Формационный подход к истории

                                        ФОРМАЦИОННЫЙ ПОДХОД К ЗЕМНОЙ ЦИВИЛИЗАЦИИ
    

     В СССР подход к истории человечества считался формационным. Со сменой строя поменяли ориентацию многие историки, тем более суждения об истории не историков (бытие определяет сознание). Доминирует цивилизационный подход. Только ленивый не щегольнет при случае своими цивилизационными пристрастиями (иногда и марксисты), хотя никто не говорит толком, в чем суть этих пристрастий. Цивилизационщиком являлся, например, Л. Гумилев, предложивший (как и марксизм) общий подход ко всей мировой цивилизации. Но доминирует у цивилизационщиков пафос раздробления мировой цивилизации на цивилизации мелкие и, главное, больше или меньше существующие по особым мелким законам. Даже у приверженцев цивили-образующих универсальностей национального духа, пассионарности и т. п. эти универсальности характерны локальными исключительностями, отсутствием общих знаменателей для всех цивилизаций. По-моему, именно растаскивание мировой цивилизации на не схожие, по сути, куски – суть цивилизационных амбиций. Но при этих амбициях – еще и амбиции общих приемов собирания, консервирования, складирования данных о разных кусках человечества, в обертке солидно звучащего системного подхода, веской по названию общей теории систем. А марксистская наука попрекается за, якобы, игнорирование различий различных цивилизаций.  
         Я не буду отрицать определенный схематизм универсальных построений советских историков. Но, все же, главной их ошибкой или бедой считаю невыдержанность формационного подхода, сползание к цивилизационным слабостям, мешающим построению формационной истории. Эти слабости – расклад общества по надстроечным, региональным, эпохальным, этническим признакам. {Этническими я называю комплексы необязательной конкретики обязательных институтов – земледелия (разные зерновые культуры), языков (русский,  или  английский, или др.), правил движения (левостороннее или правостороннее), религий (христианство, или ислам, или буддизм - и т. д.) и всего прочего.} Даже Маркс приравнял державы Каролингов VIII-IX века во Франции и Рюриковичей Х-ХI на Руси - близкие территориально и во времени, сильные, “индоевропейские и христианские” государства; хотя вторая закрепляла ранний феодализм, а первая – ранний изживала, закрепляя крепостнический. И Ленин называл отсталую царскую Россию (европейскую и ТОЖЕ начала ХХ века) империалистической, определяя империализм как высшую стадию капитализма. А если советские историки констатировали различия “раннего феодализма” около 1000 года ленно-крепостной Франции и становящейся только докрепостной Руси – то это понималось как цивилизационные особенности (внутри)формационно единого строя от Бреста до Бреста и дальше на восток.    
     “C 1960 г. были известны удивительные почти точечные оптические источники … с совершенно незнакомыми линиями в спектре” (квазары). Линии были приняты за, т. с., особую “цивилизацию”, “пока … астроном … М. Шмидт не установил, что странные линии … принадлежат обычным элементам, но чудовищно … сдвинуты в красную область … при доплеровском смысле …”. История России утратит % 90 цивилизационного своеобразия, если будет понята, как формационно сдвинутая относительно истории Франции и др. на века (% 10 – неизбежные этнические, региональные, эпохальные второстепенности). Это во-1. А во-2, формационные сопоставления стран станут яснее, если существенные исторические явления будут пониматься по-марксистски. Например – если были значимые Каролингские держава и “возрождение”, то это не цивилизационные случайности, а конкретика формационных закономерностей, которой должны соответствовать подобные явления в других странах. Что касается формационного сдвига стран относительно друг друга, даже внутри стран, то при марксистском подходе это – банальность, очень ясная при сравнении Франции (феодализм коей прямо опирался на наследие Античности) и России (без соответствующей прямой опоры).
                                                                         * * *
      Франкское завоевание Галлии рубежа V-VI века способствовало революционной ломке (позднего) рабовладельческого строя на ее северо-востоке. Сильная власть ранних Меровингов VI века закрепила победу (раннего) феодализма (крупный и мелкий аллод, пр.). Сильная власть Рюриковичей примерно Х-XI века на Руси тоже утвердила ранний феодализм, отличного от французского (послеантичного) образца, но близкий, например, английскому (послеварворскому) VII-VIII века (тоже преобладание общинного крестьянства, с тем основная эксплуатация посредством кормления-бокленда; хотя и общинники теряли землю, как мелкие аллодисты, а феодалы к кормлениям часто имели вотчины типа крупных аллодов с тоже до-крепостными эксплуатируемыми).
     Сильная власть Каролингов VIII-IX утвердила ленно-крепостную классику феодализма, Каролингское возрождение заложило основы классической культуры. То же делали сильная власть и подъем культуры в России второй половины XV-XVI века (и то же делали относительно сильная власть Уэссекской династии в Англии IX-X, “тень возрождения” особенно при Альфреде Великом). Установился “догородской” ленно-крепостной строй (в разных вариантах). Затем подъем городов (коммунальное движение во Франции, его подобие в Англии, городские восстания и вывод посада из-под власти феодалов середины XVII века в России) и сопутствующие явления перевели классический феодализм в его “городскую фазу”. В отношении Западной Европы классический феодализм часто начинают именно с подъема городов – нелогично полагая при этом определенную даже антифеодальность городов. Логичнее понимать “догородской” ленно-крепостной строй зрелым классическим, а “антифеодально-городской” ленно-крепостной – перезрелым классическим, что во Франции (и Англии), что в России.
     Для перезрелого классического строя понятна кризисность. Главное средство смягчения ее – политика относительно сильного государства. Для Франции (и Англии) такое государство – сословная монархия XIII-XIV века. Даже раздробленность формационно близкой к Франции (и Англии) этих веков Западной Германии была раздробленностью на мелкие копии Франции (и более того малой Англии). В России регионально другая, но тоже рыхлая централизация второй половины XVII сменилась “крепостным абсолютизмом” века XVIII – на подправленной базе того же классического феодализма, но под действием настоящего, послекрепостнического абсолютизма, его позднефеодального базиса Западной Европы (отчасти и раннего капитализма).
     Почти стихийному изживанию крепостничества и всей базовой классики феодализма при ломке ранним абсолютизмом классики надстроечной в Западной Европе отвечала регионально иная отмена базового крепостничества и т. д. в России. С XV века до буржуазных революций в Западной Европе, во второй половине XIX века в России существовал поздний феодализм: предкапиталистический, прокапиталистический – некапиталистический с капиталистическим укладом.                                                    (Поздний) феодализм сменяется (ранним) капитализмом в ходе капиталистической трансформации. Ее явные звенья: предреволюционная реакция; буржуазная революция – 1640 года в Англии, 1789 года во Франции, 1905 года в России; режим закрепления победившего раннего капитализма – Кромвеля, Наполеона (суть режима – не Наполеоновские войны, а Наполеоновские кодексы и т. п.), Столыпина; формальная Реставрация (в России - Распутинщина) феодализма буржуазией, боящейся уже не столько разгромленного феодализма, сколько грозной активности масс; легкое свержение уже исчерпавшей себя Реставрации квази-революцией – “Славной революцией” 1688 в Англии, Революцией 1830 во Франции, Февральской в России.            
       Итак – до Октября формационная история России с отставанием повторяла формационную историю Западной Европы. Но всегда была значима регионально-этническая специфика стран – все более значимой для отсталой России была роль эпох, все более задаваемых Западной Европой. И для России очень негативным фактором оказалось Батыево нашествие и Ордынское иго, подобных которым не знала Западная Европа. Принятие христианства Русью в связи с феодальной революцией лет через 500 после подобного франкского хорошо демонстрирует соотносимость формационной хронологии двух стран. Но ленно-крепостные отношения в России установились с отставанием уже лет на 700, что показывает "ордынскую" задержку страны лет на 200 (расчет очень приближенный – из-за неизбежной разности темпов развития сравниваемых стран в любом случае). Городские восстания и освобождение посада от власти бояр России отставали от начала коммунального движения Франции лет на 600. Петр I не вывел Россию из классического феодализма, но имел место рывок в развитии страны – историческая цена Батыя и Орды была уплачена. Крепостное право в России было отменено лет через 400 после его изживания во Франции. А вот поздний феодализм, во Франции нескольких веков, Россия пролетела за несколько десятилетий (с опорой на достижения той же Франции и др.). Революция 1905 года отставала от Великой Французской на век с небольшим, а Февральская от Революции 1830 года – уже меньше века.  
     Предлагается общая модель феодальной формации: феодальная трансформация (с революционной ломкой старого строя и сильным закрепляющим режимом); ранний феодализм (с поляризацией на аллодный и общинно-боклендный); первый переворот (с закреплением ленно-крепостных отношений сильной властью; типичен подъем культуры); классический феодализм с двумя фазами – зрелая, “догородская” и перезрелая, “городская”; второй переворот (с изживанием классики при помощи абсолютизма); поздний феодализм (прокапиталистический не капитализм) с сохранением от второго переворота абсолютизма для поддержания дряхлеющей формации. Феодализм сменяется капитализмом в ходе многозвеньевой капиталистической трансформации (самое важное и обычно самое яркое звено – каноническая буржуазная революция).
                                                 * * *
     В Юго-Западной Германии ранний феодализм сложно установился примерно в VIII веке, а зрелый утвердила сильная Саксонская династия Х века (имело место Оттоновское возрождение). В Саксонии ранний феодализм установили Каролинги на рубеже VIII-IX века, а зрелый – Франконская династия в XI веке. Дальнейшая формационная история Западной Германии близка французской (второй переворот XV-XVI века, внутренне назревший переход к капитализму на буксире Великой Французской революции).
       На севере Италии (поздний) рабовладельческий строй сломило лангобардское завоевание конца VI века, классический феодализм утвердили Каролинги в IX веке. Около 1000 года север Италии обогнал Францию. Специфику перезрелого феодализма, второго переворота (примерно веком раньше, чем к северу от Альп) и позднего феодализма до середины второго тысячелетия выражали исключительно мощные города. В названной середине разворачивалась, вероятно, первая в мире капиталистичеcкая  трансформация (сорвавшаяся). На юге Италии поздний рабовладельческий строй просуществовал века до VIII, ленно-крепостной строй утвердила сильная власть норманнов и Штауфенов XII-XIII (имел место подъем культуры). Италия демонстрирует важность общественной инерции – в однородной стране лангобарды быстро погасили рабовладельческую инерцию на севере – юг она задержала века на два. И выше сказанное по Франции – про ее северо-восток, где рабовладельческий строй сломили Меровинги. На юго-западе это сделали века через три Каролинги, на северо-востоке уже сломавшие ранний феодализм. Юг Франции до сих пор отстает от Севера (аналогично в Италии)  
     В Византии слом (позднего) рабовладельческого строя выразился Кризисом VII века; (ранний) феодализм закрепил режим иконоборцев VIII – начала IX века. Ранний феодализм IX-X века типичен. В начале второго тысячелетия сильная династия Комнинов утвердила ленно-крепостной строй (был рост культуры). На XIII век пришелся типичный зрелый феодализм, в следующем веке намечался определенный подъем городов. Формационную историю страны деформировало турецкое завоевание.
     В Иране (с Ираком, Средней Азией, Афганистаном) поздний рабовладельческий строй сломило движение маздакидов середины первого тысячелетия; закрепили ранний феодализм в VI веке реформы Хосрова I. Растянуло реставрацию (реставрационные явления других стран – Стеллинга в Саксонии, народные движения под языческими лозунгами около 1070 года на Руси и др.) арабское завоевание (рост рабства и пр.). Со “славным” (как в Англии 1688 года) свержением реставрации Аббасидами в 750 году – расцвет раннего феодализма с общинным крестьянством, ранним икта типа бокленда, мюльком типа аллода. На рубеже тысячелетий утвердили феодальную зависимость крестьян и позднее икта типа лена сильные режимы Буидов, Газневидов, Караханидов - и сельджуков. Пика достигла “арабская культура”. В конце XII имели место мощные городские движения; синхронно деятельности Филиппа II Августа во Франции начала XIII века централизовали Иран Хорезмшахи. Резко деформировали историю Ирана “монгольские” завоевание и иго.
     В Китае поздний рабовладельческий строй смела народная война первой половины VII века (резкое сокращение рабства и пр.), сильная династия Тан установила надельную систему землевладения, соединившую черты королевского и общинного землевладения феодальных трансформаций в Европе. Реформа Ян Яня 780 года узаконила превращение наделов в аллоды. В начале второго тысячелетия династия Сун закрепила феодальную зависимость крестьян; высокого уровня достигла культура. Возможно, уникальность классического феодализма Китая – слабая выраженность ленных отношений. В XII веке города переживали подъем, вероятно, стояли на пороге мощных городских движений. Но Китай, как Иран, был отброшен на века нашествием Чингизидов. Развитие Китая (и Ирана) не кончилось, но утратило формационно-канонический вид.
     В известном смысле формационный канон Китая воспроизвела Япония. Через полтора века после Ян Яня и в Японии надельная система сменилась аллодом. Через полтора века после Сун сильные режимы Тайра и Минамото утвердили зрелый феодализм, в XIII веке в деталях близкий канону Западной Европы. Япония избежала чингизидовского погрома и ига. Примерно в XIV веке в Японии поднялись города – самый близкий аналог западно-европейским перезрелого феодализма. Этот феодализм Японии вообще близок канону Западной Европы. Во второй половине XVI века в ходе острой борьбы классический феодализм был сломлен, в первой половине XVII абсолютизм Токугава закрепил поздний феодализм. Тогда японцы “открыли Америку”; исследователи отмечают сходство культуры Японии XVII-XVIII века и Ренессанса; имели место неоконфуцианская реформация и “закрытие Японии” в духе раннего меркантилизма. В результате “реставрации священной власти Императора” 1867-68 установилось господство (ранней) буржуазии (в Италии чуть раньше буржуазия попыталась установить господство через “священную власть” Папы), за десяток лет капитализм был закреплен реформами. Без чингизидовских несчастий в Китае подобное могло произойти века на полтора ранее – и еще раньше в Иране?
      Русь была частью огромного “славянского” региона (с примкнувшими к нему Данией и Валахией, с онемеченными землями к востоку от Эльбы о омадьяренными по Дунаю), однородного природно и формационно. Но влияние Западной Европы быстро обособило Европу Центральную, Византии – Балканский подрегион. А наименее подверженная влиянию развитых цивилизаций Русь задала Восточную Европу. Феодальные революции (с индикаторными христианизациями) свершились в разных странах региона чуть раньше, чем на Руси. В XIII веке в Болгарии и Чехии, в XIV в других странах региона сильная власть утвердила достаточно типичный зрелый феодализм. Весьма вероятно, что подобная сильная власть на Руси без Батыя и т. д. была бы примерно синхронной в Дании – с середины XIV века по начало XV. Накат Степи задержал первый переворот у восточных славян века на полтора – как и у восточно-романского этноса. Для всех балканских народов печальные последствия имели турецкие завоевания. Отстающий феодализм Центральной Европы изначально обретал черты феодализма передового Европы Западной. Какие-то элементы классического феодализма имел ранний феодализм Центральной Европы. Еще больше черт феодализма позднего имел центрально-европейский зрелый феодализм примерно XV века (определенная размытость ленно-крепостных отношений, относительно развитый рынок, заметные города и пр.). Зато перезрелый обернулся “вторым изданием крепостничества” с упадком городов и пр.. Это было следствием исключительно тесной интеграции передовой Западной Европы (поздне-феодальной и даже капиталистической) и отсталой Центральной. Нечто подобное намечалось в отношении Англии XIII-XIV века, возможно и Византии ее последних столетий (рост продукции растущих хозяйств феодалов для экспорта сырья и сельхозпродуктов в более развитые страны, при усилении барщины и т. д.). Интеграция с Западной Европой сказалась и абсолютистскими формами монархий перезрелого феодализма в Дании, Пруссии, Австрии, типичной феодальной раздробленностью (отличной от раздробленности на централизованные княжества Западной Германии XIII-XV века) – в Польше. С XVIII века формационная история Центральной Европы устойчиво опережала историю России примерно на век - полвека (отмены крепостничества, буржуазные революции и пр.).
                                                                                 * * *
     Структуры всех формаций принимаются аналогичными структуре формации феодальной. С тем ниже интерпретации данных по разным странам
     Сильная Этруская династия VI века с. э. в Риме явно утверждала (ранний) рабовладельческий строй. Для того же существовала царская власть (более сильная, чем прежде) примерно на 2,5 века ранее в Греции (направление синойкизма и пр.). С выполнением своей задачи царская власть в обеих странах пала. Ранний рабовладельческий строй характеризовался доклассическими формами эксплуатации, государственно-общинной собственностью, аристократической демократией, архаической культурой и пр.. В результате острой классовой борьбы рубежа VII-VI века в Афинах (и др.) к власти пришли новые силы (Солон, тираны), утвердившие классический рабовладельческий строй (с Классической культурой). С решением исторической задачи тирании пали. Доказанные анахронизмы “реформы Сервия Тулия”, дублирования через века важных других реформ в римской традиции рождают скептицизм. Но в более поздних, более достоверных событиях IV-III века (примерно через 2,5 столетия после преобразований в Афинах) резонно видеть тоже явления первого рабовладельческого переворота (не по названию “реформа Сервия Тулия”, “дублирующие” преобразования и пр. – от законов Лициния и Секстия до закона Гортензия) в Риме. V век в Афинах (и др.), века через 2,5 в Риме – зрелый рабовладельческий строй, расцвет рабовладельческой культуры и демократии, победы над Персией и Карфагеном соответственно. Кризис зрелого строя IV века в Афинах (и др.), века на 2,5 позднее в Риме – выступал как “кризис полиса”. В результате Союзнической войны 357-355 года в Греции распался Афинский морской союз, в последующие государственные образования страна входила зависимой. В результате тоже Союзнической войны примерно на 2,5 века позднее в Италии “Римский сухопутный союз” консолидировался в мощное государство, ядро будущей Средиземноморской державы. Но в обоих вариантах зрелый рабовладельческий строй сменился перезрелым, демократия так или иначе выродилась, культура развивалась с чертами декаданса. 
       {На перезрелой фазе классического феодализма как-то централизованным Франции и Англии противостояла как-то раздробленная Западная Германия; Дании, Пруссии и Австрии – Польша; России – Турция. Показательна аналогия в Античности противоположности централизованного Римского государства и раздробленной (с тем зависимой от Рима) Греции. “Раздробленности” стран двух формаций были в интересах преуспевающего продукта стихийного развития – олигархии, “централизации” – в интересах широких масс эксплуататоров (рабовладельцев неграждан и граждан нерабовладельцев Античности, городских верхов и дворянских низов Средневековья). Олигархи отстаивали выродившиеся эксплуататорские свободы (демократию, вольницу), их оппоненты – “эксплуататорский социализм” (перераспределение собственности и привилегий за счет олигархии сильным государством, пристраивание в госаппарат части эксплуататорских низов). Два надстроечных варианта перезрелого классического строя – характерны для всех классовых формаций. Раздробленность Западной Германии на мелкие сословные монархии и др. демонстрируют относительность разделения двух вариантов перезрелой надстройки.}
      Кризис III века в Римской империи преломил слом перезрелого строя, доминат конца этого – середины следующего века закрепил поздний рабовладельческий строй. Вторая половина IV-VI век – господство позднего строя. Показательно сохранение от второго переворота домината – для поддержки дряхлеющей формации. В конце VI века у вестготов и на севере Италии, еще раньше на северо-востоке Галлии, в VII веке на основных территориях Византии революции ломают (поздний) рабовладельческий строй.
      История рабовладельческого Ирана (с базой в Иране Западном) примерно синхронна римской – при ином варианте формации. В VI веке с. э. сильная власть крепит ранний рабовладельческий строй – и создает огромную державу. Македонское завоевание страны устанавливает уже назревший зрелый рабовладельческий строй и классическую античную культуру. Формационным аналогом Союзнической войне 357-355 года Греции была для Западного Ирана война 129 года с. э. иранских “союзников” против “эллинов” – с результатами, скорее, Союзнической войны 90-88 года в Италии. Затем Парфия формационно отвечала Ранней Римской империи, а Иран Сасанидов до середины первого тысячелетия н. э. – Поздней. (Поздний) рабовладельческий строй сломало движение маздакидов.
     В советской исторической науке классовый строй Ближнего Востока первого тысячелетия с. э. – первой половины первого тысячилетия э. н. чаще сравнивался с греко-римской Античностью, а предыдущих тысячелетий – с Эгейской цивилизацией. Последние обычно не принимались каноническими рабовладельческими, часто понимались “азиатскими”. Для дискуссионного “азиатского” строя ведущих стран намечались три этапа. Исходный классовый строй – архаический (ранний): основную массу трудящихся составляют общинники. Примерно во второй половине третьего тысячелетия – канонический “азиатский” (классический): основные эксплуатируемые – типа гурушей, и близких, и отличных относительно и рабов, и крепостных. Примерно второе тысячелетие – завершающий (поздний): “гуруши” “раскрепощены” и “посажены на пекулии”. Для Египта и Месопотамии можно детально обрисовать “азиатские” трансформации, первый и второй перевороты, трансформации рабовладельческие. В раздробленности Египта второй фазы классического этапа можно видеть олигархический режим, в централизации Месопотамии при III династии Ура - “эксплуататорский социализм” перезрелого строя.
        Близость строя Хараппской цивилизации строю синхронных Египта и Месопотамии несомненна. В последующем строе Индии - очевидные черты рабовладельческого строя. Уверенно можно констатировать ранний рабовладельческий строй в первой половине первого тысячелетия с. э.. Если не зацикливаться на численном преобладании в Индии неосновного класса свободных мелких собственников именно рабовладельческого строя (аналог мелкой буржуазии капитализма), количественно главном эксплуатируемом классе, с тем на всегдашней значимости неосновных эксплуататоров-чиновников, то ясно будет виден на широком рубеже эр классический рабовладельческий строй (на Севере при Маурьях зрелый, при Кушанах и Гуптах - перезрелый) с большими общинами полисного типа, выразительной античной культурой. При том же условии строй конца первого тысячелетия – первой половины второго должен приниматься как специфический профеодальный – поздний рабовладельческий. С тем понимаются как утверждение раннего феодализма (с общинами и кормлениями – и с аллодами типа заминдари) политика Виджаянагара на юге, Великих Моголов на севере и Маратхов между ними. На юге к приходу англичан классический феодализм утверждала сильная династия Майсура.  
      Можно аргументировать строй второго тысячелетия с. э. Китая как “азиатский”. В середине IX века этот строй свергается и на рубеже названного и следующего века сильная власть закрепляет специфический ранний рабовладельческий строй, после чего та власть отмирает, страна распадается на царства полисных размеров. С VI века реформы в развитых царствах утверждают классический рабовладельческий строй, возникает достаточно типичная рабовладельческая культура. К III веку н. э. восстание Желтых повязок сокрушает классический рабовладельческий строй. А поздний рабовладельческий строй III-VI века сметает народная война первой половины века VII.
                                                                                      * * *
      Ниже излагается общая структура всех трансформаций и переворотов на материале капитализма Англии. 
      Второй феодальный переворот в Англии завершился свержением режима реставрации Марии Кровавой 1553-58. Настал расцвет позднего феодализма – с тем генезис раннего капитализма на базе т. н. малой промышленной революции. Сформировавшиеся капиталистический уклад, буржуазия на рубеже XVI-XVII века заявили о себе конфликтами Парламента с абсолютизмом, превращением кальвинизма в революционную идеологию, перерастанием Шекспиром пафоса позднего феодализма, формированием новой философии (материализм Бэкона, деизм) и науки (Гильберт, Гарвей и др.) и т. д.. Абсолютизм ответил реакцией первой половины XVII века. В середине века Революция сломила поздний феодализм с его абсолютистской надстройкой, режим Кромвеля закрепил победу капитализма. С тем буржуазия пошла на установление Реставрации – для гашения революционной инерции, активности масс. С выполнением этих задач Реставрация была легко свергнута “Cлавной” квази-революцией 1688 года.
        С конца XVII века столетие господствовал очевидный ранний капитализм. В его рамках шел промышленный переворот, генезис капитализма классического. В 60е годы XVIII века новые силы начали борьбу, в 80е правительства “новых тори” провели реформы в интересах тех новых сил. Но с 90х годов торийский режим стал реакционным. После Наполеоновских войн (1815 год) классическая буржуазия повела борьбу за власть. Экономическую победу классического капитализма обозначил в 1825 году первый выраженный экономический кризис. А с 1830 года классическая буржуазия твердо встала у власти, закрепив господство реформами 30х-40х годов. Реставрационные явления середины XIX века – “Молодая Англия”, ранние Прерафаэлиты и т. п..  
        50е-60е годы XIX века – зрелый классический капитализм свободной конкуренции, в 70е – его кризис, с 80х – перезрелый классический (монополистический и пр.). Перезрелый классический в ведущих странах задал мировую эпоху империализма. На базе технической революции рубежа столетий шел генезис позднего капитализма. Запросы нового уклада учитывали правительства Ллойд-Джорджа (позднее – 1 и 2 лейбористов; знаменателен классовый конфликт 1926 года). Затем началась реакция 20х годов, особенно “мюнхенцев” 30х (канон реакции – нацистский режим на Континенте). С падением “мюнхенцев”  в 1940 году Англия участвует в разгроме мировой реакции, с тем выходя на поздний капитализм. Полслевоенное правительство лейбористов утверждает этот капитализм (первые утверждающие режимы – Новый курс в США, синхронная социал-демократия в Швеции, основные – в других развитых странах после разгрома фашизма). Затем следует реставрация (образец – маккартизм в США) 1951-64, с падением которой наступает расцвет позднего капитализма, существенно отличающегося не только от классического капитализма свободной конкуренции, но и от классического перезрелого строя. Показательно сохранение от второго переворота регулирования общественных процессов сильным государством. А типичное для поздних этапов разных формаций улучшение положения эксплуатируемых на последней ступени классового общества выводит на его отмирание (впервые в истории классового общества “аристократические” переедание, пресыщенность широких масс трудящихся и пр.).  
                                                                                 * * *


ступени             “азиатизм”                  рабовладизм               феодализм                     капитализм             истории      Египта Месопотамии            Афин Рима         С.В.Франции России             Англии Франции
                                                                                                                           1558 1594           генезис              Амрат Варка                                                                                промышленная револ.                              -3540 -3000                                                                                      1600 1700       реакция                                                                                                                                                                          -3330 -2850                                                                                      1640 1789    революция                                                                                                                                                                       -3330 -2850                                                                                            1649 1794           закрепление      0 дин. ППII                     цари Этруски     Меровинги Рюриков.          Кромвель Наполеон                          -3190 -2750                     -751 -509                    564 1070                        1660 1815 реставрация                                                                                                                                                                    -3190 -2750                     -751 -509                    590 1125                        1688 1830        ранний этап                                                                                                            промышленный пер.                           -3050 -2650                     -630 -400                    700 1400                        1795 1851   реакция                                              Дракон                    Ленивые                                тори наполеон                              -2980 -2600                     -600 -369                    730 1425                        1815 1870         перелом 1                                                                                                                                                                      -2770 -2450                     -600 -369                    750 1450                        1830 1879 закрепление                                                                                                                                                                     -2560 -2300                     -500 -288                    843 1600                        1850 1887 реставрация             Уруинимгина                                                    Смута                              Буланже                            -2560 -2300                     -500 -250                    843 1600                        1850 1889         зрелый строй    V дин. Аккад                  золотой век                                                     золотой век                                  -2420 -2200                     -400 -140                  1000 1640                        1868 1899    переход                                                кризис полиса          подъем городов                                                                     -2280 -2100                     -300   -30                  1200 1689                        1886 1912       перезрелый                III дин.Ура                    Ранняя империя                                      империализм                                 -2140 -2000                              180                  1368 1825                        1922 1938           реакция                                          солдатские императоры              Николай 1                мюнхенцы                                 -2000 -1900                              230                  1429 1855                        1940 1944         перелом 2                                             кризиcIIIвека              д’Арк борьба                   Война Освобож.                           -1860 -1800                              280                  1450 1861                        1945 1945         закрепление              Хаммурапи               доминат                          реформы        лейбористы                                           -1720 -1700                              361                  1562 1864                        1951 1958           реставрация                                       ЮлианОтступник                                    консерваторы голлизм                                -1580 -1600                              363                  1594                                1964 1969          поздний этап                                      Поздняя империя                                         лейбористы                                          -1230 -1450                              529                  1700 1883                        1979                 реакция                                                   Юстиниан       Людовик15 Александр3           Тэтчер                                                                             Таблица задается датами. Для ее понимания нужно знание истории соответствующих стран. Терминами, именами (неизбежно покороче) второстепенно отмечены  броские, показательные явления. Почти все даты таблицы – более или менее условны: сложно жесткими цифрами отражать размытые процессы; кроме того, многие даты - признанно спорные. Хронологии Египта и Месопотамии жестко схематизированы (соответственно с основными “шагами” дат в 140 и 100 лет). Некоторые плохо отображенные в литературе или объективно слабо выраженные явления (часто реставрационные – но даже и революции в узком смысле) означены в таблице сдвоенными датами. Революции и перевороты – в узком смысле, рядом со звеньями революций и переворотов в смысле широком – от генезиса до реставрации. Прямо не отражены важные первые проявления новых укладов (типа проявления буржуазии и капиталистического уклада в Англии на рубеже XVI-XVII века) и “славные” свержения реставраций. 
     Статья предлагает общую модель всех классовых формаций, с тем в общий строй которых необходимо принимается “азиатская” формация. Вынужденные размеры статьи не позволяют “прогнать” модель на конкретных материалах десятков стран разных формаций, для некоторых стран предложить детальную формационную структуру от первобытного строя до финала строя классового. Но выше предлагались точные сопоставления исторических мест разных стран, сопоставления скоростей и ускорений их развития. Предлагаемая точность формационного анализа предлагает увязывание историй стран и биографий людей. При правильности предлагаемой модели открывается возможность объяснения разных цивилизационных проблем истории (сути разных “возрождений”, реформаций и пр.). Основой формационной истории, общей модели формаций принимается закон соответствия. 
                                                                                    * * *
      Предлагаемая простота подхода к истории сильно смазывается взаимным воздействием асинхронных формаций, их региональными образцами, природными факторами, этнической второстепенностью, случайностями гениев. А закон соответствия является важнейшим законом, формирующим формационную историю, но не единственным. Выше дополнительно показывалась важность только закона общественной инерции, важность гашения этой инерции внешними факторами. 
     Принципиальное значение имеет вариант общей модели формаций, отличный от трех-этапного (ранний, классический и поздний этапы) – двух-этапный (ранний и поздний этапы без главного, классического), более распространенный, чем первый. Он констатируется, например, в Швеции. Здесь вполне типичный ранний феодализм (только бокленды назывались ленами и т. п.) первой половины второго тысячелетия при сильной династии Ваза с XVI века начал сменяться классическим. К середине XVII классический феодализм достаточно определился. Но после напряженной общественной борьбы той середины “вдруг” установившийся достаточно типичный абсолютизм за вторую половину века утвердил достаточно наглядный поздний феодализм, который в конце XVIII века смела капиталистическая революция, опередившая Великую Французскую ("наполеоновский" режим – “абсолютизм” Густава III, реставрация – царствование Густава IV). Подобные двух-этапные феодализмы имели место в горных кантонах Швейцарии (переход от раннего к позднему – в связи с легендарным Вильгельмом Телем), в Черногории (переход – в связи с преобразованиями Данилы Негоша в начале XVIII века) и пр. – не говоря о соседях Швеции по Финноскандии (даже Норвегии, зависимой от центрально-европейской Дании). Подобные двух-этапные другие формации имели место в той же Швеции. Ранний рабовладельческий строй греко-римского вида - во второй половине первого тысячелетия; и сразу затем поздний рабовладельческий строй – первые два века второго тысячелетия (рабы на пекулии и пр.) – настолько выраженный, что свергался он выразительной социальной революцией с гражданской войной рубежа XII-XIII века. А явные черты классового строя еще в первом тысячелетии с. э. без выразительности классических этапов формаций можно полагать признаками невыразительной “азиатской” формации, предположительно двух-этапной. Можно аргументировать прохождение всеми народами четырех классовых формаций трех- или двух-этапного вида. Двух-этапные формации сложно сейчас объяснить с позиций закона соответствия, но проще, чем сейчас признаваемые переходы от первобытного строя прямо к феодальному. Для понимания двух-этапных моделей формаций важно, что такие модели обычно реализовались на перифериях трех-этапных формаций (на их буксирах?), а переходы от ранних этапов к поздним происходили обычно тогда, когда в соседних трех-этапных формациях имел место классический этап.

                                                                   *     *     *                                                                                    

     Итак, резюме предложенного выше по формационной истории…

     Имеют место четыре классовые ФОРМАЦИИ, последовательно сменяющие одна другую: “азиатская”, рабовладельческая, феодальная и капиталистическая. Смены формаций происходят в ходе социальных (общественно-экономических) ТРАНСФОРМАЦИЙ, соответственно: “азиатской”, рабовладельческой, феодальной и капиталистической.

     Канон каждой формации – три ЭТАПА ее развития: ранний, классический (две ФАЗЫ – зрелая и перезрелая) и поздний. Смена позднего этапа предыдущей формации ранним этапом последующей есть смена самих формаций в целом, есть социальная трансформация. Смены этапов внутри формаций суть социальные ПЕРЕВОРОТЫ (малые социальные трансформации): первый и второй.

     Все трансформации и перевороты имеют однотипную историческую структуру. Центральные, главные звенья трансформации и переворота – социальные РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ПЕРЕЛОМЫ, с двоевластиями, с самыми острыми формами общественной борьбы вплоть до гражданских войн, расколов стран на революционные и контрреволюционные территории, при активном участии народных масс – с конечной победой новых отношений и сил. Каждой революции, каждому перелому предшествует РЕАКЦИЯ (типа перед Великой Французской революцией) еще доминирующего старого строя, силовой зажим им нового социального (не сводящегося к экономическому) уклада. Революции, перелому наследует силовое ЗАКРЕПЛЕНИЕ (режимы типа наполеоновского) уже доминирующего нового строя, силовое добивание им старого уклада. Три перечисленные ступени исчерпывают, в общем, содержание собственно трансформаций и переворотов, как качественных переходов от одного социально исторического качества другому. Но…                                                                                                                                                                 Качественному переходу предшествует вызревание нового качества в рамках старого – ГЕНЕЗИС нового уклада. С оформлением нового уклада начинается его какое-то, сначала достаточно неопределенное, взаимодействие со старым строем. Например: пока еще только перепалка парламента и абсолютизма в Англии рубежа XVI – XVII; пока еще формирование революционной кальвинистской идеологии, отчасти организации новых сил, какой-то новой культуры – при непоследовательной политике в отношении всего этого со стороны власти. Это – КАНУН нового строя (предлагаемый термин - АНТИЦИПАЦИЯ).С началом последовательной политики старой власти начинается реакция. Качественному переходу наследует отмирание последних элементов старого строя (неприемлемых для нового; другие становятся его органической частью – дворянство в капитализме и пр.) в рамках нового – их ДЕГЕНЕРАЦИЯ. Но перед нею старый уклад в последний раз значимо проявляется в РЕСТАВРАЦИИ старого строя – контрреволюционного режиме полностью победивших новых сил, заинтересованных теперь в гашении инерции перемен, активности масс, с тем готовых опереться на остатки старых сил. С выполнением задач РЕСТАВРАЦИИ новые силы отбрасывают ее одним щелчком, “славно”, без острой борьбы и развязывания активности масс (“Славная революция” 1688 и др.). Антиципации и реставрации являются рубежами трансформаций и переворотов в основном значении. Трансформации и перевороты в широком значении – с генезисами и дегенерациями. 

     Рассмотренные звенья перехода от одного исторического качества к другому образуют симметрию:                                                                                          закрепление                        дегенерация                                 антципация                 революция(перелом)                      реставрация                                            генезис                   реакция                                                                                                                  Соотношения старого и нового в симметричных частях обратно пропорциональны.

     Предложенная схема исторического развития размывается разными факторами. Формация может быть двухэтапной (ранний и поздний этапы). Звенья исторических скачков могут быть не яркими, а проявления  антиципаций и реставраций – вообще не режимными, просто малозаметными. Переходы от звена к звену по общему правилу достаточно неопределенны, потому в исследованиях практически все даты – условны (даты начала Великой Французской революции, начала собственно наполеоновского режима и др.).

     Выше подчеркнута симметрия исторических структуры трансформаций и переворотов. Но асимметрия времени часто искажает симметричность временных структур. Здесь стоит отметить, что самое “славное” отторжение реставрации может не сводиться к простому ее свержению. В Англии 1689 – 1714, Японии 1880 – 90 и др. шли существенные ДОВОДКИ основной революции, с острой политической борьбой. А иногда в конце доводки имели место ОТРЫЖКИ реставрации – якобитский мятеж 1715 в Англии, выступление легитимистов 1832 года во Франции и пр.. Только затем новый строй обретает свой канонический вид. С тем переход от старого и нового имеет волновой вид с амплитудами “по оси” реакция - прогресс:                                                                                                                                                                антиципация           революция(перелом)+закрепление                доводка         новый строй   старый строй                реакция                                                   реставрация         отрыжка.


                                                                                  *     *     *                                                                           

     Как центральное место в марксистской истории актуального классового общества занимает формация, так центральное место в марксистской социологии актуально занимает класс. Классовая структура намечается даже в сказках, где соседствуют богатые и бедные. В немарксистской социологии классами называют самые разные общественные группы. Производственный подход марксизма должен, казалось бы, дать надежную основу объективного и самого глубокого деления эксплуататорского общества на классы. И в советской литературе нередки были критические замечания в адрес буржуазной науки за поверхностное приравнивание (терминологическое и понятийное) современных капиталистов и богатеев античности – и т. п.. Но и советские авторы полагали наличие сквозного класса для всех классовых формаций (в том числе капиталистической и рабовладельческой) – крестьянства. Здесь наглядно проявляется сползание с марксистских, формационных позиций, смешивание производственного в марксистском понимании подхода и отраслевого (надо тогда уж вводить сквозные классы ремесленников, торговцев и т. д.). Нередки в советской литературе смешивания классов и сословий (феодалов и дворян, например, представители которых далеко не всегда совпадают). Так, что, в общем, практически советские авторы не слишком отошли от буржуазного винегрета в отношении классов.

     Формационный подход требует признания обязательной смены классовых структур в связи с формационными сменами производственных отношений. Когда в рамках старой формации начинается генезис новых классов – с тем начинается социальная трансформация. Когда в рамках новой формации прекращается дегенерация значимых пережитков старых классов – трансформация заканчивается, даже если остаются старые названия (например, с Античности в Средневековье – термин “сервы”). И каждому этапу формации отвечают свои модификации классов, сменяющие друг друга в ходе социальных переворотов. Многие марксисты не потеряли бы современный пролетариат, если бы, при признании новейшего капитализма, отличного от классического, понимали бы под пролетариатом именно трудящихся капитализма, живущих продажей рабочей силы (сейчас большинство населения в развитых странах), а не что-то еще приятно-второстепенное, все равно – пролетарский картуз или отсутствие долговременных предметов потребления (нужных для производства квалифицированной рабочей силы современности). Естественно – новейший пролетариат позднего капитализмаь должен отличаться от своего классического предшественника не меньше, чем поздние раб на пекулии и раскрепощенный феодально-зависимый от классических модификаций соответствующих классов.

     С марксистских позиций нужно строго придерживаться производственного подхода к классам, не подминая этих базисных образований надстроечными сословиями. И не стоит дробить, например, мелкую буржуазию на “классы” крестьян (мелких землевладельцев), мелких ремесленников, мелких торговцев и пр.. Тем более не стоит в один класс с сельскохозяйственной (отраслевое подразделение класса) мелкой буржуазией включать как трудящихся сельского хозяйства, живущих продажей рабочей силы, так и кулаков (и того тем более – мелких землевладельцев докапиталистических формаций). 

     С отказом от разной мешанины в отношении классов можно однотипно выделить (не исчерпывающе определить – эта задача на будущее) все классы всех формаций. В каждой формации (без пока затрагивания дискуссионной “азиатской”) выделяются основные классы эксплуататоров-собственников (рабовладельцы, феодалы, капиталисты) и эксплуатируемых-несобственников (рабы, феодально-зависимые, пролетарии); и неосновные классы эксплуататоров- несобственников (чиновники, управляющие разных формаций) и эксплуатируемых собственников (мелкая буржуазия капитализма и ее соответствия других формаций). Эта система классов (плюс деклассированные прослойки) – исчерпывающая (не охваченных классов нет), при всех сословных, отраслевых, этнических, кастовых и прочих разнообразиях. Но нужны уточнения. Поскольку чиновники и управляющие (в частных хозяйствах) – эксплуататоры, постольку они как-то причастны к собственности и могут становиться просто собственниками (не говоря о том, что, служить могут даже очень богатые собственники, совмещая классовые статусы). И напротив – поскольку мелкие собственники эксплуатируются (налоги, ипотеки и пр.) постольку они не вполне собственники, постольку они вообще теряют собственность. Но не только это. Классические рабы в принципе – только объекты собственности (хотя реальность сложнее принципов). Но даже классические феодально-зависимые (крепостные) в принципе – собственники, пусть условные (хотя и здесь жизнь сложнее принципов). А классический пролетариат продает рабочую силу. И поскольку он ее до того не крадет, не грабит, не покупает – он ее производит, используя специфические средства производства (предлагаемый термин – рабочее средство), носителем которых (как рабочей силы) и их собственником является он сам. На неклассических этапах ситуация еще сложней (при позднем рабовладельческом строе даже раб получает пекулий – и пр.). Эксплуатируемые-несобственники – таковые относительно трудящихся-собственников (при всей относительности их собственности).

     Формационная определенность классов задает формационную определенность классовой борьбы. Странно считать, что пролетариат в начале капитализма, когда производственные отношения только пришли в соответствие с производительными силами, уже должен бороться за свержение капитализма, за нарушение соответствия производительных сил и производственных отношений. Если он и ДОЛЖЕН бороться за свержение капитализма – так только в самом конце капиталистической формации, когда производительные силы перерастают производственные отношения. Поскольку Классики (пред)полагали, что производительные силы в развитых странах уже на рубеже XIX – XX века перерастали капитализм, постольку они по-марксистски ставили вопрос о свержении капитализма, вполне по-марксистски принимая возможность Мировой революции и ее начала в отсталых странах (например, Английская революция XVII века началась выступлением против абсолютизма отсталой Шотландии). Поскольку предположение оказалось ошибочным (это было бы полезно признать до “краха социализма”) – постольку вопрос о ЕСТЕСТВЕННОМ свержении капитализма тогда оказался ошибочным даже в отношении развитых стран, а об ИСКУССТВЕННОМ четко не разрабатывался (об искусственном творении истории – в разных статьях на моем сайте) – постольку были странности реального социализма и его крах. В отношении же докапиталистических формаций странного требования их свержения в самом начале не выдвигались, но популярны были заявления, что выступления эксплуатируемых революционно расшатывали только народившиеся формации, уже в начале формаций готовили их конец.

     Формационный подход требует признания двух форм классовой борьбы: во-1, борьбы классов одной формации за изменение их статусов внутри формации; во-2, борьбы классов разных формаций на уничтожение на стыках формаций. В трансформациях обе формы разным образом переплетаются, но с завершением трансформации все старые классы исчезают, остаются только новые (могут сохраняться названия старых классов, их сословные оформления и прочие пережитки) – что является атрибутикой завершения трансформации. А на место переходного переплетения двух форм классовой борьбы опять встает только борьба антагонистических классов одной формации – уже новой. Естественно, стихийно и пролетарская классовая борьба – внутриформационная, тред-юнионистская, оппортунистическая. Искусственные возможности пролетариата, как-то подтвержденные практикой ХХ века – особая тема.

     И о классовой истории формаций… На ранних этапах типично преобладание неосновных классов: мелких собственников - и чиновников, поскольку мелких собственников эксплуатирует сильное государство (исключения в мелких полисах, в мелких королевствах ранней Англии и пр.). Все классы имеют специфики ранних модификаций (например, пестрота основного эксплуатируемого класса, в разных формациях от “рабов” до “вольно наемных”). Тяжелая эксплуатация мелких собственников является средством их экспроприации, перевода в основные эксплуатируемые классы. В ходе первых переворотов количественно резко сокращаются неосновные классы в пользу основных (типичны аграрные перевороты) – хотя режимы закрепления предполагают временный рост чиновников. И все классы претерпевают качественные перемены перехода в классические модификации. Классические этапы характеризуются численным преобладанием основных классов, все классы имеют классический вид. Мелкие собственники и чиновники теряют значение как значимые эксплуатируемые и эксплуататоры соответственно, но возрастает их роль как опоры резко антагонистического строя. На зрелых фазах общественные отношения обладает известной гармонией, потому сильные государственные аппараты не типичны, хотя политические силы общества типично значительны (греческие полисы одержали победу над Персией, Рим – над Карфагеном – и т. д.). На перезрелой фазе антагонизм основных классов становится “чрезмерным”, но даже основные классы расслаиваются, с чем общество слабеет. Успешный продукт стихийного развития – олигархию – ситуация, в общем, устраивает. Она отстаивает прежние эксплуататорские “свободы”, а спасительную силу часто видит в других государствах (античная Греция, средневековая Германия). Менее успешные эксплуататоры (люмпен-гражданство и рабовладельцы без гражданства рабовладельческого строя; люмпен-дворянство и городская верхушка феодализма; их невыразительные аналоги капитализма) добиваются эксплуататорского “социализма”, перераспределяющего собственность и привилегии в интересах всех эксплуататоров, поддерживающего мелких собственников и пристраивающего чиновниками люмпен-эксплуататоров (принципат Ранней Римской империи; сословные монархии Франции и Англии; невыразительно правительства радикалов Франции и одиозно фашистские режимы). В ходе второго переворота принципиальных количественных изменений классовая структура не испытывает, но качественно меняются все классы (в том числе пролетариат, с тем потерянный многими марксистами). Типичны улучшения положения основных эксплуатируемых классов в их поздних модификациях, самое существенное государственное регулирование классовых отношений самыми сильными государствами поздних этапов. В ходе трансформации все старые классы исчезают, сменяясь новыми. Типичен рост классов мелких собственников новых формаций за счет основных эксплуатируемых классов формаций предыдущих – не только в Великой Французской Революции. Кстати, эта революция – убедительное опровержение мифа, что революция – это свержение власти старых эксплуататоров доведенными до ручки старыми эксплуатируемыми. Массовая база контрреволюции – крестьяне- вандейцы – это феодально-зависимые областей, где феодальные отношения сохранились в наибольшей степени, где крестьянство формационно было наиболее близки участникам Жакерии и где незадолго до Революции были самые значительные выступления крестьян – против феодальных “пороков”, но не против феодализма. Массовую базу Революции составили крестьяне передовых областей, где они стихийно уже превращались в мелкую буржуазию и сельских пролетариат капитализма (хотели больше – в первую).

                                                                                      *  * *

     С позиций формационного подхода можно дать такое определение цивилизации – комплекс формационно различных обществ, объединенный и выделенный этнически, эпохально, регионально, даже природно.

     Этническая сторона общества (как определялось выше) – локально-временная совокупность необязательной конкретики обязательных общественных институтов. Т. е. конкретные марки производимой продукции, конкретные расовые типы населения, конкретные традиционные виды одежды и т. д. – конкретного региона в конкретную эпоху.

     Эпохи, особенно масштабные, целесообразно увязывать с формационными ступенями. Самые крупные эпохи: первобытнообщинная и нынешняя, когда лидирующие позиции занимает классовое общество - примерно последние пять тысяч лет для всего мира, безотносительно до сих пор существующих первобытных анклавов. В классовой истории целесообразно выделять эпохи сообразно с лидирующими классовыми формациями. Для Старого Света это – Древность (“азиатская” формация), Античность (рабовладельческая формация), Средние века (феодализм) и Новое время (капитализм). При неясностях в отношении “реального социализма”, особенно после его “краха”, Новейшего времнени лучше не касаться – пока или даже совсем (тем более, что здесь – “терминологическая ловушка”: за Новейшим должно быть Наиновейшее, Супернаиновейшее и т. д.). Такие эпохи удобно отобразить жесткой арифметической прогрессией с рубежами эпох по примерным началам первых формаций нового типа: -3000, -1000, 500, 1500, 2000 годы (последняя дата – мой марксистский взгляд на ближайшую историческую перспективу). Но еще удобней будет примерная арифметическая прогрессия. Например, Средние века удобней начать с 600 года, когда первые феодальные трансформации завершались в Иране, на северо-востоке Франции, севере Италии, большей части Пиренейского полуострова, разворачивались в Англии, Юго-Западной Германии и очень значимо в Византии и Китае. Примерно тогда с Гуптами значимо завершился классический рабовладельческий строй в Северной Индии. И от этой даты удобно отсчитывать историю ислама и арабских завоеваний, перечеркнувших прежние перспективы Ирана, Византии и др.. Для Нового Света целесообразно выделить эпохи доколумбовую (“азиатская формация”) и послеколмбовую. Более детальная эпохальная разбивка по этапам формаций не имеет признанных прообразов. Но полезно понимать формационную суть признанных эпох. Например, Возрождение – эпоха культуры в основном позднего феодализма Западной Европы, империализм – мировая эпоха доминирования стран перезрелого капитализма и т. д..

     Эпохи – почти всегда в рамках регионов (и границы регионов – в рамках определенных эпох). Выразительный узор составили большие регионы Старого Света середины Средневековья. Европейский регион – на природной основе лесов (от субтропических до тайги), спаянный давней историей европейских (больше индоевропейских) народов, наследием греко-римской античности и христианством. Ближневосточный регион – на природной основе пустынь и оазисов (включая большие, типа долины Нила), спаянный наследием эллинистического мира и арабскими завоеваниями, исламом. Южноазиатский регион – на природной основе тропических лесов, спаянный индийским влиянием. Восточноазиатский регион – на природной основе европейского типа, но в максимальном удалении от Европы, спаянный влиянием Китая. К этому “поясу цивилизаций” в первом приближении еще: Евразийский регион степей с доминирующим тюркским этносом и языческой культурой; Североазиатский регион тайги и тундры многих этносов и архаической культуры; Черная Африка. В самом первом приближении регионами около 1000 года можно принять Новый Свет, Австралию, Океанию. Каждый названный регион был формационно разнороден (менее других – исключительно первобытная Австралия). Относительная этно-природная однородность регионов позволяет принять их этно-природные особенноти константами, от которых можно отвлечься. С тем регионы можно разбить на подрегионы, достаточно однородные формационно. Компактная группа пионеров перехода к феодализму – северо-восток Франции, север Италии, большая часть Пиренейского полуострова, Англия, юго-запад Германии – составили Западную Европу. Перешедшие к феодализму позднее юг Франции и юг Италии с Пьемонтом и Островами, Византия (первоначально с Малой Азией) составили Южную Европу. Социально однородный исходный славянский регион, с позднее онемеченными и омадьяренными областями, с Данией, стал основой Центральной Европы – под определяющим влиянием Западной Европы. Скандия образовала Северную Европу. Регион южных славян и восточно-романского этноса стал основой Балканского региона – под определяющим влиянием Византии. Наименее подверженная влиянию древних центров цивилизации Русь стала основой Восточной Европы. Формационно невыразительные, этнически и культурно разнородные тундровое побережье Европы, таежное Приуралье, степное Причерноморье составили Порубежный подрегион Европы (остальные ее рубежи – природные: морские и океанские).

     Региональная разбивка со временем меняется. Швеция интегрировала в Северную Европу Финляндию, а восточная Германия в Центральную – Прибалтику. Покорение Сибири Россией ликвидировало самостоятельный Североазиатский регион. Монгольские завоевания разделили Евразийский регион на тюркскую (позднее исламизированную) и монгольскую (принявшую буддизм) части. Распространение ислама обособило части Южной Азии и Черной Африки. А Европейский регион расширился экспансией Западной Европы за Океан и России за Урал. Внутри Европы мусульманские завревания временно отделили Пиренейский полуостров (и отделили навсегда от Европы Малую Азию). Реконкиста вернула Пиренейский полуостров (кроме Арагона, формационно бывшего ближе странам Юго-Западной Европы) в Западную Европу. Позднее сложные процессы середины второго тысячелетия “опустили” Кастилию и Португалию – как и север Италии – в Юго-западную Европу, но “подняли” в Европу Западную юг Франции. Турецкие завоевания интегрировали в Балканский регион Грецию. С тем Южная Европа закончилась – на примерно ее территории образовались католическая Европа Юго-Западная и Балканский регион. Россия вобрала в себя Порубежный подрегион.