Про уроки Октября

                                                                ПРО УРОКИ ОКТЯБРЯ
       (к статье Саваса Михаила-Матсаса “Октябрь 1917: мировое событие”; АЛЬТЕРНАТИВЫ № 96)
          
     1. “ЗАВЕРШИЛСЯ ЛИ ИСТОРИЧЕСКИЙ ЦИКЛ, ОТКРЫТЫЙ ОКТЯБРЬСКОЙ РЕВОЛЮЦИЕЙ 1917? ”
           “Да, согласно господствующей доктрине” – “Оппозиционная доктрина” тоже не может не признать, что период канонического социализма XX века, который можно назвать и историческим циклом, завершился. Но “оппозиционная доктрина” не считает завершение любого из исторических циклов концом истории.
           “Однако, 25 лет спустя ничто не выглядит самоочевидным, определенным и неопровержимым”, как обычно в истории. – Но для марксистов и 25 лет назад грядущая победа коммунизма были достаточно самоочевидна, определенна и неопровержима. За 25 лет потускнела эйфория буржуазии. Два абзаца Михаил-Матсас посвятил обоснованию этого. 
           “В конце “конца истории” ничто не может (быть) выступать в качестве свершившегося факта. И культ свершившегося факта всегда был квинтэссенцией буржуазной идеологии …” – Без “культа” объективно свершившегося объективного ФАКТА нет материализма. С буржуазными идеологами марксисты расходятся, независимо от конца “конца истории”, в понимании свершившихся фактов, их значения и значимости.
           “… ориентироваться в Истории стало гораздо труднее …” – Почти по Ленину: “Материя исчезает” – значит, исчезает предел, до которого мы знали материю.
           “Мир находится в состоянии перехода” – Мое мнение: в самых развитых странах производительные силы перерастают капитализм. На этом буксире весь мир в состоянии перехода к коммунизму.
          “Гораздо реже можно услышать о почти непостижимом: МИРОВАЯ революция” – Социальным революциям типично предшествуют реакции отживающих строев, когда они многим могут казаться незыблемыми, а революции невозможными, потому непостижимыми.
           “… еще далеко до 1991 г. предлагались разные даты смерти социалистической Октябрьской революции” – Пока существует капитализм, он будет “предлагать” смерть своей исторической альтернативе.
           “Почему после исчезновения “сверхврага” ”триумфальный” капитализм … погружается в еще новый и гораздо худший кризис, начиная с 2007 года?” – Важнейшая тема для марксистского анализа.
           “ЧТО конкретно представляет этот “сверхвраг” и КАК он развалился в 1991 г.?” – Вопрос  буржуазным идеологам не по адресу. Научный ответ нужен марксистам. Какое отношение к нему имеют два абзаца (про Бадью) за процитированным, мне непонятно.  
          “… лишь подход, основанный на исторической материалистической диалектике способен … ответить: что конкретно произошло в 1917 г.?” – Материалистическая диалектика – это хорошо. Но без конкретного исторического анализа фактического материала даже она – схоластика.  
           Последние два абзаца раздела ставят отвлеченные вопросы, вместо хотя бы в финале раздела ясного ответа на вопрос заглавия раздела.
                  2. “ДЕСЯТЬ ДНЕЙ, КОТОРЫЕ ПОТРЯСЛИ ВЕСЬ МИР, А НЕ ТОЛЬКО ОДНУ СТРАНУ”
              Не вижу особого смысла в разделе, который дает в основном учебниковую информацию по мировому революционному подъему после Первой мировой войны без каких-то ясных выводов. Во всяком случае, читателям АЛЬТЕРНАТИВ в массе такой ликбез вряд ли нужен.
                                              3. “ОКТЯБРЬ 1917 Г. С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ЭПОХИ”
          “Осознание природы исторического века требует отказа от линейной концепции Истории (суждение даже не по эпохе:  Истории! – А. М.) и от эволюционистской “стадиальной истории” ее развития” – Мне, выученику советской исторической науки, непонятно. Если линейная “стадиальная история” является буржуазной концепцией, то зачем ломиться в открытые двери? Если же автор хочет ревизировать концепцию формационной истории, то честнее это делать с откровенностью и основательностью Бернштейна. Меня советские историки убедили в правильности концепции Маркса и Энгельса. Не монотонный, но устойчивый рост производительных сил ЕСТЕСТВЕННО задает линейную, в общем, смену формаций (с взаимным воздействием их региональных образцов) по мере перерастания производительными силами прежних производственных отношений.  Современная паника околомарксизма в плане этой концепции, разбавление ее цивилизационными, нелинейными и прочими выкрутасами – от непонимания формационной истории. И люди запутались в проблеме СУБЪЕКТНОГО изменения ЕСТЕСТВЕННОЙ истории с познанием ее ЕСТЕСТВА, в духе последнего Тезиса о Фейербахе Маркса и их с Энгельсом концепции перманентной революции, развитой и умело приложенной к практике Лениным.
           “Напротив, “марксистская ортодоксия” Второго Интернационала и Каутского, социал-демократия и российский меньшевизм, пленники механического материализма и экономизма были заинтересованы лишь … “в прямом редуцировании революционной возможности к экономическому потенциалу В НАЦИОНАЛЬНОМ  МАСШТАБЕ”” – Бернштейн ТОЖЕ выступал против марксистской ортодоксии, его критику Каутским (и Плехановым) приветствовал Ленин, до 1914 года достаточно положительно относившийся к формальной ортодоксии центристского II Интернационала. “Слов нет, учебник, написанный по Каутскому, был вещью для своего времени очень полезной”, пишет Ленин в ИТОГОВОМ своем документе “О нашей революции”, в котором предлагает радикальное обновление марксистской ортодоксии. Неконкретно нападать на марксистскую ортодоксию Каутского без веских обоснований – нападать на букву классиков марксизма, ревизировать его под прикрытием тотального отрицания наследия долголетнего соратника Маркса и Энгельса даже до его ренегатства. А при нападках на материализм марксистам одних деклараций, что он механический, мало.
          “Таким (по-моему, совершенно неубедительным – А. М.) образом, мы имеем дело с двойным редукционизмом: революционная возможность сначала доводится до НАЦИОНАЛЬНОГО УРОВНЯ, а затем до ЭКОНОМИЧЕСКОГО” (сначала до надстроечного, затем до базисного? – А. М.), который формально (декларация – А. М.) классифицируется согласно определенным общим, абстрактным (и, в конечном счете, а-историческим и метафизическим) правилам “исторических” изменений, которые допускают или превращают одну или другую общественную формацию” лягает мимоходом и без аргументации формационную концепцию поклонник цивилизационной и не линейной конкретики. – Это по Марксу и Энгельсу в основе общества лежит экономический базис, изменения которого задают формационную историю (к которой невозможно средукцировать каждую МЕЛОЧЬ). Любая наука “классифицирует” мир согласно общим и абстрактным правилам (объективным законам). До того люди барахтаются в частных и конкретных (типа цивилизационных и “не линейных”) явлениях – или спекулируют на них из интереса. Просто ОБОЗВАТЬ а-историческими и метафизическими можно и потуги Михаила-Матсаса. ЭКОНОМИЧЕСКИЙ закон соответствия производительных сил и производственных отношений действует всегда конкретно (как ЛЮБОЙ закон), “НАЦИОНАЛЬНО” по регионам. Например, промышленный переворот с его последствиями в Англии слабо сказался даже во Франции, Германии, США – не говоря об Австралии и т. п. Или высшая ступень капитализма в США не делает отсталые страны Африки историческим аналогом первых, с тем же действием законов, открытых марксизмом.
           “Согласно данной грубой метафизике (опять; а сколько не кричи “халва, халва”, во рту слаще не станет – А. М.) неприемлемым является само начало социалистической революции в экономически отсталой стране …” путает себя и других Михаил-Матсас. Согласно историческому материализму единство некоторого уровня производительных сил (локально на Земле) в каких-то пределах и соответствующих им производственных отношений (не на Марсе) является сутью способа производства (ядра формации с надстройкой и пр.). В отсталой капиталистической стране никакого начала именно послекапиталистической формации быть не может. Но концепция перманентной революции Классиков говорит о возможности в рамках Мировой революции НА БУКСИРЕ ее ядра в странах, переросших капитализм, недолгих прокоммунистических строев на базе недолго докоммунистических производительных сил. Все Классики признали дозрелость развитых стран капитализма до коммунизма на каком-то рубеже XIX-XX века, с тем до Мировой революции с ее перманентными звеньями в отсталых странах. И Ленин стал добросовестно ГОТОВИТЬ (с ЧТО ДЕЛАТЬ?) такое перманентное звено в НАЦИОНАЛЬНЫХ рамках (сначала обосновав ЭКОНОМИЧЕСКОЕ РАЗВИТИЕ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ), поскольку дозрелость до коммунизма Германии и т. д. не делает автоматической не только возможность коммунизма в России, но даже не побуждает ее трудящихся цепляться за буксир Германии (чего ради?), даже молодой пролетариат формационно отсталой страны. Прогноз Классиков о коммунистической революции в развитых странах оказался ошибочным (следствие недостаточного совершенства молодой марксистской науки), с тем и неверной основа перманентной революции по Троцкому. Но перманентное звено в России оказалось подготовлено (благодаря достаточному ДЛЯ ЭТОГО развитию марксистской науки) настолько хорошо (дальнейшее развитие марксизма Лениным, партия нового типа, воспитанный ею пролетариат, идущие за ним другие трудящемся и пр.), что даже без ТОЛКАЮЩЕГО перед собой Буксира (такой допускался всеми Классиками) Россия оказалась способной свергнуть свой ранний капитализм (опираясь на буксир марксизма, опыта пролетарского движения Запада). Возникла НЕОЖИДАННАЯ и для Ленина ситуация ДЛИТЕЛЬНОГО перманентного движения очень отсталой страны к коммунизму без перманентного Буксира. И Ленин в неожиданной ситуации начал разрабатывать теорию перманентного движения к коммунизму из этой НЕОЖИДАННОЙ нерадостной ситуации, особенно в своих последних работах. Очень важна роль черновой работы “О нашей революции”, начало осмысления возможности перманентной революции без прямого Буксира с выходом на перманентную эволюцию до коммунизма благодаря тому, что можно обозначить как СУБЪЕКТНЫЙ фактор, показавший свою силу при свержении капитализма в отсталой стране. Это являлось заявкой на самое большое углубление марксизма с его возникновения. Диалектик Ленин успел только начать, недодиалектики и не диалектики после Ленина решение проблемы опошлили (успешное построение ранней фазы КОММУНИЗМА в отсталой стране без Буксира, видите ли!), современные метафизики запутывают еще больше. А просто для начала нужно констатировать факт существования способа производства из капиталистических производительных сил и некапиталистических производственных отношений (целесообразно – социализм), естественно невозможный, но созданный и ДОЛГО, МАСШТАБНО (не как два государства рабов на Сицилии и Коммуна, общины сектантов и колонии утопистов) существовавший (полу)искусственно. И с тем углубить понимание возможности искусственно менять естественный ход истории, если ее естественные законы поняты в достаточной степени (чего не было у бланкистов и т. д.; чего не хватало Троцкому и др.); понимание, идущее уже с последнего Тезиса о Фейербахе и первоначальной концепции перманентной революции, понимание СУБЪЕКТНОГО фактора не только по теории Маркса и Энгельса, а и  через  осмысление практической деятельности особенно Ленина.
           “… Октябрь 1917 г. воспринимается как выражение “своевольного политического волюнтаризма”, противостоящего национально-экономическим требованиям социальной революции, “большевистский переворот”, который смог выжить лишь благодаря временному крайнему абсолютизму до своей роковой кончины 1991 г.” – Я нелепостей про (феодальный?) абсолютизм в СССР не встречал. Противостояние национально-экономическим требованиям социальной революции просвечивает в рассмотренном выше абзаце. “Своевольный политический волюнтаризм” большевиков, радикально изменивший историю XX века – дурацкая, но похвала большевикам за впервые способность менять историю
           “Удушливое сведение революционной возможности до “экономического потенциала на национальном уровне”” (душно Михаилу-Матсасу в путах марксизма) – путаное изложение открытия марксизмом закономерности (душной для субъективистов) ЕСТЕСТВЕННОЙ истории, прилично исследованной советскими историками. Вопрос в целесообразности и способности менять по ситуации ЕСТЕСТВЕННУЮ историю СУБЪЕКТНО и, т. с., свежо.
           Названное открытие марксизма “… постулирует в качестве первостепенных и абсолютных национальную особенность и неравномерность по отношению к международной взаимосвязи и взаимодействию” – Продолжение путаного изложение марксизма. Суть любого общества составляет  (не национальная, этническая) особенность его формационного статуса, типично разного у разных наций, стран. Чтоб понять международные связи и взаимодействия отдельных обществ, в первую очередь нужно понять формационные статусы отдельных обществ, особенно ведущих стран. Например, связи и взаимодействия международной и формационно разнородной системы классического (рубежа XIX-XX века) империализма задавались в первую очередь самыми развитыми тогда странами формационно перезрелого, монополистического капитализма. А “абсолютные особенности” чего угодно с позиций диалектики – вздор. 
            “Далее оно опускается еще ниже и стирает в АБСТРАКТНОЙ ОБЩНОСТИ телеологического детерменизма механически разделенных и последовательных стадий общественного развития” – Пасквиль на материалистическое понимание истории, ее производственный детерминизм, естественную последовательность стадий общественного развития в соответствии с ростом производительных сил: смену формаций, их этапов. А АБСТРАКТНАЯ ОБЩНОСТЬ – идеал науки (общность законов Ньютона, абстрагированная от конкретики мира, и пр.). Михаил-Матсас выступает против науки, установленных ею законов, ради волюнтаристского игнорирования их из какого-то интереса волюнтаристов, за субъективистский индетерминизм в рамках уже вековой эпохи, с якобы перманентным детерминизмом наступления коммунизма, но почему-то так и не детерминизированного индетерминистами до материального воплощения коммунизма.
           “НЕРАВНОМЕРНОСТЬ характеризует каждый уровень (не только экономику, но также социальные классы, институты, культуру и т. д.) и каждый другой шаг в неоднородном времени исторического процесса” – Уровни (страты буржуазной социологии?) подменяют органику общества. Предмет экономики – производственные отношения. Классы – не другой уровень, а структуры производственных отношений. Неопределенные институты – разговор не о чем. Культура – не другой уровень, а другая проекция общества; есть и производственная культура. А неоднородное время исторического процесса – художественное и пустое переименование неоднородностей формационной истории.
          “Национальные особенности представляют оригинальную комбинацию базовых черт глобального процесса. Эта оригинальная комбинация может быть ключевой для революционной стратегии на долгие годы … Особенность национального общественного типа есть нечто иное, как кристаллизация неравномерность (…и) его формации” цитирует Михаил-Матсас цивилизационное шатание Троцкого. –  Наука изучает общее, стремится частности свести к общему и выводить их из него. Троцкий и Михаил-Матсас смакуют национальные ОСОБЕННОСТИ, ОРИГИНАЛЬНЫЕ комбинации, кристаллизацию НЕРАВНОМЕРНОСТЕЙ, которые можно установить, угадать, нащупать, не выводя из абстрактной общности и не сводя к ней. Маркс создавал общие, абстрактные  теории общества, капитала; из них выводил конкретику научного коммунизма. Ленин начинал с определения формационного статуса России, констатации развития капитализма в ней, создал концепцию глобальной системы империализма с обозначения главного в нем; с общих позиций марксизма подходил к конкретике России. 
          “Неравномерность и особенности не устраняют, скорее наоборот, взаимодействия с их иным, взаимосвязи, противоречивыми отношениями, трансформациями по отношению к их противоположным, сложным комбинациям разнородным многоступенчатым элементам и структурным противоречиям” – Закручено лихо (хотя перевод, возможно, скверный, как и в других местах). Фраза является автохарактеристикой Статьи вообще и самой себя в частности. И подводит итог раздроблению формационной истории на неравномерности и далее по тексту, для удобства волюнтаристского комбинирования обломков на потребность заинтересованному субъекту.
           “С точки зрения всеобщего закона неравномерности (это что еще за чудо среди марксистских законов? – А. М.) следует другой закон (еще один на наши головы! – А. М.), который из-за отсутствия соответствующего наименования (как же так: ЗАКОН есть, автор его есть, а соответствующего слова нет, почти как в том неприличном анекдоте? – А. М.) может быть назван ЗАКОНОМ КОМБИНИРОВАННОГО РАЗВИТИЯ в том смысле, что различные стадии соединяются, отдельные фазы комбинируются, архаичные формы сливаются с новейшими” без всяких законов, хороня всякую формационную определенность, считает Троцкий. – Не хватает сил на установление формационных закономерностей, комбинируй субъективно все, что угодно, может и угадаешь. От познания и сознательного использования (как ветра при плавании против ветра) объективного производственного детерминизма – к субъективизму комбинаций. Я долго занимался формационной историей, знаю о нарушениях ее закономерностей внешними факторами и внутренними случайностями. Но сквозь все внешние факторы и внутренние случайности производительные силы достаточно устойчиво растут и достаточно устойчиво задают  локально соответствующие себе производственные отношения (капиталистические в финале СССР, например), что формирует способы производства, основы формаций. Это естество истории НАЧАЛО субъектно меняться, когда закономерности естества были достаточно поняты. Что касается неравномерности мира и комбинированности его всех элементов, то эти банальные свойства мира представляют интерес для никак пока не получающейся общей теории систем, но пока установленными строгими законами не являются, скорее натурфилософскими и социалфилософскими принципами.
          “Неравномерное и комбинированное развитие исторического процесса определяет и образует то, что диалектика называет “конкретной всеобщностью”” – Хорошо бы процитировать Диалектику, раз она так называет. Вместо этого некорректно приводится цитата авторитетного диалектика, одобренная диалектиком великим: “… конкретная всеобщность есть ”НЕ ТОЛЬКО АБСТРАКТНОЕ ВСЕОБЩЕЕ, НО ТАКЖЕ ВСЕОБЩЕЕ, КОТОРОЕ ВБИРАЕТ В СЕБЯ БОГАТСТВО ОСОБЕННОГО, ИНДИВИДУАЛЬНОГО, ЕДИНИЧНОГО””. Что конкретное есть особенное, индивидуальное, единичное – это не диалектика, а определение. Что КОНКРЕТНАЯ всеобщность ЕСТЬ НЕ только АБСТРАКТНАЯ всеобщность – филологическое соотнесение понятий. И вся эта “лингвистика” не акцентирует рассматриваемые натур… и социалфилософские принципы. Философам же иногда приходится пояснять философскую соотносимость затертых обыденных понятий, терминов.
            “В этом диалектическом смысле закон неравномерного и комбинированного развития становится основой теории ПЕРМАНЕНТНОЙ РЕВОЛЮЦИИ, которая была разработана вновь, после Маркса 1848-1850 гг., Троцким в 1905-1906 гг. …” подводит к цели своих предыдущих стараний Михаил-Матсас. – Маркс и Энгельс, открыли естественные законы общества, в том числе о смене старых формаций новыми, когда производительные силы перерастали первые. И тогда же они выдвинули положения о Мировой революции стран разного уровня развития (т. е. и тех, где производительные силы не доросли до коммунизма),  с тем о перманентных революциях как перерастаниях буржуазных революций в социалистические с пропуском частей капиталистических формаций. Авторевизия марксизма до Троцкого, отрыжка бланкизма? Нет, банальное, но для осмысления применительно к обществу потребовавшее гениальности, положение: “философы” должны познавать законы мира не столько для его академического объяснения и созерцания его понятого естественного развития,  сколько чтоб субъектно менять естественный мир, опираясь на знание его естественных законов, в направлении, более благоприятном для субъекта, чем естественное. То, что давно делалось в отношении природы и что якобы делали великие личности в отношении общества (марксизм показал, что донаучный субъективизм и т. д. великих личностей стихийно реализовывал объективно назревшие явления). Факторами, как-то меняющими естество конкретных национальных государств, всегда были внутренние случайности и внешние воздействия, а  теперь стала и субъектность (воля и т. д. субъектов, базирующаяся на знании и умении, типа при плавании на паруснике против ветра). Следует отметить, что концепция перманентной революции в середине XIX века была только намечена, а слабые попытки ее практического применения во время Революции 1848 года в не самых развитых Франции и Германии благодаря субъектности пролетариата и в расчете на скорый буксир Англии, успеха не имели и не могли иметь. Ведь коммунистического буксира нет уже полтора века; ЕСТЕСТВЕННО тред-юнионистский пролетариат даже самых развитых стран в принципе не может быть ЕСТЕСТВЕННЫМ ниспровергателем СВОЕЙ ФОРМАЦИИ – это ЕСТЕСТВЕННАЯ задача новых формационных сил, появляющихся в конце старой формации, при разложении ее перерастающими производительными силами; а марксизм только в XX веке дорос до четкой констатации, что пролетариат естественно – тред-юнионистский, что социалистическим (в капитализме надстроечно) он становится только при привнесении в него ИЗВНЕ марксистской идеологии и пр. И ОЧЕНЬ ВАЖНО – достаточно научная концепция перманентной революции задолго до необходимой коммунистической была разработана и приложена к практике только Лениным. Михаил-Матсас то ли не понимает этого, то ли лукавит, приписывая Троцкому заслугу Ленина. Это Ленин два десятка лет возглавлял подготовку перерастания естественной Февральской революции в искусственную Октябрьскую (разработки теории, партия нового типа, воспитание ею пролетариата, решения проблемы участия непролетарского большинства трудящихся и т. д.) и политику Советской власти в решающие годы. А Троцкий большую часть времени МЕШАЛ своими незрелыми воззрениями и политическими маневрами. Троцкий лишь сначала был “ленинской дубинкой” (не наоборот!), лишь в 1917 году ОН ВОШЕЛ в состав ЛЕНИНСКОЙ партии (не наоборот!), прекрасно проявив себя в этом году и в Гражданской войне, когда востребованы были его таланты организатора и бойца, а расхождения с Лениным в ДАННЫХ ситуациях отошли на второй план. Но он не только заслужил от Ленина хлесткие ИУДУШКА и т. д. до 1917 года, ИТОГОВУЮ констатацию “о небольшевизме Троцкого” в ПИСЬМЕ К СЪЕЗДУ, но в духе СВОИХ перманентных блужданий старался сорвать Брестский мир, совершенно не к ситуации будировал выматывающую ДИСКУССИЮ О ПРОФСОЮЗАХ и пр. После смерти Ленина Троцкий начал пропагандировать вздор (УРОКИ ОКТЯБРЯ), что это Ленин в 17 году перешел на позиции Троцкого (до этого занимаясь всякой ерундой вроде создания большевистской партии без Троцкого и пр.?). Но Троцкий, лично самый способный член ЦК ПРИ Ленине, стал глубоким критиком сталинщины – оппозиция всегда праведна, поскольку не делает СВОИ преступления и глупости в правительстве. Несомненно, Михаил-Матсас все это знает. Но Троцкий свою профанацию концепции Маркса НАЗВАЛ ПЕРМАНЕНТНОЙ, а Ленин, главный организатор перманентного перерастания буржуазной революции в социалистическую в рамках национального государства, этого ТЕРМИНА ИЗБЕГАЛ (из-за профанации его Троцким?). И Михаил-Матсас поверил Троцкому на СЛОВО (из интереса или по наивности?), хотя профанация Троцкого практически нигде не подтвердилась, в отличие от концепции Ленина, под руководством которого (а не выступая против которого, в том числе с названной профанацией) Троцкий особенно проявил себя положительно. В деле Октября Ленин без Троцкого почти наверняка обошелся бы. Без Ленина, как бы ни проявил себя Троцкий, Октября не было бы вообще, социализма XX века – скорее всего.
            Почти абзац значительных размеров Михаил-Матсас посвятил цитированию Троцкого. Ленин не знал цитированного  “шедевра”? Или тихой сапой использовал его “бесценное” содержание, лицемерно отрицая перманентную революцию по Троцкому?
           “МИРОВОЙ характер современных сил производства … МИРОВОЙ характер разделения труда … все это движущие силы, которые придают МИРОВОЙ характер классовой борьбы (…е?) … превращая революцию в перманентную” по Троцкому и перечеркивая самые основы марксистского понимания конкретной истории. – Именно Троцкий и Михаил-Матсас перечеркнули те основы. Действие закона соответствия в любом национальном регионе с началом империализма размывается воздействием других регионов, но не отменяется. Коммунизм, на базе производительных сил более высоких, чем при любом капитализме, естественно прежде всего установится в самых развитых странах (не обязательно раньше всех именно в самой развитой). Естественно позднее других придут к коммунизму отсталые страны (не обязательно позже всех именно самая отсталая), типично на буксире коммунистических. Но достаточное познание естественных законов общества марксистской наукой позволяет эту естественную картину субъектно скорректировать. Далеко не самые развитые страны, при наличии значимыой субъектности на марксистской основе (этот фактор вероятностен по многим параметрам), могут доходить до коммунизма не через всю естественную капиталистическую формацию и каноническую коммунистическую революцию, а по “гипотенузе к ним” – через социализм (прокоммунистический строй на базе капиталистических производительных сил, согласно практике XX века). И могут (но возможность – не необходимость) придти к коммунизму раньше всех. В XX веке такая возможность не реализовалась до конца. Теперь она, скорее всего, утрачивает прежнюю значимость – если самые развитые страны объективно уже дозрели до коммунизма и с тем для буксирования отсталых стран.
            Михаил-Матсас приводит цитату из Троцкого, который, ссылаясь на ранние воззрения Маркса в отношении самых развитых стран XIX века (про другие тот тогда знал мало), отбрасывая и этот последний аспект, и последующее развитие марксизма, особенно Лениным, с тем подает СВОЮ интерпретацию ТЕХ воззрений универсальным ключом к любым ситуациям мира в целом.
           “Далее указав на основе русского опыта, на три аспекта перманентной революции – переход от демократических к социалистическим задачам революции, революция в рамках революции после достижения рабочим классом власти и ее международное измерение …” – Цитируемой литературы у меня нет, да и языков не знаю; приходится полемизировать не с Троцким, а его подачей Михаилом-Матсасом. 1. Суть перманентной революции – переход от буржуазной ее ступени к социалистической. Смещение вопроса заменой буржуазности демократией – замазывание формационной сути революции, смены одной демократии другой. 2. Революция в рамках революции звучит красиво, но неясно. Ясность в том, что в рамках единой перманентной революции (в России примерно с самого рубежа веков до полной победы над буржуазией) две революции: буржуазная и социалистическая. На базе первой (весь переход от феодализма к капитализму с естественным генезисом пролетариата и пр.) – субъектная подготовка национального звена ожидаемой Мировой революции (создание парии нового типа и пр.). Вторая – реализация подготовленного, как оказалось, даже без Западного буксира. 3. С последним – необходимость радикальной перемены прежних представлений о мировой революции (уже Брестский мир вопреки саботажу Троцкого и др.).
          “ … он (Троцкий) завершает последним аспектом, который соединяет (комбинирует? – А. М.) и определяет их всех: “СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ НАЧИНАЕТСЯ НА НАЦИОНАЛЬНОЙ ПОЧВЕ. НО ОНА НЕ МОЖЕТ НА НЕЙ НЕ ЗАКОНЧИТЬСЯ (даешь Бресткую войну? – А. М.)” … НАЦИОНАЛЬНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ НЕ ЯВЛЯЕТСЯ САМОДАВЛЕЮЩИМ ЦЕЛЫМ: ОНА ЛИШЬ ЗВЕНО ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОЙ ЦЕПИ. МЕЖДУНАРОДНАЯ РЕВОЛЮЦИЯ ПРЕДСТАВЛЯЕТ СОБОЙ ПЕРМАНЕНТНЫЙ ПРОЦЕСС, НЕСМОТРЯ НА ВРЕМЕННЫЕ СНИЖЕНИЯ И ОТЛИВЫ”” – Маркс и Энгельс, создавая начальный марксизм, пришли к концепции Мировой революции уже в середине XIX века, с ее ядром самых развитых стран, более или менее дозревших до коммунизма, с перманентными звеньями на буксире коммунизма в более отсталых. Они изначально акцентировали субъектность (естественную, как они думали) пролетариата. Первоначальный марксизм корректировали сами первые Классики. Естественную назрелость коммунизма в развитых странах они отнесли к рубежу XIX-XX века и пр. Ленин обосновал естественный тред-юнионизм пролетариата, социалистическое сознание в который нужно вносить извне и др. Ленин, как и Троцкий, и все остальные марксисты, принял прогноз Маркса и Энгельса о Мировой революции, ее сроках. Он не сомневался в Западном буксире, но допускал возможность начала Мировой революции в отсталой России. И понимал, что автоматическое особенно НАЧАЛО в России НЕВОЗМОЖНО, в силу ее формационной отсталости, что подцепление России к тянущему БУКСИРУ, а тем более к ТОЛКАЮЩЕМУ перед собой НАДО ТЩАТЕЛЬНО, НАУЧНО готовить. У Троцкого все было легковесней, поверхностей… Коммунизм назрел в передовых странах (по Марксу и Энгельсу) – значит ЕСТЕСТВЕННО и (вопреки закону соответствия) в опутанных ими отсталых тоже (эта вульгаризация по Троцкому). Мировую революцию нужно энергично подталкивать, но можно не слишком научно готовить – все равно ведь назрела. И начаться ЕДИНАЯ Мировая революция может почти где угодно. Главные усилия – энергично и умело раздувать ЛЮБОЙ естественный огонек до неизбежного естественного мирового пожара, чтоб НЕИЗБЕЖНОЕ было СКОРЕЕ. Ленинской тщательной подготовке национального звена Мировой революции (создание партии нового типа, воспитание тред-юнионистского пролетариата и т. д.) Троцкий больше мешал. А когда подготовленная при решающей роли Ленина Революция начиналась – Троцкий не понял ее ленинского задела, посчитал ЕСТЕСТВЕННЫМ началом перехода МИРА к коммунизму и примкнул к главной силе Революции, показав по ситуации свои действительные достоинства. Но и при этом постоянно мешал Ленину (не он один; и закаленные большевики часто не поспевали за Гением), а после смерти Ленина постарался ленинизм растворить в троцкизме. Перманентная революция по Ленину дала результатом социализм XX века. Троцкизм после Ленина самостоятельно не дал ничего существенного, кроме острой  критики вульгаризированного ленинизма – сталинизма. Поскольку сейчас остается только констатировать, что коммунизм в развитых странах, его буксир в отсталых в XX не назрели – особенно ясна полна бесперспективность Мировой революции по Троцкому и какая-то возможность ее по Ленину.
          “Несмотря на все его политические конфликты с Троцким вплоть до 1917 г., Ленин никогда не разделял (отделял) Русскую революцию от европейской и международной революции” мягко стелет апологет Троцкого. – Т. е. несмотря на откол Троцкого от большевизма (ленинизма), Ленин всегда следовал Троцкому? Никто из марксистов не ОТДЕЛЯЛ. Но Ленин делал это гениально, а Троцкий – попроще.
           “Уже в 1905 г. он видел в первой “искру”, которая разожгла бы последнюю, от которой зависел(…а) ее собственная окончательная победа” – Ленин принял прогноз Мировой революции Маркса и Энгельса – не Троцкого. Соответственно, он рассчитывал на ВОЗМОЖНОСТЬ начала Мировой революции и Революцией 5 года. В работе “Социал-демократия и Временное революционное правительство”, раздел III, последний абзац (ПСС, т. 10, с. 4) – примерно тогда, когда Троцкий адаптировал в СВОЮ ПЕРМАНЕНТУЮ РЕВОЛЮЦИЮ воззрения Парвуса – лапидарно сформулирована суть всего ленинизма до 20х годов, взгляд на перспективы Мировой революции с началом ее в отдельно взятой России, очень прилично реализовавшийся через 12 лет. Если Троцкий в чем-то приблизился к Гению, его счастье, свидетельство его Таланта. Гению у Таланта особо учиться было нечему, наоборот не получилось из-за нелепых амбиций Троцкого.
            “С началом первой империалистической войны в 1914 г. … происходит важный качественный скачок в марксистской теоретической мысли, – революционная политика Ленина … С его поворотом в 1914-15 гг. к диалектике и философии … Ленин разрывает (ну, наконец-то, допер, долговременный меньшевик? – А. М.) с самым фундаментальным и методологическим уровнем социал-демократии, со схематичным(…змом?) “марксизма” и линейной концепции (… ей?) Истории …”, которая была важнейшим научным открытием Маркса и Энгельса.  – Михаил-Матсас, возможно, не знает басню Крылова “Мартышка и Очки” или ее какого-то аналога. Не способный понять изначальную гениальность Ленина, возможно не знающий отмеченное мною в предыдущем абзаце место в его Наследии, не читавший или забывший “Материализм и эмпириокритицизм” и т. д. и т. п., он вцепился в одну ступеньку  совершенствования марксизма Лениным, чтоб обосновать никчемность Ленина (не знал философии вообще, диалектики в частности и т. д.?), когда Троцкий уже раскручивал свою, практически не подтвержденную профанацию концепции перманентной революции? Центристы, их II Интернационал старались до 1914 года соблюдать букву марксизма. Михаил-Матсас видит развитие марксизма в перечеркивании в марксизме того, что Классики записали буквами, чтоб другими буквами подавать марксизмом блуждания Троцкого и отсебятину самого Михаила-Матсаса.
            “Этот разрыв (с меньшевизмом, надо понимать – А. М.) будет питать его (большевистский, наконец-то? – А. М.) прорывной анализ империализма, решающий стратегический и программный поворот его “Апрельских тезисов” …” и далее по тексту. – Крупным марксистом Ленин проявил себя уже борьбой с народничеством и оппортунизмом, РАЗВИТИЕМ КАПИТАЛИЗМА В РОССИИ еще в конце XIX века. С работы ЧТО ДЕЛАТЬ? Ленин поднимает марксизм на качественно новую ступень – ленинскую. Марксизм Ленин развивал и до 1914 года, и после до конца. Самый резкий перелом в этом развитии имел место в 20е годы, когда прогноз Маркс и Энгельса о Мировой революции (с тем надежды большевиков на буксир Запада) стал пробуксовывать, потому потребовалось качественное усовершенствование марксизма (концепция перманентной эволюции к коммунизму без буксира на базе капиталистических производительных сил и пр.). Ленин не успел; а Троцкий и другие не просто не осилили в нужной мере, но и ослабили силы склокой, выведшей на сталинистский как-то социализм и только язвительную его критику и никчемную практику троцкизма.
            “Суть мысли Ленина и практики лежала в его анализе империализма …” считает Михаил-Матсас (а Троцкий уже в 1905 году обходился без такого анализа?).  – “Большевизм (= ленинизм – А. М.) существует как течение политической мысли и политическая партия с 1903 года” писал Ленин. А как только первое – уже с работы ЧТО ДЕЛАТЬ? Именно с нее началась непосредственная подготовка (первое звено перманентной революции) Октября в заранее неведомой конкретной исторической форме. Правда, когда Ленин начал создавать большевизм, перманентный не большевик Троцкий был неизвестен, что неудобно для его приверженцев. Удобней считать Ленина до 1914 года меньшевиком, не философом, не диалектиком. Можно, конечно, но глупо.
          “Движущие силы эпохи перехода, ее противоречий образуют историческую материальную основу и ДВИГАЮТ МИРОВУЮ СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ РЕВОЛЮЦИЮ. Безусловно, не как сиюминутное согласованное ниспровержение, единичный эпизод, но как перманентный процесс …” хоть до греческих календ. – Советские историки вплотную подвели к пониманию структуры естественных переходов от формации к формации, начиная с перехода от первобытного строя к классовому. Образец – естественный переход от феодализма к капитализму в Англии. В XVI веке, на базе “малой промышленной революции” – генезис ранних капиталистических производственных отношений, преломляемых в новых классах (“новое дворянство” и др). В первой половине XVII века – конфликт нового уклада и старого строя, реакция последнего. В середине века революция, слом феодализма и победа раннего (до промышленного переворота с последствиями) капитализма. Субъектная социалистическая революция в России на базе естественного перехода от позднего феодализма к раннему капитализму имела похожую структуру. С конца XIX века на базе естественного генезиса пролетариата, с внесением в него социалистической идеологии, генезис пролетариата социалистического. Процесс обрел перманентные перспективы с выдвижением гения Ленина, с созданием большевистской партии. Естественная Революция  5 года не стала естественной базой перехода от буржуазной стадии перманентной революции к социалистической, как надеялись марксисты (силы социализма в России были еще очень слабы, а на тянущий  Западный буксир и ТОГДА рассчитывать не приходилось), но вполне показала потенции уже как-то социалистического пролетариата России, уже наличие какого-то нетипичного социалистического уклада. На естественных базах столыпинщины (аналог режимам Кромвеля и Наполеона) и распутинской реставрации (аналог канонам) победившая буржуазия ответила трусливой антисоциалистической реакцией, пойдя на союз с недобитыми феодалами против всех трудящихся. А естественная база свержения ненужного уже буржуазии режима реставрации (аналоги – “Славная революция” в Англии и Революция 1830 во Франции) создала своеобразие текущего момента, когда социалистический пролетариат и шедшие за ним остальные трудящиеся, преданные перетрусившей буржуазией, свергли ее даже без прямого буксира Запада. Типично в Гражданской войне новый строй утвердился, а НЭПом (ленинским) закрепился (не столь браво, как закрепляли капитализм режимы Кромвеля и Наполеона – из-за “запаздывания” Западной революции). С 1925 года по 1927 имела место реставрация капитализма (сталинско-бухаринский НЭП), столь же неглубокая, как неглубокими феодальными были канонические реставрации, и отброшенная также “славно”. Ключевое значение имела ленинская еще партия, вобравшая в себя межрайонцев и некоторых представителей других социалистических партий, придавшая истории не естественное течение. Подвижки к социализму после Октября в разных странах были реализованы позднее на БУКСИРЕ СССР. Но ленинские разработки в новых и неожиданных условиях утрачивали непосредственное значение и прямо извращались, достаточных новых не получалось. Ни довести социализм до коммунизма против действия капиталистических производительных сил по приведению производственных отношений к капиталистическим, ни хотя бы более резко расширить социализм за счет новых, особенно самых развитых стран, потускневшие марксисты не смогли (у отдельно взятых последователей Троцкого не получилось ничего вообще). Теперь наша задача не проморгать надвигающуюся коммунистическую революцию в развитых странах, подготовить на их благостном буксире перманентные переходы сначала к социализму в остальных. Для этого нужно четко понять генезис нового уклада, определить естественно новые общественные силы и постараться субъектно присоединить к ним пролетариат (чтоб не стал типа вандейского крестьянства и пролетариев-нацистов). А это возможно только при условии очищения наследия Классиков от немарксистских искажений и учета реальных достижений марксистской науки после Ленина, особенно – советской. Можно добавить, что и структура перехода от социализма к капитализму аналогична рассмотренным. В рамках социализма – стихийный генезис капитализма (особенно – “новой бюрократии”, показательно – криминальной буржуазии и подпольного именно пролетариата, тред-юнионистского, т. с.; и пр.). Отчасти уже заявили о себе новые силы попыткой Разрядки напряженности с капитализмом в начале 70х годов. Затем началась политика старой бюрократии сохранить прежний строй путем закручивания гаек. Но у уже немарксистов не получилось. Перестройка-капстройка – выраженная социальная контрреволюция. Путинский режим закрепляет победу капитализма в духе режимов Кромвеля, Наполеона, Столыпина. А дальше можно ждать “реставрацию социализма” в форме прихода к власти КПРФ, СР или еще как (если на то будет воля буржуазии; настрой снизу уже есть), призванную также сгладить лихости межформационного перехода, как это делали каноны Реставраций. После выполнения этой задачи режим “социалистической” реставрации ждет судьба реставраций “феодальных” – легкое, “славное” устранение буржуазией. Кстати, такой как бы Февраль ТОЖЕ мог бы стать естественной базой свержения капитализма, если бы марксисты оказались бы способны подготовить его во все еще не самой развитой стране, опять пресекая поползновения и буржуазных “социалистов”; а теперь и “коммунистов” КПРФ, для коих лимит на Революцию (без которой переход к новой формации не возможен по марксистскому определению) исчерпан.
            Приводятся слова Т. Крауса: “международная организация капитала  не может быть оспорена или разрушена на национальном уровне, на разнородных путях национального рабочего движения: то, что Маркс и Ленин осознавали в общем …” – Маркс и Ленин (и Троцкий) не осознавали, что производительные силы развитых стран до коммунизма, до его буксира не доросли. Все попытки движения к коммунизму (строю на базе производительных выше капиталистических) с середины XIX века реально были попытками движения к социализму (на базе капиталистических производительных сил). Марксизм с Лениным показал возможность социализма даже в отдельно взятой и отсталой стране, но практика XX века показала и не обязательность тогда социализма в стране любого уровня, и его вероятную гибель от приведения производственных отношений в соответствие с капиталистическими производительными силами, чему способствовала изматывающая борьба с более мощным капитализмом.
              ”… Ленин никогда не отказывался от гипотезы (! – А. М.) о том, что революция имела международный характер так же, как мировая война означала начало мировой революции” – Практика XX века ПОТВЕРДИЛА или ОПРОВЕРГЛА (точнее – в какой мере?) теоретическую гипотезу? Ленин не дожил до результатов проверки, не смог субъектно скорректировать результаты в лучшую сторону. Ленинцам надо идти дальше, а не просто цепляться за недостаточно верную гипотезу, что уже мешает движению к коммунизму.
          Последние абзацы раздела посвящены теме перерастания мировой войны в гражданскую в ее международном аспекте и с острием ленинского лозунга “ДА ЗДАВСТВУЕТ МИРОВАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ РЕВОЛЮЦИЯ!” – Мировой революции не получилось, после “краха социализма” особенно нужно по-ленински исправлять былые ошибки и Ленина, а не упиваться былыми успехами, эйфорией от них, как это делали “левые коммунисты” и Троцкий, срывая СОЦИАЛИСТИЧЕСКУЮ  ПЕРСПЕКТИВУ борьбой против похабного Брестского мира. Напрасно Михаил-Матсас апеллирует к Ленину, логичнее бы прямо к Троцкому, если уж Ленин якобы до 14 года был меньшевиком и не знал диалектики, философии вообще, только в 17 дорос до усвоения мудрости Троцкого. 
                                                   4. “ЭПОХА С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ ОКТЯБРЯ 1917 ГОДА”
           “Кроме перепуганной буржуазии социал-демократии вместе с папой “марксистской ортодоксии” Карлом Каутским  также протестовали в ужасе: социалистическая революция невозможна в экономически отсталой России …” – В советской традиции ОРТОДОКСИЯ скорее плюс – против ревизионизма, хоть буржуазного Бернштейна, хоть революционного Троцкого. Против ортодоксии годятся и ревизионизм, и догматизм, ревизирующий необходимое развитие. Каутский или Плеханов были догматиками в одном, ревизионистами в другом. Троцкий тоже, но иначе.
            “… Грамши писал, что Октябрьская революция “одолела КАПИТАЛ Маркса”” – Все не Классики недопонимали марксизм в каких-то моментах. Иначе они были бы Классиками.
             “Октябрьская революция – величайшее подтверждение в общественной практике теоретического анализа, исторического прогноза …” – ВЕЛИЧАЙШИМ подтверждением была бы Мировая революция по прогнозам Классиков. Октябрьская революция через век требует еще большей существенной коррекции марксизма, особенно после “краха социализма” вместо Мировой победы коммунизма уже как век после Октября.  Догматики, цепляющиеся за якобы величайшее подтверждение Октябрем марксизма, прогноза Классиков (хотя, скорее, идей папы троцкизма), мешают исправлять ошибочное в Наследии для более успешных прогнозов естества впредь, более успешной его субъектной коррекции.
           “Что же еще представляет собой эта работа (КАПИТАЛ – А. М.), как не теоретическую обоснованную критику и диалектическое объяснение ПЕРЕХОДНОЙ природы и таким образом исторически ВРЕМЕННЫЙ характер капитализма … ?” Исторически переходная природа и исторически временный характер всех формаций – положение из основ марксизма. КАПИТАЛ детально обосновал это в отношении естества самой актуальной и последней классовой ФОРМАЦИИ, но не ее конкретных ЭТАПОВ. Рабовладельческая формация свергалась не вообще, а как ее последний этап (Поздняя Римская империя и пр.), феодальная – как поздний феодализм (в Западной Европе примерно с XV века). Через полвека после Ленина марксистам нужно было констатировать (если уж не смогли предсказать) поздний этап капитализма (сначала результат Нового курса в США и послевоенных антифашистских режимов в развитых странах Европы) с общими чертами поздних этапов (качественное улучшение положения основного класса эксплуатируемых, важнейшая роль государства и пр.; очень важно – общее некоторое предвосхищение последующей формации, но утверждающейся именно через свержение позднего этапа предыдущей). Поздний этап капитализма есть та ступенька на исторической лестнице, между которой и ступенбкой, называемой ранним коммунизмом, никаких промежуточных ступеней нет, только коммунистическая революция (использовано: Ленин, ПСС, т. 34, с. 193). Марксизм классиков – с точностью до формаций. Марксизм после Классиков, осмысленная реальная история после них позволяют точность до этапов формаций. Сильно мешают не только ревизионисты, но и догматики, цепляющиеся за разработки до наступления позднего капитализма. Особенно опасно цепляние за разработки не Классиков, как-то ревизирующих Классиков.
          Два абзаца Михаил-Матсас посвящает изложению и своему толкованию мысли Маркса в рукописях 1857-59 годов; не объяснению, почему мысли всех Классиков о победоносной Мировой революции с ядром в развитых странах на рубеже XIX-XX века оправдались так мало (мировой революционный подъем ВМЕСТО ИМЕННО МИРОВОЙ КОММУНИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ, включая ее перманентные звенья; победа без буксира  ИМЕННО в стране, едва перешедшей от феодализма к капитализму).
            “МИР противоречий, приведший к революции, исторические материальные условия, сошедшие(…ся?) вместе в МЕЖДУНАРОДНОМ масштабе и ставшие причиной слома особенной российской общественно-экономической формации …” Общие слова и поразительный ревизионизм: оказывается, была особенная российская общественно-экономическая формация, сменившаяся, надо понимать, советской. А как насчет немецкой, американской, греческой и пр. цивилизаций? Виноват, формаций.
               “… и в последнюю (! – А. М.) очередь, глубочайшие тенденции и требования МИРОВЫХ общественных производительных сил (именно они в ПОСЛЕДНЮЮ очередь вопреки Классикам? – А. М.), какой бы они уровень не достигли в России, является определяющим фактором, сделавшим Октябрьскую революцию началом МИРОВОЙ революции …” Почему не в более развитых США или менее развитых Китае или Индии, если мир противоречий, мировые производительные силы (? – А. М.) и пр. перечеркнули ЕСТЕСТВЕННОЕ действие производительных сил согласно ортодоксии Классиков? А об объективном СУБЪЕТНОМ факторе (естественных воле и пр. на базе научного знания) Троцкий и его последователи не думают, подменяя его субъективизмом своих толкований и деяний.
              “В этом смысле (какого-то особого СМЫСЛА, хотя бы чуждого мне, в предыдущем рассмотренном абзаце, я не вижу) условия для революции были незрелыми”, грустно замечает Михаил-Матсас. Но вопреки этому его фактическое НО … “Октябрь 1917 г. не был “преждевременной” попыткой …” – хотя условия были незрелыми? 
            “... термин, “РАННЯЯ социалистическая революция,  пущенный в обращение некоторыми марксистами, может дезориентировать нас в направлении национал-реформистских предпосылок, принятых классической социал-демократией или сталинской доктриной “социализма в отдельной стране”” – Термин “социалистическая РЕВОЛЮЦИЯ” не может НАС дезориентировать  в направлении реформистских предпосылок. Классическая социал-демократия не мечтает замкнуться в национальных рамках, но желает глобальной социал-демократизации, в мирных условиях всегда имеет свой интернационал. А в условиях, когда по мнению Троцкого и Михаила-Матсаса “мировые производительные силы” в связи с Первой мировой войной назрели для мирового свержения капитализма (но так и не свергли его и после Второй мировой, даже до сих пор), не Сталин начал доктрину об “отдельно взятой стране” (знаменитые слова ЛЕНИНА), а Ленин, Брестским миром сорвавший авантюру Троцкого, политикой мирного сосуществования с империализмом отдельно взятой Страны Советов заложивший политику СССР на десятилетия. Хотя люди, до сих пор не понявшие, что коммунизм, его буксир для отсталых стран, в XX веке не назрели и в самых развитых странах, что объяснять надо не отсутствие коммунизма, а наличие социализма, что понять надо значение субъетного фактора после возникновения марксизма и роль Ленина при наличном уровне молодого марксизма, такие люди будут цепляться именно за блуждания Троцкого и других не Классиков, при необходимости догматически и за ошибки Классиков (на манер Каутского). Далее в абзаце Михаил-Матсас путано привязывает к теме рассмотрения Томаса Мюнцера в XVI в..
           “Противоречие между МИРОВЫМ характером современных производительных сил в условиях империалистического контроля и НАЦИОНАЛЬНЫМ характером социалистического строительства, которое началось в экономически слабой стране, могут разрешены только в конце международной экспансией и углублением социалистической революции и ее победы в капиталистических центрах-метрополиях глобальной экономики” – А до того “Брестская война” экономически слабой страны? О каких современных производительных силах идет речь – современных или век назад (на что намекает процитированный и дальнейший текст), когда с Брестским миром было начато “национальное” социалистическое строительство? По-меньшевистски, глупо ЖДАТЬ СКОРОЙ победы социалистической революции в центрах-метрополиях империализма (именно такой меньшевизм инкриминировали Троцкому сталинисты) ленинцы не могли, а опасную глупость войны переходной России  с еще нереволюционной Германией поняли позднее и “левые коммунисты” (а Троцкий?). Для некоторого увлечения большевиков международной экспансией холодным душем стало поражение Красной армии в Польше, более пролетарской, чем Россия; затем снижение революционного подъема в развитых странах. Противоречия между “МИРОВЫМ характером производительных сил” и “НАЦИОНАЛЬНЫМ характером социалистического строительства” – причуда (пост?)троцкизма, вздорно извращающая закон перерастания новыми производительными силами старых производственных отношений, тем более точный, чем действующий более локально. А после “краха социализма” и в условиях современного глобального капитализма процитированные рассуждения беспредметны.
          “В краткосрочной и долговременной перспективе были возможность и необходимость принять меры, которые усилили бы и защитили переходные трансформации в противовес давлению империализма и общих тенденций капитализма, как внутренних, так и внешних” – Меры, это типа срыва Брестского мира и войны с Польшей до победного или иного конца? Ну, ладно, Ленин мешал развернуться Троцкому. Но прошел век, а меры, которые были и ВОЗМОЖНЫ, и НЕОБХОДИМЫ, приняты не были, хотя Мировая революция давно назрела, как упрямился Троцкий и упрямятся его последователи, так и не понявшие, что Октябрь – не первая ласточка назревшей Мировой коммунистической революции, а первая социалистическая (опережающая производительные силы; звено перманентной, сделанной субъектно, благодаря не мировым и еще каким производительным силам, а умелому использованию Лениным марксистской науки в отдельно взятой, “национальной”, стране). Ленин и ленинцы, несмотря и на некоторые изначальные ошибки, общие с троцкистскими, добились частичного успеха, Троцкий и троцкисты никакого СВОЕГО не имели, только в русле деяний ленинцев. 
           “Бюрократия стала препятствием для этих краткосрочных и долгосрочных мер …” и далее по тексту. – Когда назревали буржуазные революции, феодалы не были непреодолимым препятствием. А когда назрела Мировая революция, мировой коммунизм, когда имелись и возможность, и необходимость, не прежняя бюрократия, а откуда-то свалившаяся социалистическая стала непреодолимым препятствием, хотя мировые производительные силы, подготовившие Мировую революцию и мировой коммунизм уже век назад, выросли многократно? Чудно. 
         “Рано или поздно вопрос “Кто кого?” можно будет оценивать на международной арене конфликтов между живыми общественными силами революции и контрреволюции” – Век оценивали: мало? Нужно ждать, что будет еще и ПОЗДНО? Может, так и станет, если новые троцкисты смогут развитию общества мешать своими надуманными схемами успешней, чем Троцкий Брестскому миру. Я думаю, что производительные силы в развитых странах, наконец, перерастают капиталистические, вообще классовые производственные отношения, что поздний капитализм скоро ждет судьба позднего первобытного строя, позднего рабовладения, позднего феодализма. Если только с помощью разных околомарксистских путаников дело не затянется настолько, что производительные силы, их военный аспект (атомное оружие и пр.) при затянувшихся производственных отношениях капитализма не приведут к гибели человечества раньше.
           “Неразрешенное противоречие между глобальным и национальным (пасквиль на то, что  в марксизме называется материалистическим подходом истории – А. М.) привел к краху 1989-1991 гг.” – С общих марксистских позиций некрах перехода от первобытного строя к классовому, некрах Нидерландской революции XVI или Английской XVII века и пр.; и “крах социализма” … В первых случаях неуклонно растущие производительные силы естественно и приводили в соответствие с собой производственные отношения асинхронно по отдельным регионам. Внешние воздействия сорвали победу капитализма на половине Исторических Нидерландов, приведя там в соответствие века на три производительные силы с феодальными отношениями. Тысячелетия параллельно росту производительных сил (средств воздействия на природу) росли средства воздействия на общество (предлагается – преобразующие сил: политические организации и умение, особенно важно – социальная наука). С XIX века они уже сделали возможным (марксизм, марксистские партии и потом социалистические государства) качественно менять естественное действие даже закона соответствия. Внесение марксистской партией социалистического сознания в тред-юнионистский пролетариат (успехи этого зависят от многих факторов; от уровня производительных сил, ступеней капиталистической формации – не жестко) создает необычный социальный уклад, который может увлечь на социалистический путь всех трудящихся. Начальные подвижки сознательного творения истории не могут не быть вероятностными, их результаты – не могут быть гарантированы. С гением Ленина субъектный фактор оказался достаточным для  перманентного перехода (вопреки ошибкам не дотягивающих до гениальности Троцкого и других) от едва установившегося капитализма (на базе естественного перехода к нему от феодализма) к социализму (не коммунизму); затем получился мировой социализм на буксире СССР. Но со смертью Ленина перевес субъективного фактора над естеством стихии кончился (с тем и нужная способность к саморазвитию этого фактора тоже), десятки лет в рамках социализма происходило долго скрытное приведение производственных отношений в соответствие со всегда капиталистическими производительными силами. А генезис именно уже послекапиталистической формации в самых развитых странах происходил примерно в одно время с ”крахом социализма”.
           “Однако, что еще осталось неразрешенным, так это глобальные противоречия, взорвавшиеся столетием ранее и воспроизводившиеся с возрастающей  и более разрушающей силой на протяжении прошлого столетия” – Противоречия, уже взорвавшиеся столетием ранее, затем воспроизводились в этом столетии с более разрушающей силой, но перманентным взрывом так и не похоронившие капитализм даже  через столетие после Октября?
            “И в начале XXI в. за кульминацией капиталистической глобализации последовал огромный и нерешенный кризис, влияние которого еще не до конца осознанно” – Т. е., может быть, противоречия будут перманентно взрываться без гибели капитализма века, как десятилетия после Великой депрессии 30х годов? Я предполагаю, что производительные силы развитых стран естественно переросли капитализм. С обеспечением марксистами хорошего субъектного фактора Мировая революция (скорее всего, в неожиданных формах) с буксиром коммунистической в развитых странах может НАЧАТЬСЯ даже через ГОДЫ.
            “ОКТЯБРЬ 1917 ГОДА БЫЛ ИСТОРИЧЕСКИМ СОБЫТИЕМ, ПОСКОЛЬКУ ОН ОТКРЫЛ СОВЕРШЕННО НОВУЮ ЭПОХУ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА” – Количественная характеристика. А качественная? Два  последующих предложения процитированного абзаца ее не дают, подменяя клубком буйных выражений. Потому нет даже намека на основную качественную в марксистской истории, формационную определенность первой социалистической революции, второго звена революции перманентной на естественной базе перехода от феодализма к капитализму. 
         “… ЭПОХА ПЕРЕХОДА НАЧАЛАСЬ” От чего к чему – более или менее понятно. Но каковы результаты на сегодняшний день и, главное, конкретные перспективы – тоже понятно?
          “1991 Г. НЕ БЫЛ СОБЫТИЕМ (с большой буквы), а “симулятивным Событием” (тоже с большой буквы? – А. М.) … ПОСКОЛЬКУ ОН НЕ ОТКРЫЛ НИКАКОЙ НОВОЙ ЭПОХИ ДЛЯ ЧЕЛОВЕЧЕСТВА” – Общей методы определения эпох (хоть для человечества, хоть для марсиан) мне неизвестно. Но с марксистской точки зрения эпохальными являются смены формаций, явления с этим связанные, если они значимы для человечества. Великая Французская революция – явление эпохальное. Возможно – и первые в мире подвижки к капитализму в Италии середины второго тысячелетия с Возрождением и пр. (и их срывы в пользу феодализма?). Эпохальными были Великие географические открытия, очень значимые для формационной истории всего мира. Эпохальным было начало империализма на основной базе перезрелого капитализма развитых стран. И пр. Вряд ли именно эпохальной была не великая Нидерландская революция XVI  века, хотя можно спорить (ПЕРВАЯ победоносная буржуазная, значимая для формационной истории разных стран). Точно не эпохальной была феодальная реакция в Южных Нидерландах, мало что изменившая в формационной истории даже одной Европы. И др. Первая в мире социалистическая революция (в огромной стране) с ее следствием в виде мировой системы социализма (с примкнувшими к ней странами социалистической ориентации), поддерживающей коммунистическое и другие прогрессивные движения Планеты, ускорившей освобождение Третьего мира на более выгодных для него условиях – безусловно эпохальное событие. Но и крах одной из двух, формационно разных, ведущих мировых систем – тоже эпохальное событие, очень горькое для сторонников социализма и коммунизма и совершенно не ко времени укрепившее мировой капитализм, ЕСЛИ производительные силы развитых стран выводят на коммунизм.
           “Цикл не завершен: он всегда открыт и протекает по спирали” – В спирали каждый цикл и завершен и не завершен. А если цикл открыт всегда, значит навсегда и конечная цель – ничто.
           “Мы живем в эпоху Октября” –  Мы живем в эпоху, начатую Октябрем, считая, что примерно с 1991 года эпоха Октября закончилась? Или в единую до сих пор эпоху, в которой примерно с 1991 года эпохально ничего не изменилось; так, мелкие неприятные перемены?
            “И задача каждого коммунистического революционера (ни в коем разе не коммунистического контрреволюционера! – А. М) остается еще не выполненной: СДЕЛАТЬ ОКТЯБРЬСКУЮ РЕВОЛЮЦИЮ ПЕРМАНЕНТНОЙ В XXI СТОЛЕТИИ” – Лучше уж Парижскую Коммуну или даже Великую крестьянскую войну в Германии. А если без поэзии … С марксистской точки зрения, рост производительных сил раньше или позже естественно ставит  крест на любой формации, капиталистической – в том числе. Марксистская наука позволяет уже менять естественное движение истории, в том числе к коммунизму. Октябрь показал ВОЗМОЖНОСТЬ движения к коммунизму ускоренно относительно естественного. Марксистам надо хорошо осмыслить позитивный и негативный опыт социалистического рывка к коммунизму в не самых развитых странах XX века, просчитать возможность уже естественного перерастания производительными силами капитализма в самых развитых странах – и планировать Мировую революцию.
                                                                          *     *     *
            Я считаю рассмотренную статью, в лучшем случае, немарксистской. В ней мало вспоминается Маркс, не вспоминается Энгельс; Ленин до 1914 года подан не знающим философию, диалектику фактическим меньшевиком, а не создателем большевизма (= ленинизма). Главное внимание Троцкому, который с 1905 года попытался развить концепцию перманентной революции Первых классиков, но на деле профанировал ее и много мешал Ленину реализовать ее в России. Троцкий попытался после смерти Ленина приписать ему принятие троцкизма. Михаил-Матсас склонен переписать Октябрь на Троцкого. В Статье много эмоций, деклараций, отсебятины – мало анализа, фактов истории, марксизма Классиков.