТАЙНЫ)? 
          {НАДО сказать, что старания Волкова и предложенные им таблицы имеют тот позитивный момент, что оспаривают, пусть невнятно, мнение о БУРЖУАЗНОМ характере АНТИКРЕПОСТНИЧЕСКОЙ реформы и среднем уровне капитализма России к Октябрю. Это мнение было при Ленине, его придерживался Ленин и унаследовала историческая наука СССР (Маркс и Энгельс предполагали Революцию в России 80х годов, начавшихся т. н. революционной ситуацией с конца 70х). Если бы Волков понял аналогию социального строя между изживанием крепостничества и буржуазной революцией в России и строя между изживанием крепостничества и буржуазными революциями в Западной Европе как этно-региональных и эпохальных вариантов позднего феодализма, а не начал бестолково крушить цивилизационными потоками и т. д. формационную концепцию Маркса …}
          После итоговой разборки со мной Волков почему-то счел, что это не он, а “… Маркс преподал урок …” надо понимать, и мне. Как-то даже нескромно свою отсебятину приписывать Марксу. А ни разу в ИТОГОВОЙ разборке не помянув азиатский способ производства, только реалии феодализма, капитализм и неоазиатский строй неясного формационного места в схеме Маркса, Волков уверяет, что “азиатский  способ производства (который по схеме Маркса от 1859 года не только до капитализма и феодализма, но и ДО античного способа производства – А. М.) остается одним из элементов марксистской теории”. Логика Волкова, как всегда, великолепна. Старательно обосновывая раньше, что теория Маркса – только для Западной Европы, Волков, после итогового, т. с., обсуждения России, с апломбом (как будто разгромил Александра Македонского) уверяет, что по отношению к лежащей к востоку от Западной Европы России теория Маркса – в самый раз. “НАДЕЮСЬ, ЧТО ДИСКУССИЯ ОБ АСП ПРОДОЛЖИТСЯ И ПОПАДЕТ В КРУГ БОЛЕЕ КВАЛИФИЦИРОВАННЫХ СПЕЦИАЛИСТОВ (акцентировано мною – А. М.)”. 
                                                                                   *     *       * 
           Статья Волкова фактически делится на три части. Сначала, не мытьем, так катаньем, он доказывает, что Маркс – просто приверженец АСП (но Волков проговаривает и свои цивилизационные пристрастия). Считает, что доказал, должен радоваться – но он начинает доказывать “иконостасом”, что универсальна только диалектика Маркса, а его социология как раз очень ограничена (она не для Востока, понимаемым Волковым как все, что к востоку от Западной Европы; категория Востока – для категории волковых). Но затем он вроде бы откладывает свои цивилизационные и азиатические пристрастия вообще и начинает побивать меня с формационных позиций, правда модифицированных пластами неясной численности и пр. После этих зигзагов Волков, “логически”, конечно, делает заявление, что волковской отсебятиной Маркс преподал урок – мне, в том числе. Я не разделяю это субъективное мнение Волкова, своей статьей старался обосновать вздорность его воззрений, не таких уж безобидных из-за отвлеченности. С исходного в этой дискуссии Доклада он ревизирует марксисткое понимание развития России, ее революций начала XX века, Октября (и с тем его последствий), в духе буржуазного режима РФ оплевывает Ленина (Энгельса вообще замалчивает) и советскую науку – существенный момент СССР. Путинский режим может быть доволен. Но почему антимарксисткую пропаганду пропагандирует КЛ – вроде бы странно. Хочу отметить, что Волков почти не оспаривает моих, с формационных позиций, рассмотрений конкретных моментов истории.
             Я постарался показать, что Волков – не помесь марксиста и цивилизационщика, какой он старается себя подать, а просто цивилизационщик, из-какого-то интереса крышующий себя марксизмом. При этом он, как последний схоласт, любит апеллировать к вырванным цитатам, интерпретируя их вопреки всему марксистскому наследию, в том числе советской науке (по моему мнению – “четвертому Классику”, т. с.). Например, он цитирует ПОСЛЕДОВАТЕЛЬНОСТЬ (по раннему Марксу) способов производства – азиатский, античный, феодальный, буржуазный – но сам предлагает другую (античная, азиатская, феодальная), а для эпохи становления капитализма в России к понятному феодализму добавляет АСП – дофеодальный, даже доантичный по цитате из Маркса, а к понятному капитализму еще и свою неоазиатскую придумку. И ЭТИ ДОБАВЛЕНИЯ (невразумительные с позиций марксизма) – самая СУТЬ доклада Волкова, с которого началась данная полемика. Неоазиатский строй Волкова что это? Либо это часть АСП доантичного, либо к нему отношения не имеет, представляет не обрисованный ясно новый способ производства, с непонятным местом в истории способов производства (послекапиталистический коммунистический? – А. М.) по Марксу? Ближайшего соратника Маркса Волков не вспоминает, Ленина третирует (полное право любого свободного обывателя, но марксисты должны оценить этот факт), как откровенно и советских историков (но ссылаясь НЕ логично на И. Л. Андреева и других). 
           Я марксист, не цивилизационщих. И моя позиция – относиться к марксизму как к науке, а не как схоласты к наследию великого Аристотеля: искажая его, но смакуя вырванные цитаты. Для меня САМЫЕ ОСНОВЫ МАРКСИЗМА (как физики и др.) – сравнительно немногие исходные положения в любом хорошем изложении (из приверженцев гелиоцентризма и ньютонианства мало кто читал труды Коперника и Ньютона), из которых выводится все остальное, в том числе прикладное. А цитаты из Классиков могут только способствовать в этом добром деле. Самые основы марксизма – диалектический материализм (с атеизмом) – философский фундамент марксистского мировоззрения; и т. н. материализм исторический – самая общая социология марксизма. Я навсегда пришел к примерно такому пониманию этой общей социологии: производственные отношения – ядро всех отношений общества; характер производственных отношений задается уровнем производительных сил; производительные силы устойчиво развиваются, меняя производственные отношения; это – основа формационной истории; некоторые более частные положения. Все это для единой цивилизации всей Земли (линейность развития отдельных стран нарушают их взаимные влияния). Историю я изучал в 10 + 3 томах ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ и т. д. с этих общих позиций, мало обращаясь к ПСС Классиков. Как приверженец диалектического материализма, атеист – я никогда не делал икон ни из Классиков, ни из советских историков (как физики не делают икон из крайне авторитетных Максвелла, Эйнштейна и т. д.), в чем-то не главном разошелся и с первыми, и со вторыми. Мои разработки – на сайте mag-istorik. ru. Плотно к Классикам мне пришлось обратился, когда в Капстройку начались острые дискуссии с позитивным или негативным цитированием Классиков. Мое плотное обращение к Классикам принципиально не изменило моих воззрений, хотя, конечно, как-то уточнило их. АСП я считаю не подтвердившейся гипотезой Маркса (подобные были у Коперника и других гениев), об истории ее знаю достаточно, потому уверен, что никакая цитата моего мнения не изменит, тем более путанные изыскания в духе Волкова. А если произойдет НЕВОЗМОЖНОЕ и кто-то откопает ДЕЙСТВИТЕЛЬНУЮ цитату из Маркса, где он ОТРЕКАЕТСЯ от ОСНОВ марксизма – я восстану ЗА ЭТО на Маркса.